Катехизис | Катехео

  061   062   063   064   065   066   067   068   069   070  071   072   073   074   075   076   077   078   079   080   081
В начало текстаВ конец текста
Мы когда молимся; то сколько пред собою разложим книг, сколько наговорим речей, а еще так, что других уши заглушаем; сколько пустых изгибов, сколько наружных всхлипов, сколько суеверных воздыханий, сколько проворных поклонов? А то не знаем, что ежели кто сердечно молится Богу, то не можно тому много говорить, для того что сердце его так прилепится к Богу, что он весь станет будто вне себя. О сердце, которое жар Анны в такой восторг приводил! О молитва, которая так сильно вяжется с Богом! Что ж? Когда мы в таких молитвах не только не пребываем, но еще и за глупость почитаем, ежели бы кто так утвержденным телом стоял, такими молился устами. Не миновала сего поношения Анна. Илий Архиерей, видя, что она так безгласно с одним движением молится, очень неправедно пьяной ее назвал. Пьяна, Архиерею святой, Анна, да не вином; но упоена внутренним Духа Святого услаждением, и присутствием благодатным, и сие причиною, что Анна вся вне себя ставши только свои уста двигала, а глас ее не слышался. Вот живой молитвы образ, по которому кто точно поступает, тот знает Бога, и знает того Бог. А кто устами исповедает, сердце же далеко отстоит от Него: то такой не знает Бога, и не знает такого Бог. И сколько же ныне таких богомольцев, которые свою мольбу в наружности поставляют! Молитва, которая бывает сердцем, приводит человека своею горячностью в восторг: восторг же тот делает, что мы ставши как вне себя, и язык бы двигать позабыли. А нам уже нельзя, чтоб своим не проворить языком, и чтоб телесные глаза от всех видимых отвлекши, одними только душевными глазами быстро Бога созерцать. А сие когда праведно так; то сколько мы недостойны Божией милости: сколь далеко отступили от Бога; отступили сердцем. О где ты, Давиде? и где твой заступник, на которого ты во всяких нуждах надеяться обык? Давидов заступник есть Бог, к которому он как к каменной горе прибегал: а мы когда и в какие нужды попадясь, то людских ходатайств ищем, к подобострастным нам прибегаем; и в самых нужных случаях смертного человека просим защиты. И так видим, сколько мы достойны Божьей милости; когда в самом главнейшем состоянии так на оба колена храмлем, и самую дражайшую вещь такими неисправностями попортили; да еще так, что упадши и восстать не хотим. Уязвленных нас от грехов поднять некому: когда Левит мимо нас идя презирает, то есть: священнический собор дремлет, или храпит, упивается, толстеет, объедается, на оба уха спит, прохлаждается, все свое звание почитает в том, ежели должность наружного служения исполнит, ежели к своему прибытку своих овец подольстит, ежели себя обходительным покажет, ежели внешний свой добре расправит стан. А чтобы душевно, и как прилично пастырю, о своих овцах постараться, то есть, как Священное Писание говорит падшего восставить, уязвленного обязать, немощного излечить, заблуждающего на путь вознести; то сие редко увидим. Да как и можно некоторым за так знатное приниматься дело, то есть, за спасение наше, когда недостаточное рассуждение имеют, когда и самого отроческого учения, то есть Катехизиса, не знают, да и не хотят знать, которым Священное Писание неизвестно, от которых Евангельское благовестие скрыто, которые, еще, своим невежеством хвалятся? Таким пастырям ежели какая последует овца, то не попадет ли в тую же яму; в которую и пастырю от своей слепоты впасть надобно? Все такие пастыри, по слову пастырей начальника Христа, не прямыми воротами в пастырство взошли, но от инуду перелезли; что собственно есть татям и разбойникам ( Ин. 10: 1 ) . Такие-то пастыри! но овцам нравятся. Для чего? Для того, что их нраву. Они их с свободностью не обличают, безумие не поносят, упорность овец не иссекают, по своей власти их не водят; но сами водятся от них. Почему тот пастырь, который бы свое священническое употребив дерзновение, стал их властительски от зла удерживать, а советовать добро; укорять безумие, а насаждать разум; искоренять суеверства, а проповедовать богознание: такой, говорю, пастырь, знаю, сколько бы им по сердцу был. Они, Христовым словом заключить, не любят света, понеже дела их злы ( Ин. 3: 20 ) . И так не знаю, кто более достоин казни: овца ли, которая такого хочет пастыря: или пастырь, который столько овец на свои несчастливые принимает руки, и которому за овец кровью должно платить? Однако то известно, что и овцы и пастыри грешат.
  061   062   063   064   065   066   067   068   069   070  071   072   073   074   075   076   077   078   079   080   081
В начало текстаВ конец текста

Сто пятьдесят три рыбы


       В этой книге исследуется научным методом число сто пятьдесят три, которое было применено Иисусом Христом к ловле ста пятидесяти трёх больших рыб Апостолами. Каждое Слово Иисуса Христа не может быть бессмысленным и ни о чём, а, равно как и улов по Его Слову.

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

катехизис |

Источник текста


Постоянная ссылка: Катехизис | Катехео
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера