> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Формирование чина Великого входа и его богословское осмысление в ...

 001   002   003
В начало текстаВ конец текста
Формирование чина Великого входа и его богословское осмысление в византийской традиции. Часть 3 1. 4. Каждение и умовение рук на Великом входе Каждение В современной практике существует некоторая двойственность относительно чина каждения на Великом входе. Согласно русскому (а также и сербскому) Служебнику, диакон благословляет кадило у предстоятеля, затем кадит престол с четырех сторон, жертвенник, алтарь, иконостас, священников и молящихся [1]. Греческие указания относительного этого каждения разнятся, предписывая совершать его иногда священнику, иногда диакону (священник в это время читает молитву «Никтоже достоин») . Впрочем, необходимо отметить, что в настоящее время у греков все же преобладает обычай совершать каждение священнику [2]. Русская практика здесь сохранила более древний порядок богослужения: в большинстве греческих XI–XIII веков и славянских источниках каждение совершает именно диакон. Диаконское каждение, как более древнее, признается и некоторыми современными греческими служебниками [3]. По какой причине возникло такое разногласие в указаниях? Дело в том, что первоначально каждение совершал священнослужитель, который принимал участие в процессии Великого входа, но не переносил святые дары. Например, в Святой Софии, где было достаточно клириков для распределения богослужебных обязанностей и где пресвитер (как сегодня епископ) пока еще не принимал участия в процессии, это мог быть архидиакон или один из диаконов [4]. Но в тех храмах, где диакон был всего один и дары должен был переносить он, каждение на Великом входе приходилось совершать пресвитеру.

Со временем торжественность обряда Великого входа все более увеличивалась, и практика священнического каждения в этот момент литургии стала в Греческой Церкви общераспространенной и узаконенной, даже когда насущной потребности в этом не было. Русская Церковь в этом отношении сохранила более древний обычай.

. Естественно предположить, что столь сложный чин каждения на Великом входе не был изначально бытовавшей практикой. Скорее напротив, порядок каждения был более простым. Например, один из самых ранних источников, упоминающих о каждении на Великом входе, – «О церемониях» императора Константина Багрянородного – дает следующий чин. Когда священнослужители с дарами останавливаются на солее, подходит архидиакон и кадит императора, патриарха и святой престол. После чего дары вносятся в алтарь. Таким образом, обряд каждения в ранний период отличался простотой даже в составе патриаршего богослужения. Подобным образом, большинство ранних источников говорит о каждении в конце Великого входа только даров, престола и, как правило, священнослужителей

В конце концов каждение на Великом входе стало по чину практически одинаковым с другими каждениями на литургии: оно стало начинаться с каждения всего алтаря и было дополнено каждением иконостаса, хора и молящихся [8]. Современные служебники предписывают диакону во время каждения читать про себя псалом 50, а также «покаянные тропари, елика изволит» [9]. Причем, по греческому чину диакон читает псалом до стиха: «Жертва Богу дух сокрушен» [10], без сомнения, потому, что последние два стиха позже прочитает священник после того, как покроет святые дары.

Вообще псалом 50 наиболее часто предписывается служебниками для чтения во время каждения на Великом входе. Кроме этого, встречаются указания читать и другие покаянные тропари, например «Помилуй нас, Господи». В праздник Святой Пасхи помимо псалма 50 диакон также может читать «Воскресение Христово видевше» [11]. Все эти тексты являются сравнительно поздними добавлениями и не указываются в древних источниках. Умовение рук Одно из первых свидетельств об умовении рук во время литургии содержится в 5-м тайноводственном поучении святителя Кирилла Иерусалимского: «Итак, вы видели диакона, подающего умыться иерею и пресвитерам, окружающим жертвенник Божий. Но совсем не ради телесной скверны подавал он воду, не для этой причины. Ибо мы с плотскою скверною не входим в Церковь. Но умовение знаменует, что надлежит вам очистить себя от всех грехов и беззаконий. Ибо как руки суть образ деяния, то чрез умовение оных изображаем чистоту и непорочность деяний… Итак, умывать руки значит быть неповинным осуждению за грехи. Потом вопиет диакон: “Обымите друг друга, и друг друга целуем”» [12]. Среди некоторых западных ученых существует версия, что умовение рук происходило после отбора из народных приношений веществ для совершения таинства. Умовение было необходимо, так как руки у пресвитера были испачканы. Теория эта, конечно, не находит себе подтверждения. Во-первых, руки умывали только пресвитеры, в то время как выбирать приношения было делом диаконов. Во-вторых, святитель Кирилл (как и Дионисий Ареопагит) специально указывает, что это действие вовсе не имеет практического, а лишь исключительно символическое значение.

Умовение рук происходит сразу перед целованием мира – в творениях святителя Кирилла нет упоминаний о перенесении даров.

 001   002   003
В начало текстаВ конец текста

Источник текста

Вам может быть интересно:

воздвижение креста | воздвижение креста господня | филофей коккин | воздвижения креста господня | алавердский собор честь воздвижения креста господня |
Постоянная ссылка: Формирование чина Великого входа и его богословское осмысление в византийской традиции. Часть 3 Православие.Ru
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера