«Вся деятельность отца Венедикта была пронизана поиском воли Божией» ...

  001   002   003  004 
В начало текстаВ конец текста
Просто так отец Венедикт ничего говорить бы не стал... Так мы и не поехали. Кто знает, какие там ухищрения были подстроены диаволом, и что Господь отцу Венедикту открыл. Зная, что отец наместник ищет волю Божию всегда и во всем, братия его и не решалась ослушаться.

Послушание – один из монашеских обетов. Его сложнее всего исполнить, так же как сохранить целомудрие даже в мыслях и ничего не иметь ради Бога. Не напрасно же святые отцы именно сии три добродетели вменили в высоту иноческого подвига. Отец Венедикт зорко хранил братию по всем этим трем фронтам. – Часто приходилось слышать о нестяжательности отца Венедикта, его помощи самым разным людям, – теперь многие вспоминают, как он кому помог. – Да, сам он был крайне нестяжателен. К рукам отца наместника ничего не прилипало. Если что и дарили ему, он тут же все раздаривал дальше. Мог специально, как-то провидя сложности у кого-то, вызвать к себе человека, сидеть с ним беседовать на отстраненные темы, потом вдруг, уже прощаясь, как будто невзначай поинтересоваться: «У тебя же операция будет? » – «Да, батюшка, помолитесь». – «Но она денег стоит? » И, удостоверившись, что нужда действительно есть: «На, вот возьми», – протянет, не глядя. А это оказывалась как раз та сумма, которая покрывала расходы.

Молился, пытаясь понять, о ком какая воля Божия, в каком направлении надо человеку идти Он вообще о многих даже трудниках, более-менее постоянных паломниках знал, кто как живет, у кого какая судьба. Не только братию, а вообще уйму народа вмещал в свое сердце, молитвенно, – да и не только молитвенно, – опекал. Молился, пытаясь понять, о ком какая воля Божия, в каком направлении надо помочь человеку идти.

В обитель он принимал даже глубоких старчиков, если по молитвенном рассуждении чувствовал, что человек имеет желание смиряться, усердие к молитве, ревность к богослужению. Я знаю, что даже на Афоне в общежительные монастыри стараются после 50-ти не принимать: мол, зачем пришел, чуть-чуть потрудишься, а потом за тобой уход нужен. В том, как поступал отец Венедикт, тоже проявлялось его милостивое сердце. – Без милости, известно, Богу угодить невозможно. – Да. Кстати, у его гроба я видел многих из тех, кто в свое время даже покинул Оптину. То есть у них не осталось ни обиды, ни ропота на наместника, – иначе бы они не пришли проститься с ним.

За ворохом листвы, во время осени его жизни опавшей, они смогли прозреть ту цельную громаду его крепкого, укорененного в святоотеческой глуби, духа, простирающего свои побеги в выси, для многих из нас недоступные.

В основном многие из покинувшей нас братии и сейчас в монашестве они ушли не в мир, а просто перешли в другие, менее экстремальные, как им, может быть, тогда казалось, обители.

С отцом наместником Несмотря на то, что от «евлогианского» набора тех сорока человек, кто был призван при отце Евлогии (Смирнове) , потом возглавившем Владимирскую кафедру, в нынешней братии осталось всего пятеро, отец Венедикт смог собрать удивительно цельное, единое по духу братство.

Что бы там ни говорили про его горячность, он всегда был чрезвычайно аккуратен в словах. Мыслил их какую-то сущностную глубину. Бывало, скажешь что-нибудь при нем. «Что ты сказал?! Ты только подумай: что ты сказал?! » – тут же вразумит. Или напишешь. «Что ты тут написал? – вызывает, возвращая бумагу. – Переписывай».

Поэтому он и не любил разговоров на мирские темы. Уж очень легко тут согрешить, сказать слово, ненужное Богу.

Ни на что, не имеющее у Бога цены, он понуждал себя и нас не размениваться Ни на что, не имеющее у Бога цены, он понуждал себя и нас не размениваться.

Он был очень внимателен к людям. Не подавлял личность другого человека, не требовал от монахов быть своей копией. Ценил внутреннее своеобразие каждой души. Всматривался, о каждом молился. «Нет, вот, а этот брат? – помню, бывало, обратит внимание Духовного собора. – Он ведь такой-то, тяготеет к тому-то. Давайте дадим ему возможность? » – это если, допустим, кто-то к большему молчанию стремится, к уединенной скитской жизни, или желает молиться по ночам.

Неравнодушный, заботливый пастырь! Эти его хлопоты простирались, между прочим, не только на братию. Он помогал матерям, оставшимся без попечения после ухода сына в монастырь. Просто одиноким старикам, многодетным семьям. Монастырские поля засеивались всегда, по его благословению, с лихвой. После уборки урожая картошки собранное развозили машинами: и в Московскую духовную семинарию, и в приюты, и в богадельни. Да и просто нуждающиеся могли всегда прийти к наместнику, написать прошение на оказание помощи.

Сохранять себя в рамках, возгревающих сердце любовью Отец Венедикт часто вспоминал, как в годы его юности экономить приходилось буквально на всем. Также и братию учил не распускаться, довольствоваться самым малым, не наглеть. Сохранять себя в рамках, возгревающих сердце любовью. Мы очень долго уговаривали, помню, его пересесть на иномарку, а он все на «Ниве» да, если на дальнюю межгородскую дистанцию, на «Волге» ездил. Для этих раритетов после 1990-х годов уже и запчасти-то найти было трудно, а он все старался этими «средствами передвижения» довольствоваться.

Ряса у него ходовая постоянно с заплатками была. Да разве что еще одна висела в келлии праздничная, для богослужений, и еще приберегал специальную для приема гостя уровня Святейшего. У нас и у простых иеромонахов облачений больше! Когда отец наместник преставился, к нему в келлию после погребения братия собралась, как водится, взять каждому что-то на память, – а разбирать-то и ничего!

У него, кстати, даже иконы были наперечет, буквально несколько образов в его молитвенном уголке, который мы решили сохранить в неприкосновенности. Он даже говорил, что множество икон рассеивает при молитве. Погребение – Как он еще учил внутреннему сосредоточению? Новоначальным иногда советуют руками, например, при ходьбе не размахивать, – могут и еще какие-то даже касающиеся чисто внешнего поведения приемы подсказать... – Наставлял: идешь, монах, по монастырю, увидел – какая-то дощечка лежит, возьми ее, найди ей место, приспособь. Во всем во святой обители рачительность должна быть. Такая бдительная исправность вообще настраивает человека и на внутреннюю собранность. – Как отец Венедикт служил? – О, это надо видеть его за богослужением! Как горел и был неотмирен тогда его взор, парящий где-то далеко-далеко, поверх всего, во что в другое время он так заботливо вдумывался. Все остальные вопросы на службе отходили для него не на второй, а на какой-то сотый-тысячный план, – так высоко он мог подниматься духом. Этого невозможно было не восчувствовать.
  001   002   003  004 
В начало текстаВ конец текста

Сто пятьдесят три рыбы


       В этой книге исследуется научным методом число сто пятьдесят три, которое было применено Иисусом Христом к ловле ста пятидесяти трёх больших рыб Апостолами. Каждое Слово Иисуса Христа не может быть бессмысленным и ни о чём, а, равно как и улов по Его Слову.

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

вся деятельность отца венедикта была пронизана поиском воли божией |

Предыдущий текст

Источник текста


Постоянная ссылка: Вся деятельность отца Венедикта была пронизана поиском воли Божией» Православие.Ru
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера