Источник текста

Александрийский цикл и православная пасхалия: временное и вечное — Церковь и Время


Игумен Вассиан (Бирагов) , Л. М. Кузнецова Александрийский цикл и православная пасхалия: временное и вечное В статье рассматривается процесс становления православ­ной пасхалии на основе александрийской. Опираясь на работы профессоров Д. А. Лебедева и В. Болотова, авторы реконст­руировали 19-летний александрийский лунный цикл, а также ис­следовали соотношение времени наступления Пасхи с днем ве­сеннего равноденствия и с моментом астрономического полно­луния. Приведены исторические сведения о пасхальных разногла­сиях времен Никейского Собора и указаны причины их возникно­вения. В онтологическом плане рассмотрено, какое влияние ока­зало на пасхалию и ее окончательное становление введение ви­зантийской эры от сотворения мира.

Ключевые слова: Пасха, пасхалия, александрийский (сирийс­кий) лунный цикл, Великий Индиктион, византийская эра.

Посвящается памяти игумении Варвары Эповой (ум. 2003) , настоятельнице (1989—1993) Спасо-Вознесенского женского монастыря на Святой Елеонской горе в Иерусалиме, указав­шей авторам направление в настоящем исследовании.

Мудрость и простота. Так можно охарактеризовать нашу православную пасхалию, в которой, по мнению авторов, со­единяется непостижимым образом временное и вечное. Более того, именно в пасхалии временное преображается в вечное.

При поверхностном взгляде на пасхалию возникает ряд вопросов, и в частности: как предполагаемая временная зави­симость православной пасхалии от астрономически перемен­ного дня весеннего равноденствия сочетается с вечным перио­дическим повторением Великого Индиктиона.

Чтобы получить ответы на этот и другие подобные воп­росы о согласовании временного и вечного в пасхалии, необ­ходимо в первую очередь обозначить ее основополагающие принципы. Их еще в начале XX века указал ученый с мировым именем, профессор, протоиерей, священномученик Дмитрий Александрович Лебедев

1. Он фактически сформулировал ос­новной закон православной пасхалии: «По правшам принятой у нас александрийской пасхалии, Пасха празднуется в первое воскресенье после 14-го дня луны, следовательно, в 15-21 дни луны циклического александрийского нисана». Мож­но сказать, что в этом законе отражается «принцип вечности» нашей пасхалии, т. к. вычисленные однажды по александрийс­кому циклу пасхальные границы, они же дни 14-й луны, пери­одически повторяются, не изменяясь, во всех Великих Индиктионах.

В предлагаемой статье мы попытаемся еще раз уяснить основные принципы александрийской, а значит, и православ­ной пасхалии. Рассмотрим алгоритм вычисления пасхальных границ по александрийскому циклу. Определим связь времени наступления Пасхи с полнолунием и днем весеннего равноден­ствия. Постараемся показать, при каких исторических обстоя­тельствах «временное» утратило свое значение в пасхалии, ус­тупив место «вечному». А главное, удивимся красоте, завер­шенности и даже «надмирности» нашей пасхалии, в рамках которой мы живем. В рассуждениях будем опираться в основ­ном на работу уже упоминавшегося выше Д. А. Лебедева «Из истории древних пасхальных циклов» [2], а также на труды профессора В. Болотова [3; 4].

Рассмотрим основные принципы александрийской пас­халии. По воззрению александрийских архиепископов, «хрис­тианская Пасха есть богоучрежденный ветхозаветный праз­дник Пасхи, лишь осмысленный в новозаветном духе». Поэтому, обосновывая свою пасхалию, по мнению В. В. Боло­това, они прежде всего «должны были опираться на бесспор­ный для всех христиан авторитет — Библию», а вся задача пасхалии состояла в том, «чтобы назначать этот день так, как назначали его во дни Иисуса Христа». Рас­сматривая библейские принципы для правильного вычисления времени Пасхи, В. Болотов отмечал, что оно «определяется одним и неизменным термином: в месяце авиве» и «можно считать, что авив значит месяц зреющих колось­ев». Поэтому древние евреи, которые в дни Иисуса Христа отмечали Пасху по лунному календарю, признавали за пасхальный нисан (более позднее название месяца авив) тот месяц, к полнолунию которого в окрестностях Иерусалима мог созреть ячмень, чтобы, по предписанию Библии ( Лев. 23, ΙΟ­Ι 6, Втор. 16, 9 ) , принести Господу первый сжатый «сноп воз­ношения». Необходимо заметить, что новый ячмень в Палес­тине не созревает до равноденствия, следовательно, до равно­денствия нельзя праздновать Пасху

Александрийский цикл фактически воспроизводит ос­новные черты лунного древнееврейского календаря времен Иисуса Христа. В этом календаре год определялся фазами луны и временем ее обращения вокруг земли. Каждый месяц начинался новолунием, а на 14-й день приходилось полнолу­ние. Месяц имел то 29, то 30 дней. В первом случае он назы­вался неполным, во втором — полным. Год, содержащий шесть полных и шесть неполных месяцев, считался правиль­ным. Первым месяцем церковного года был нисан, а граж­данского — тишри

3. Через каждые 2-3 года вставлялся до­полнительный месяц. При этом обычно руководствовались степенью зрелости хлебов к половине адара — месяца, пред­шествующего пасхальному нисану. Если к этому сроку яч­мень оказывался готовым к жатве, то следующее новолуние было первым числом нисана и началом нового года ( Исх. 12: 2 ) . В противном же случае старый год дополнялся вторым адаром — веадаром, и уже следующий месяц был нисаном [6; 7].

В александрийском цикле лунные ветхозаветные месяцы определены в датах солнечного (в нашем случае юлианского) календаря с помощью разработанного в 432 году до Р. Х. древне­греческим астрономом Метоном цикла, в котором для пасхали- стических расчетов приняты следующие допущения [1-5]: 1. 235 лунных месяцев

4равны 19 юлианским солнечным годам; это значит, что через каждые 19 лет юлианского кален­даря фазы луны приходятся на одни и те же числа.

2. 235 лунных месяцев составляют 19 лунных лет, из которых 12 считаются простыми и состоят из 12 месяцев (6 полных и 6 неполных) , а в 7 эмболимических годах добавляется еще один полный месяц. Благодаря этому простой лунный год, содержа­щий 354 дня, короче простого юлианского года на 11 дней, а эмболимический год—длиннее на 19, т. к. включает 384 дня. Встав­ка дополнительного 13-го месяца осуществляется по системе огдоада + эндекада: в первых восьми годах (огдоаде) эмболимическими являются 3, 6, 8-й годы, а в последующих одиннадцати (эндекаде) — 11, 14, 17, 19-й. Эта система, говоря современным язы­ком, минимизирует набег фазы луны, так называемую эпакту

5. 3. Все юлианские годы считаются простыми, т. е. всегда состоящими из 365 дней. При таком предположении сохраняет­ся разность в минус 11 (или в +19) дней между длительностями лунного и юлианского годов. Но на самом деле формально не учтенный лишний день високосного года изменяет реальную длительность лунного месяца, содержащего этот день, следова­тельно, и среднюю длительность лунного месяца в цикле.

4. В конце каждого цикла, при переходе к первому году следующего цикла, осуществляется так называемый «скачок луны». Это связано с тем, что 19 лунных лет содержат 6936 дней (12 простых по 354 + 7 эмболимических по 384) , а 19 юли­анских лет только 6935 (19 х 365) , т. е. на единицу меньше. Поэтому, чтобы уравнять годы по числу дней, последний лун­ный год цикла сокращается на один день.

6Диоклитиана — 29 августа 284 года. Как известно, выбор начального мо­мента отсчета — немаловажная задача в построении циклов, и создателями александрийской пасхалии он был определен дале­ко не случайно. Эта дата, во-первых, являлась днем нового не­подвижного солнечного александрийского года. Во-вторых, была днем новолуния, т. е. нулевой эпакты как непременного условия начала отсчета циклов. И, наконец, в-третьих, обеспечивала вме­сте с системой огдоада + эндекада выполнение условия: нижняя пасхальная граница в цикле совпадает с днем весеннего равно­денствия в тот период, а именно с 21-м марта.

Александрийский цикл, в реконструкции авторов ( по работам Д. А. Лебедева [2; 8] ) , представлен в таблице 1 (см. Приложение) . В ней указаны дни, на которые приходятся первые числа месяцев лунного ветхозаветного еврейского календа­ря. Счет дней в каждом солнечном году ведется с 29 августа, а лунных месяцев — с 1 тишри. Однако при этом необходимо по­мнить, что первым библейским месяцем лунного года считается нисан. В первый год начало нисана приходится на 207-й день от эпохи цикла, т. е. на 23 марта 285 года. Этой дате соответствует первая пасхальная граница — 5 апреля [3]. В каждом последую­щем году границы сдвигаются на 11 суток назад для простых годов или на 19 дней вперед для эмболимических, а при перехо­де к следующему циклу, из-за «скачка луны», на 12 суток назад. В результате все они лежат в пределах от 21 марта до 18 апреля включительно (эти числа называются нижней и верхней пасхаль­ными границами) . Следовательно, самая ранняя Пасха прихо­дится на 22 марта, а самая поздняя — на 25 апреля.

Итак, мы перечислили основополагающие принципы александрийской пасхалии и проследили за методом построе­ния александрийского цикла. В завершении этой части статьи необходимо рассмотреть еще два вопроса.

Первый — о соотношении пасхальных границ и време­ни астрономических полнолуний. В литературе часто встреча­ется утверждение, что наша Пасха празднуется после полнолу­ния. Однако уже в IV веке 14-я луна циклического нисана, пос­ле которой и празднуется православная Пасха (см. правило, сформулированное Д. А. Лебедевым и приведенное в начале статьи) , почти никогда не совпадала с астрономическим пол­нолунием. Последнее немного запаздывало и обыкновенно приходилось на 15-й или даже на 16-й день. А Пасха часто справлялась либо в день полнолуния, либо даже раньше [1]. Д. А. Лебедев объясняет это тем, что создатели александрийс­кой пасхалии с большой долей вероятности считали дни луны от истинного новолуния, а не от появления нового серпа на небе. В таком случае астрономическое полнолуние, которое в среднем наступает через 14 дней 18 часов, приходилось на 15, 16 нисана [2]. Со временем, наоборот, астрономическое полно­луние стало опережать пасхальную границу, т. к. средний аст­рономический (синодический) лунный месяц короче лунного месяца александрийского цикла примерно на 0, 00026 суток. Длительность последнего равна частному от деления числа солнечных суток в 19 юлианских годах (365, 25 х 19) на число лунных месяцев в этих же годах, т. е. на 235. В настоящее вре­мя истинное полнолуние опережает пасхальную границу при­мерно на пять дней и каждые 317 лет разность между ними увеличивается на одни сутки. Однако несмотря на то, что пас­хальные границы не совпадают с астрономическими фазами луны, необходимо заметить, что повторяемость александрийс­кого цикла подчиняется некоторому ритму, которому следу­ют и луна, и солнце, и все небесные светила.

Второй вопрос — о связи времени наступления Пасхи с моментом весеннего равноденствия, который, как известно, определяет астрономическое начало весны. Вопрос возникает потому что пасхальные границы александрийского цикла уда­ляются от этого момента, т. к. каждые 128 лет весеннее равно­денствие смещается относительно дат юлианского календаря на одни сутки от марта к февралю и в настоящее время прихо­дится на 8 марта. В конце XIX века В. Болотов показал, что весеннее равноденствие как фактор астрономический не явля­ется основным, вседовлеющим признаком александрийской пасхалии и не имеет для нее того важного значения, которое ему придавали сторонники григорианской реформы. По этому поводу он писал, что «в Священном Писании нет и самого сло­ва “равноденствие” Мало того, в Ветхом Завете нет даже слова “весна” Палестина лежит в полосе, где только два времени года: лето и зима». За зимою лето на­ступает почти без промежутка, и в еврейском языке отсутству­ет слово, соответствующее нашему понятию «весна». Время Пасхи, как уже не раз подчеркивалось, определено в месяце авиве (нисане) — первом месяце лунного ветхозаветного ев­рейского календаря. Поэтому и в александрийскую пасхалию весеннее равноденствие вносится «как величина производная», как необходимое условие нисана — месяца новых плодов [3]. Однако из этого условия отнюдь не следует, что Пасха должна праздноваться сразу же после равноденствия. Пояснение, что «ме­сяц новых» есть и «первый весеннего времени», — прибавка только в латинском тексте Библии ( Втор. 16: 1 по Vulgata ) , — оно отсут­ствует и в оригинальном древнееврейском тексте, и в Септуагинте — переводе 70 толковников.

Для определения сроков циклического нисана александ­рийцы руководствовались принципом: 14-й день нисана, пас­хальная граница, — не ранее весеннего равноденствия[2]. Ус­ловие «не ранее» означает лишь нижний предел для возмож­ных отклонений 14-й луны от весеннего равноденствия. А само отклонение, по утверждению В. Болотова, определяется раз­ностью между временем созревания ячменя около Иерусали­ма и наступлением весеннего равноденствия[3]. Природа Па­лестины наглядно подтверждает сохранение такой зависимос­ти с течением времени. Действительно, в III-V веках средняя разность между сроком созревания ячменя около Иерусалима и днем весеннего равноденствия была практически равна нулю. Это послужило поводом для создателей александрийской пас­халии считать день равноденствия нижней пасхальной грани­цей. Однако к началу XX века означенная разность составляла уже почти 20 дней, и время созревания ячменя около Иеруса­лима приходилось на апрель — начало мая нового стиля, когда обычно празднуется православная Пасха [3].

Таким образом, изложенное позволяет прийти к выводу о сомнительной правоте тех, кто утверждает, что александрий­ская пасхалия «основанана принципе, согласно которому Пас­ха должна совершаться в первый воскресный день после пер­вого полнолуния, следующего за весенним равноденствием»

7. Далее попытаемся показать, при каких исторических обстоятельствах временной, а именно астрономический, фак­тор утратил свое первоначальное значение для пасхалии. Дело в том, что ко времени создания александрийского цикла суще­ствовал более древний 19-летний лунный цикл, называемый сирийским, в котором не учитывался день весеннего равноден­ствия. Его придерживались в календарной практике иудеи и часть христиан, т. наз. протопасхиты, проживавшие в восточ­ных областях Римской империи: в Сирии, Киликии и Месопо­тамии. Причем, самые важные месяцы, в том числе нисан, у сирийцев и иудеев назывались одинаково. Поэтому они справ­ляли Пасху в одном и том же месяце — нисане сирийского цикла. Но протопасхиты, в отличие от иудеев, праздновали все­гда только в воскресенье. Обычно в этот день справляли Пасху и сторонники александрийской пасхалии. Однако два раза за каждые 19 лет праздник протопасхитов наступал на 28-35 дней раньше. В связи с этим приверженцы александрийского цикла упрекали протопасхитов в том, что они справляют Пасху вме­сте с иудеями прежде весеннего равноденствия.

В. Болотов в своих работах [3; 4] подробно рассмот­рел историю вопроса и показал, что главная причина пасхаль­ных разногласий того времени кроется в смещении александ­рийского цикла относительно сирийского. А оно, в свою оче­редь, обусловлено несогласованностью начальных моментов отсчета. Поясним этот тезис.

Александрийский и сирийский циклы построены по од­ному и тому же принципу, с использованием системы огдоада + эндекада и со «скачком луны» в конце цикла [2]. Однако эпо­ха сирийского цикла — 24 сентября, т. е. 1 тишри, — начало сиро-македонского лунного года и день осеннего равноден­ствия

8[3]. Соответственно в первый год 1 нисана приходится на 20 марта, а первая пасхальная граница — на 2 апреля. Таким образом, из-за разных моментов отсчета пасхальные циклы оказались смещены относительно друг друга (см. табл. 2 в При­ложении, в ней пасхальные границы сирийского цикла пред­ставлены в реконструкции Д. А. Лебедева)

9 (. Из таблицы 2 видно, что первый год сирийского цикла является четвертым в александрийском. Поэтому, если у алек­сандрийцев 8-й и 19-й годы считались эмболимическими, то соответствующие им 5-й и 16-й годы у протопасхитов — про­стыми. Следовательно, в эти годы пасхальные границы сирий­ского цикла, 19 марта и 18 марта, приходились раньше весен­него равноденствия. И праздник Пасхи справлялся почти на месяц раньше других Церквей.)

С точки зрения В. Болотова, для неподготовленных лиц всякие пасхалистические рассуждения в то время были достаточно трудными. Истинные причины, по которым прото­пасхиты праздновали свою Пасху «вместе с иудеями» и дваж­ды за каждые 19 лет почти на месяц раньше других Церквей, были неясными. Но такая практика отрицательно отражалась на репутации христиан. Получалось, что когда одни уже праз­дновали, другие еще постились. В этой ситуации желание убе­дить протопасхитов подождать остальных выглядит вполне естественным. Константин Великий призывал все Церкви прий­ти к согласию о дне празднования Пасхи. По его инициативе Никейский Собор (325 г.) рассмотрел вопрос о времени празд­нования Пасхи. Однако текст Постановления Собора не сохра­нился, но, по мнению В. Болотова, Никейский Собор воз­держался от каких-либо канонических прещений относитель­но протопасхитов. А вот отцы Антиохийского Собора (ок. 333 г. [3]) , которые почти все были из диоцеза Востока и каждый из них на практике был знаком с протопасхитством, не могли мириться со сложившейся ситуацией. Они подвергли протопасхитов ка­ноническим наказаниям как дерзнувших на утверждения, ве­дущие «к развращению людей и к возмущению церквей обособитися» 10, т. е. нарушать общее согласие и единство.

Но, как известно, правило, запрещающее справлять Пас­ху «прежде весеннего равноденствия с иудеями» 11, вызвало раз­личные его толкования и явилось причиной новых споров, в ча­стности, уже о самой дате весеннего равноденствия [3; 4]. В свя­зи с этим возникла опасность, что в погоне за астрономической точностью и из-за преувеличения роли временного фактора скро­ется смысл праздника Пасхи. Проблема разрешилась иначе: вре­менной фактор утратил в пасхалии свое первоначальное значе­ние. Это произошло благодаря введению в пасхалию т. наз. ви­зантийской (или константинопольской) эры от сотворения мира.

Одной из побудительных причин к ее созданию можно считать стремление соединить воедино события священной исто­рии в общей системе счета времени. Византийское летосчисление начинается с воскресенья 1 сентября 5509 года до Р. Х. и охваты­вает весь период достоверной исторической хронологии, что дает возможность датировать события в последовательном порядке [9]. Уже к середине VII века эра получила широкое распространение в Византии. Ей отдается решительное предпочтение и в церков­ной, и в хозяйственной жизни. Она просуществовала в Византии по меньшей мере восемь веков, затем перешла в Россию и сохра­нилась до наших дней в календаре Православной Церкви 12. По мнению Д. А. Лебедева, византийская эра была со­здана в Сирии, а точнее в Антиохии, и не позднее начала VI века 13, но корнями она уходит к временам, когда мир приуго­товлялся к воплощению Спасителя нашего Иисуса Христа [10]. «Августу единоначальсгвующу на земли», — поет Церковь накануне Рождества Христова, вспоминая исторические события, предшествующие приходу в мир Спасителя. К этому времени император Октавиан Август (63 г. до Р. Х. — 14 г. по Р. Х.) завер­шил гражданские войны в древнеримском государстве, начавши­еся после смерти Юлия Цезаря (102) 100 (г. до Р. Х. — 44 г. до Р. Х.) , и сосредоточил в своих руках власть. При Юлии Цезаре были созданы юлианский календарь (он стал государственным календарем с 45 года до Р. Х.) и ряд местных, т. наз. цезаревских эр, введенных на востоке в честь Юлия Цезаря по поводу посеще­ния им важнейших городов Востока. К их числу относится и ан­тиохийская эра, эпоха которой — осень 49 года до Р. Х. Именно эта языческая эра, освященная евангельскими событиями, в даль­нейшем была положена в основу христианской византийской эры. И такая преемственность далеко не случайна. Когда родился Иисус Христос, Иудея входила в сирийскую провинцию Римской импе­рии. «Центром Сирии и всего Востока была великая Антиохия на Оронте — город, имевший великое значение и в истории христи­анства: там впервые началась проповедь христианства язычникам; там был исходный пункт миссионерских путешествий апосто­ла Павла; там появилось впервые и самое имя “христиане”». Антиохийское летосчисление, возникнув во време­на исполнения Ветхого Завета, охватило не только весь период евангельских событий — от Воплощения Господа нашего Иису­са Христа до Его Крестной смерти и Воскресения, — но и вре­мя проповеди христианства, его распространения среди языч­ников. Поэтому антиохийская эра явилась как бы «предтечей» византийской эры — той общей системы счета времени, в которой стало возможным соединить воедино события Вет­хого и Нового Заветов; выбрать год и сами дни творения мира; определить даты подвижных и неподвижных праздников го­дового круга.

Д. А. Лебедев объяснил пасхалистическое происхожде­ние византийской эры от антиохийской. Он пришел к выводу, что эпоха византийской эры была подобрана таким образом, что с нее начинаются первые годы всех трех пасхальных цик­лов: лунного сирийского, солнечного антиохийского и 15-летнего хозяйственного цикла, так называемого индиктиона 14. При этом Д. А. Лебедев поясняет, что солнечный цикл на­зван антиохийским из-за того, что его первый год приходится на эпоху антиохийской эры, т. е. на осень 49 8 года до Р. Х. Промыс­лительно оказалось, что и 15-летний индиктион может быть на­зван антиохийским. Его первый год также приходится на первый год антиохийской эры, поскольку в промежуток (360 лет) между эпохой антиохийской эры и началом первого года индикгиона (312 3 год) укладывается ровно 24 пятнадцатилетних цикла.

Выбор трех пасхальных циклов для нахождения эпохи византийской эры является закономерным: он связан с мес­том происхождения эры. Кроме того, именно эти циклы, бу­дучи периодически продолжены назад во времени, определя­ют 5509 год до Р. Х. как общее начало отсчета циклов. При этом эпоха эры согласуется с приблизительным временем со­творения Адама (подсчитано по указанным в Священном Писании годам жизни праотцов и иудейских царей) , равного примерно 5700-5300 лет до Р. Х. 15. Почему же создатели византийской эры полагали, что год творения мира приходится на первый год всех трех цик­лов? Видимо, потому, что Пасха как главное событие хотя и установлена позже, но при сотворении мира была, безусловно, предопределена. Кроме того, и назначение светилам служить «в знамения и во времена, и во дни и в лета» ( Быт. 1: 14 ) дано Творцом при их создании. Значит, это служение, понимаемое как участие в счете времени по совокупности пасхальных цик­лов, началось с первого дня существования светил, т. е. с чет­вертого дня творения. Иначе циклы, оторванные от дней тво­рения мира, оказались бы несовершенными, и их необходимо было бы изменить.

Рассмотрим, каким же образом по совокупности пасхаль­ных циклов были определены условные дни творения мира.

Как известно, с помощью 28-летнего солнечного цикла определяется день недели любой даты юлианского календаря (28 = 7×4, где 7 — количество дней в неделе — умножается на четырехлетний период високоса) , и через каждые 28 лет одни и те же дни недели приходятся на прежние числа календаря. Так как счет дней в неделях везде был одинаков, то в пасхалистической практике 28-летние циклы, например, антиохийский и александрийский 16, оказались просто смещенными относитель­но друг друга. Причем, это смещение зависело лишь от выбора первого года цикла. В антиохийском цикле, как уже отмечалось, первый год приходился на первый год антиохийской эры.

К середине VI века в Византии стали обязательными 15- летние индиктионы, в которых годы отсчитывались от 1 сентяб­ря (эта дата сохранилась в нашем церковном календаре, как тра­диционная смена индикта) [5]. В первый год антиохийского сол­нечного цикла на 1 сентября выпадало воскресенье, следователь­но, воскресеньем было и 1 сентября первого года византийской эры, поскольку между ними укладывается целое число 28-летних циклов. Поэтому воскресенье 1 сентября 5509 года до Р. Х. можно было принять за эпоху эры от сотворения мира. Действи­тельно, это как раз то, что было нужно ее создателям: эпоха но­вой эры, во-первых, совпадала с уже установившимся традици­онным началом нового года; во-вторых, не нарушая при этом привычного порядка дней в неделе, приходилась на воскресе­нье, т. е. на первый день недели у христиан.

Теперь выясним, как в год творения мира согласуются антиохийский солнечный и сирийский лунный циклы и как определяются условные дни творения мира.

Эпоха лунного сирийского цикла (см. выше) соответству­ет новолунию 24 сентября (т. е. 1 тишри) , следовательно, ново­луние 1 нисана первого года цикла приходится на 20 марта. По мнению создателей византийской эры, этот день, т. е. 20 марта 5508 года до Р. Х., можно было принять за день творения све­тил, т. к. по представлениям того времени луна в день своего создания должна быть либо в фазе новолуния, либо полной. Поскольку этот день является четвертым днем творения, то он непременно должен быть средой. Как раз это условие и выпол­няется в первый год солнечного антиохийского цикла, если счет дней вести от воскресенья 1 сентября 5509 года до Р. Х. Следо­вательно, 17 марта, воскресенье, можно было принять за ус­ловную дату начала мира, чтобы седьмой день, 23 марта, ока­зался субботой.

Следует заметить, что в основе 28-летних солнечных цик­лов, как александрийского, так и антиохийского, лежит язычес­кий 28-летний солнечный цикл. Язычники использовали его в своих астрологических расчетах, придавая дням недели ложный смысл как символам семи планет [10]. Введение византийской эры позволило вернуть дням недели утраченный первоначаль­ный смысл, напоминающий о первых днях творения мира.

К IX-X веку византийское летосчисление прочно утверди­лось в Восточно-Римской империи 17. Приняв его, константино­польцы, естественно, стали и годы луны считать не по александ­рийскому циклу, а по сирийскому, которого, как отмечалось ра­нее, придерживались сирийские протопасхиты около 325 года и в котором не учитывался день весеннего равноденствия. Но и от­ступить от правил александрийской пасхалии к этому времени уже было невозможно [9]. Поэтому проблему разрешили следую­щим образом. Взяли эпоху сирийского цикла — 24 сентября, и отнесли ее к году творения мира. А пасхальные границы остави­ли александрийские. Причем, за первую выбрали, как и в сирий­ском цикле, 2 апреля, границу 4-го года александрийского цик­ла. Полученный таким образом лунный цикл, известный под названием круг луны ( см. Приложение, табл. 3 ) , приняли за ос­нову в пасхальных таблицах начиная с XI века [2].

В православной пасхалии круг луны сохранился без из­менения и вместе с 28-летним солнечным антиохийским цик­лом (Круг Солнца) , по которому определяются воскресные дни Пасхи, образует Великий Индиктион — цикл в 532 года (19 х 28) . Таким образом, через каждые 532 года пасхальные грани­цы и воскресные дни Пасхи приходятся на одни и те же числа месяцев юлианского календаря.

Если вначале сосуществовали два 19-летних цикла, александрийский и сирийский, и два 19-компонентных упоря­доченных набора пасхальных границ (разумеется, и два начала отсчета времени) , то с введением византийской эры утвердил­ся один 19-летний цикл, именуемый кругом луны. Он факти­чески явился результатом взаимопроникновения александрий­ской и сирийской сфер влияния. В нем пасхальные границы вычислены по александрийскому циклу, а летосчисление от со­творения мира согласуется с сирийским.

Если в александрийском цикле за начальный момент отсчета выбрана конкретная историческая дата — эпоха эры Диоклитиана, то с введением византийской эры эпохи всех пас­хальных циклов отнесены к осени 5509 года до Р. Х., когда мир еще не был создан и его история еще не началась. Это обстоя­тельство выводит пасхалию за рамки исторической хроноло­гии и, можно сказать, определяет ее «надмирность».

Если основу александрийского цикла составлял времен­ной фактор — астрономические сведения времен Никейского Со­бора, то с введением византийской эры он утратил свое первона­чальное значение: циклы были продолжены к году творения мира без введения каких-либо поправок на астрономическую точность. И основные даты александрийской пасхалии также утратили связь с астрономией, но при этом они приобрели сакральный смысл со­бытий первых дней творения. Так, к примеру, шестой день, 22 мар­та — день сотворения первого человека, Адама. В нашей пасхалии на эту дату, в 13-й год круга луны, приходится самая ранняя право­славная Пасха—день Воскресения Господа нашего Иисуса Хрис­та, т. е. Адама Нового, Который спасает Адама Ветхого и в его лице весь человеческий род. Таким образом, дни творения получают в пасхалии смысловое продолжение. А в пасхальный александрийс­кий циклический нисан спроецировалась вся священная история: от сотворения мира до будущего всеобщего воскресения.

Из изложенного следует, что неизменность циклов и не­подвижность пасхальных границ также приобретают сакраль­ный смысл: в православной пасхалии через каждые 532 года не только начинается новый Великий Индиктион, но и вспомина­ются события первых дней сотворения мира.

Как видим согласование пасхальных циклов с византий­ской эрой явилось решающим событием в истории становле­ния православной пасхалии. В ней «временное» уступило мес­то «вечному»: неизменность циклов и неподвижность алексан­дрийских пасхальных границ были утверждены от сотворения мира и до скончания века, что мы называем «принципом веч­ности» нашей пасхалии. В пасхалии лунный и солнечный цик­лы называются кругами. Круг — это не только период, оборот известного числа лет в счете времени, но и символ, выражаю­щий идею единства, полноты, завершенности. На Руси Вели­кий Индиктион изображался в виде миротворного круга—кру­га, на котором начальную точку поставил Сам Творец. Литература Степанов Н. В. Календарно-хронологический справочник. М., Синодальная типография, 1915.

Лебедев Д. А. Из истории древних пасхальных циклов. 19-летний цикл Анатолия Лаодикийского Византийский временник В 23 тг. СПб., Императ. академия наук, 1913. Вып. 1-4 (1911) . Т. 18. С. 148-389.

Болотов В. Александрийская пасхалия Календарный вопрос. М., Изд-во Сретенского монастыря, 2000. С. 105-144.

Болотов В. Лекции по истории древней Церкви (споры о време­ни празднования Пасхи) . В 4 тг. М., Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального монастыря, 1994. Т. 2. С. 428-451.

Год — библейский и церковный Православная богословская энциклопедия, или богословский энциклопедический словарь Под ред. А. П. Лопухина. Приложение к духовному журналу «Странник». Пг., 1903. IV. С. 455-467.

Календарь библейско-еврейский и иудейский Православная бо­гословская энциклопедия Сост. Н. Глубоковский. Пг., Изд-во А. П. Лопухина, 1907. T. VIII. С. 1-6.

Лебедев Д. А. Цикл Анатолия Лаодикийского по В. Болотову Византийский временник. В 23 тт. СПб., Изд-во при Императ. ака­демии наук, 1912. Т. 19. С. 188-223.

Лебедев Д. А. Средники Журнал Министерства народного про­свещения. В 381 тг. СПб., Сенатская типография, 1911. Ч. XXXIII. С. 106-156.

Лебедев Д. А. Так называемая «византийская» эра от сотворе­ния мира. Место и время ее происхождения Византийское обозре­ние. В 3 тт. Юрьев., Изд-во при историко-филологич. факультете Юрь­евского университета, 1917. Т. 3. С. 1-52. Примечания Приложение Пояснения к табл. 1.

В таблице указаны дни, на которые прихо­дятся первые числа месяцев лунного ветхозаветного еврейского ка­лендаря. Отсчет дней начинается с 29 августа. Эта дата считается первым днем каждого солнечного года цикла. В первый год на 29 августа приходится новолуние, этот день принимается за 1 элула. Первый лунный месяц титпри начинается на 30-й день от 29 августа, т. е. 27 сентября. Через 30 дней, т. е. на 60 день от начала отсчета, начинается следующий месяц и т. д. Соответственно, 1 нисана при­ходится на 207-й день, а 14-я луна — на 220-й день, т. е. на 5 апреля. Последний месяц элул первого года цикла начинается 18 августа ( 355-й день ) и 1 титпри второго года наступает через 29 дней, т. е. 16 сентября, на 19-й день после следующего 29 августа ( 355+29-365 ) . В эмболимические годы (отмечены жирным шрифтом) осуществляется вставка до­полнительного месяца в 30 дней. Причем он принимается за адар, а не­полным месяцем становится следующий месяц, т. н. веадар. Число дней в лунных месяцах ветхозаветного еврейского календаря чередуются та­ким образом, чтобы нисан, тишри, шебат, сиван, аб всегда были полны­ми, а элул и адар (в простые годы) — неполные. В конце 19-го года, обычно в месяце сиван или аб, при переходе к следующему циклу, осу­ществляется «скачок луны» (отмечен в таблице в месяце аб) . При этом полный месяц аб сокращается на один день и 1 элула опять приходится на 29 августа ( 337+29-365=1 ) — начало первого солнечного года, но уже следующего цикла. В таблице для каждого года указаны эпакты — возраст луны 28 августа. Например, к началу второго года в этот день луна будет иметь одиннадцатидневный возраст.

В таблице жирным шрифтом выделены эмболимические годы; курсивом отмечены пасхальные границы, кото­рые у александрийцев и протопасхитов не совпадали; подчеркнуты пасхальные границы, при которых протопасхиты справляли Пасху почти на месяц раньше александрийцев. В таблице используются сокращения: «а» — апрель, «м» — март.

Жирным шрифтом выделены эмболимические годы, «скачок луны» отмечен () и осуществляется при перехо­де от 16-го года цикла к 17-му. Сокращения: см. пояснения к табл. 2.

Лебедев Дмитрий Александрович, прот., священномученик (1871— 1937) . Память 14 ноября (ст. стиль) , 27 ноября (нов. стиль) , а также в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе новомучеников, в Бутове пострадавших.

В подтверждение этого положения В. Болотов ссылается на рас­суждения «о соблюдении дня Пасхи» архиеп. Александрийского Феофила ( 385-412 ) , который, в частности, писал: «Св. Пасху следует со­блюдать в месяце новых. А месяц новых, он же и первый, есть тот, в котором зеленеют плоды Пасху нельзя праздновать до равноден­ствия, ибо двенадцатый месяц есть месяц зимний, а его нельзя считать месяцем новых, когда новые плоды еще не созрели и еще нельзя посы­лать серп на жатву. А это именно существенным признаком первого месяца поставил Божественный закон». Кроме того, день полно­луния, или 14-й день лунного месяца нисана, был лишь кану­ном иудейской ветхозаветной Пасхи, а сам праздник прихо­дился на 15-е число. Поэтому в Александрии пасхальным счи­тали воскресенье в промежутке с 15 по 21 нисана. Исходя из этих основных библейских положений, александрийцы и пост­роили свою пасхалию.

Как видим, перед ее создателями стояла задача опреде­лить, во-первых, сроки наступления месяца нисана, во-вторых, его 14-ю луну и, в-третьих, пасхальное воскресенье. Для реше­ния этой задачи в солнечный александрийский календарь были введены 19-летний лунный и 28-летний солнечный циклы. С помощью солнечного цикла высчитывались пасхальные воскресные дни, а лунный цикл, называемый александрийским, служил для определения начала нисана и пасхальной границы.

Следует заметить, что александрийский календарь со­держал столько же дней в году, сколько и юлианский. Впос­ледствии юлианский календарь, как географически более рас­пространенный, вытеснил из пасхалии александрийский год. Поэтому авторы считают целесообразным основывать свои рассуждения, ориентируясь на юлианский календарь.

Это утверждение, по словам Д. А. Лебедева, «есть лишь позднейшая формулировка принципа александрийской пасхалии: Пасха в 1-е вос­кресенье после той 14-й луны, которая приходится не ранее весеннего равноденствия (21 марта) ( следовательно, в 15-21 дни луны ) . Но 14-я луна по александрийскому циклу в IV в. почти никогда не совпадала с полнолунием. Полнолуние обычно приходилось на 15-16, редко на ве­чер 14 нисана по александрийскому счету».


Предыдущая страница

Источник текста


Ссылки на другие источники в источнике:

Святой Киприан и святой Августин о расколе — Церковь и Время | Византийские иконы на монетах нормандского правителя сирийской Антиохии — Церковь и Время | Санкт-Петербургская епархия: к вопросу об открытии — Церковь и Время | Молодое поколение в период «хрущевской антирелигиозной кампании» — Церковь и Время | Аппарат центрального управления Санкт-Петербургской епархией в XVIII веке — Церковь и Время | Роль Санкт-Петербургского отдела Общества любителей духовного просвещения на первом этапе ... | Церковь в годы правления императрицы Елизаветы Петровны — Церковь и Время | Образ преподобного Сергия Радонежского в Сказании Авраамия Палицына об осаде Троице-Сергиева ... | Подвиг новомучеников и исповедников как плод духовного возрастания России — Церковь и Время | Зарождение коммуны во франкской Антиохии: опыт коллективной самоидентификации на латинском Востоке ... | Русская Православная Церковь и политическое противостояние осенью 1993 года — Церковь и Время | Судьба хилиазма в латинской патристике и роль блаженного Августина Гиппонского в его переосмыслении ... | Александрийский цикл и православная пасхалия: временное и вечное — Церковь и Время | О влиянии молокан донского толка на сотериологию и богослужебную практику российского баптизма в ... | Подвижник веры и благочестия, герой Отечественной войны 1812 года священник Петр Гаврилов ... | Русское Зарубежье и Церковь: к вопросу о путях выявления документов — Церковь и Время | Наблюдатели Русской Православной Церкви на II Ватиканском соборе: предыстория — Церковь и Время | Личность, политика и власть. О книге М. И. Одинцова «Патриарх Сергий» — Церковь и Время | В. И. Герье и С. А. Котляревский: идея Божьего града в средневековой Европе — Церковь и Время | Понятие царственной святости и его актуальность в наши дни — Церковь и Время | Империя как цивилизационный вызов и смысл исторического процесса — Церковь и Время | Чехословацкое государство и словацкие христиане в период нормализации (1969 — 1989) — Церковь и ... |
История Церкви — Церковь и Время ... и ислам Христианство и культура Христианство и литература Церковь и общество История Церкви С. П. Брюн Зарождение коммуны во франкской Антиохии: опыт коллективной самоидентификации на латинском Востоке [ № 65 ] Протоиерей Георгий Флоровский Святой Киприан и святой Августин о расколе [ № 65 ] А. Хандога Судьба хилиазма в латинской патристике и роль блаженного Августина Гиппонского в его переосмыслении [ № 65 ] В. М. Кириллин Образ преподобного Сергия Радонежского в Сказании Авраамия Палицына об осаде Троице-Сергиева монастыря [ № 66 ] Игумен Вассиан (Бирагов) , Л. М. Кузнецова Александрийский цикл и православная пасхалия: временное и вечное [ № 66 ] Е. В. Никольский, К. Г. Миронов Понятие царственной святости и его актуальность в наши дни [ № 63 ] А. Клестов В. И. Герье и С. А. Котляревский: идея Божьего града в средневековой Европе [ № 63 ] С. Л. Фирсов Личность, политика и власть. О книге М. И. Одинцова «Патриарх Сергий» [ № 62 ] Э. Г. Задорожнюк Чехословацкое государство и словацкие христиане в период нормализации (1969 — 1989) [ № 62 ] Диакон Алексий Дикарев Наблюдатели Русской Православной Церкви на II Ватиканском соборе: предыстория [ № 62 ] В. Л. ... Посмотреть другие результаты по теме ...

Постоянная ссылка: Александрийский цикл и православная пасхалия: временное и вечное — Церковь и Время
Православный справочник - Источник из Источников "ПОИСКОВ.РФ"