Киркегорд, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ...

 001   002   003   004
В начало текстаВ конец текста
► Киркегорд. – Серен Обюе Киркегорд или как обыкновенно называют в его Дании, Серен Киркеюрд – в отличие от его брата Петра Христиана Киркегорда, бывшего епископом ольборгским, – выдающийся датский богослов, философ и моралист, который вызвал в свое время сильное движение в обществе своими сочинениями и влияние которого до сих пор отражается на многих сторонах церковно-общественной жизни, Дании и, может быть, еще надолго будет удерживать свою силу в будущем. Оригинальный во всем – в своей внешности, в образе жизни, в складе ума, в манере писания и развития своих идей – Киркегорд оставил после себя около 30 томов своих сочинений, составляющих, по признанию датских критиков и биографов, „целую литературу в литературе“, по своей своеобразности, глубине, искренности, пленительности и возбудительности не находящую себе равной в какой-нибудь другой литературе, и для постижения которой нужна серьезная работа „чуть не подвиг ценой жизни“. В настоящее время интерес к нему пробудился с новой силой, и его произведения особенно усердно изучаются в Германии.

Серен Киркегорд родился в Копенгагене 5-го мая 1814 г. Отец его был человек с недюжинными природными способностями, который, благодаря собственному труду и энергии, выбился из бедности и сделался богатым купцом Копенгагена. Он был строго религиозного направления, несколько тяжелый и своеобразный в жизни и имел большое влияние на своего сына Серена. В молодости отца был один случай, оставивший неизгладимое впечатление на всю его последующую жизнь; а именно: пася овец в одном из пустынных мест Ютландии, он однажды, измученный холодом и голодом и тоскою одиночества, взошел на холм и „произнес хулу на Бога». Этого случая он никогда потом не мог забыть, и не смотря на свое последующее внешнее благополучие, он всегда был задумчив, – точно у него камень лежал на душе и он чувствовал на себе гневную руку Божию... Сына своего отец старался воспитать „в страхе Божием» и в строгой религиозности. Впоследствии Серен Киркегорд, узнавший эту роковую тайну жизни отца, не раз выражался, что „в долголетии отца – прожившего до 82 лет – и в его внешнем благополучии он видит не благословение Божие, а скорее проклятие». При чтении же сочинений С. Киркегорда невольно навязывается то впечатление, что представление „о Боге любви и милосердия», у него как бы пересиливается представлением о Боге – Судии и Мздовоздаятеле, о Боге, „живущем во свете неприступном», мысль о Котором должна вызывать „священный ужас» и благоговение.

Родившийся от довольно престарелых уже родителей (отцу его было тогда 57 лет, а матери 45) , – Серен Киркегорд был мальчиком слабого, болезненного телосложения и не по детски был серьезен, задумчив и самозаключен: „я никогда не был ребенком» – говорил он сам о себе. Но в его тщедушном теле скрывались большие дарования, ясный глубокий ум и необыкновенно богатая творческая фантазия. Развитию последней, вероятно не мало спобствовала оригинальная система его домашнего воспитания. Так, его отец часто вместо того, чтобы пустить ребенка погулять, проделывал с ним своеобразные прогулки по комнатам своего дома, представляя и рассказывая своему сыну, что они идут не через комнаты, а по такой или иной улице, что мимо них проезжают экипажи, омнибусы, что на улице, происходит такая-то сцена, что они встречают такого-то знакомого, расклавиваются с ним, разговаривают и т. д., – и все это, с такою живостию и правдоподбностию, что после какой-нибудь получасовой ходьбы по комнатам сын чувствовал утомление, точно он действительно прошел несколько верст по городу среди шума и гама уличной толкотни. Сын скоро вошел во вкус подобных прогулок и сам начал подражать отцу в фантазировании, так что, наконец, прогулки их стали принимать характер соревнования между отцом и сыном на почве изобретательности и живости фантазии. В школе Серен Киркегорд резко выделялся среди других своею замкнутостию. Он не принимал участия в детских играх товарищей, а на нападки и издевательства со стороны последних всегда отвечал такою едкою остротой в насмешкой, которые иногда приводили его к рискованному положению становиться предметом кулачной расправы. Здесь нельзя не видеть у мальчика зачатка того юмора и иронии, которыми так блещут его произведения. Перейдя в Университет, С. Киркегорд поступил на богословский факультет. Занимаясь чтением древних святоотческих назидательных творений, он одновременно с тем углубился теперь в чтение и изучение греческой философии в мифологии, немецких философов, в особенности Гегеля, и романтической поэзии. История мало интересовала Киркегорда. Он не чувствовал особой склонности и к точным и естественным наукам. Подобна Сократу, он признавал, что „люди интереснее, чем деревья “.
 001   002   003   004
В начало текстаВ конец текста

Источник текста

Вам может быть интересно:

дикая свинья | гагарин литография мюнстера xix ргб | кошка дикая | греча дикая | дикая рябина |
Постоянная ссылка: Киркегорд, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - профессор Александр Павлович Лопухин
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера