> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Средневековая дипломатия в Москве - ЕлицыМедиа

  001  002 
В начало текстаВ конец текста
Поэтому вес подарков учитывался, когда наши государи отдаривали послов, дары со стороны русского государя ни в коем случае не должны быть менее ценными. Цену иноземных серебряных даров пересчитывали на цену «мягкой рухляди», в первую очередь соболей. Европейским монархам дарили столько соболей, сколько серебра привезли их послы. Часто ответный дар бывал дороже. Многие из западноевропейских даров выставлены в собрании Государственной Оружейной палаты.

О пожатии руки русскому государю послам давали разъяснения, что руку монарха нужно держать бережно, а не мять и трясти её, как делают немцы.

С оружием во дворец не допускали. Шпаги послы оставляли на подворье, где жили. А жили зарубежные посланники в разных домах. До середины XVII века у англичан был свой двор, на Варварке. Других же посланников часто размещали на Ильинке, поблизости от Кремля. В документах записан случай, когда послов поселили на подворье одного из митрополитов, когда того не было в Москве. Посланников Крымского хана в Москву не пускали, селили за Крымским мостом.

Принимали послов обычно в праздничный день – воскресенье, или другой религиозный праздник. По обеим сторонам улицы рядами стояли стрельцы и посол шёл вдоль этого ряда. На подушке впереди него несли верительные грамоты, чтобы наш государь видел, что к нему идёт не самозванец, а посол дружественной (или враждебной) державы.

Приёмы обычно проходили в Грановитой палате Кремля. Иногда – в других покоях дворца, они располагались примерно на месте Георгиевского зала нынешнего Большого Кремлёвского дворца.

Сажали послов за один стол вместе с государём. Во время пиров один стол стоял перпендикулярно царскому. Его называли «кривой» стол, потому что он стоял не в одну линию, а «криво». И если посол оказывался за таким «кривым» столом, то всем было ясно, то попал он в немилость и переговоры провалены.

По свидетельству зарубежных источников, с русскими дипломатами за границей было крайне тяжело вести дела. Во-первых, потому что они не знали иностранных языков. Во-вторых, потому что они НЕ БРАЛИ никаких ВЗЯТОК. (Как ни парадоксально это звучит сейчас, но русские послы за границей были неподкупны. У себя в государстве чиновники вели себя по-другому. Как-то раз разъяренный Петр I ворвался на заседание сената, узнав о казнокрадстве сенаторов, крича: «Всех повешу! » На что, вставший с места генерал-прокурор Сената, Павел Ягужинский, ответил: «Помилуйте, Петр Алексеевич, Вы останетесь без подданных, если казните всех воров! ») . В таком раскладе зарубежная дипломатия и другие «заинтересованные лица» оказывались бессильными, они не знали, как «умаслить» посла, с какого бока к нему подъехать, «дела с русскими вести было из-за этого крайне трудно» — свидетельствовали документы европейской политики. Нашего дипломата Афанасия Лаврентьевича Нащокина, служившего во времена Алексея Михайловича (середина XVII века) в Европе называли русским Ришелье, настолько от был твёрд, стоек, упрям и несгибаем.

Случалось, что послов приглашали на тайную аудиенцию в Теремной дворец, и это считалось большой честью и удачей дипломатии.

Ход всех переговоров записывали в свитки и хранили в особых сундуках. Такие документы дают много материала для историков. Все грамоты составлялись в четырёх экземплярах. Также, если договоры заключались с христианскими странами, то приносилось крестное целование, то есть стороны обещали нерушимо хранить условия договоров.

После подписания необходимых документов, послам нередко показывали Москву. Возили на Воробъёвы горы, в Коломенское. Однажды, уже на склоне лет, Иван Грозный показал послам царскую сокровищницу. Часть предметов из неё сейчас хранится в коллекции Оружейной палаты.

Заключительным этапом пребывания посла в Москве была последняя аудиенция, где ему вручались личные подарки от государя. Сигизмунд Герберштейн дважды побывал в Москве во времена Василия III и был настолько был доволен и горд пожалованной от царя шубой, что даже заказал несколько портретов в этой шубе.

Обратный путь, обычно, был тот же, по которому и въезжали в страну. По возвращении «из посольства» дипломаты писали отчёты. Часто эти отчёты издавались отдельной книгой и служили интересным источником знаний о далёком государстве.

Через несколько месяцев наши послы отправлялись с ответным визитом к зарубежным монархам. Дипломатический этикет всегда требовал ответного визита. Но одной из задач ответного посольства было проследить, как на самом деле выполнялись условия договора.

В XVI веке, во время правления Ивана Грозного, его современница, английская королева ЕлизаветаI изволила принимать русских послов не во дворцовых покоях, а в королевском саду. Такое отношение к послам дружественной державы на Руси сочли оскорблением. Следствием стала длительная дипломатическая переписка с извинениями английской стороны и объяснениями, что этот сад на самом деле является продолжением покоев Её Величества, находится во внутреннем дворе королевского дворца, считается продолжением самого дворца королевы и никакого отношения к огороду не имеет.

В XVIII веке в дипломатии прижились уже совсем другие правила и принимать посла, прогуливаясь по парку, стало обыденным делом. Визиты уже стали разделяться на официальные и неофициальные.

Неофициальные визиты могли наносить и сами царственные особы, в этих случаях они не объявляли своего настоящего имени. Например, Петр I путешествовал по Европе под именем «урядника Петра Михайлова», а его правнук Павел, соблюдая инкогнито, под именем графа Северного.

Дипломатия всегда была делом тонким и история соблюдения посольского этикета пестрит курьёзами. Израиль послал негодующую ноту некому арабскому государству за то, что посол «земли обетованной» был принят не должным образом, а сидя на низком диванчике. В таком положении колени израильского дипломата оказались почти на одном уровне с головой. За такое отношение к представителю страны, мирное сосуществование двух государств оказывается на грани разрыва. Надо думать, арабы намеренно приняли посла столь неуважительно, чтобы продемонстрировать истинное отношение к государству. Но это уже вопросы современной дипломатии, далеко отстоящие от реалий XV — XVII веков.
  001  002 
В начало текстаВ конец текста

Источник текста

Вам может быть интересно:

лицевого летописного свода | летописного лицевого свода | алексеем михайловичем | алексее михайловиче | оружейной палате |
Постоянная ссылка: Средневековая дипломатия в Москве - ЕлицыМедиа
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера