Томас Трахерн и чудо детства Православие.Ru

  001   002   003  004   005
В начало текстаВ конец текста
«Ваше наслаждение не является подобающим, пока не будете ценить каждую душу человека как великое сокровище – что делает наш Спаситель. Пока законы Божии не станут для Вас слаще меда и медовых сот, потому что они повелевают Вам любить всех людей совершенной любовью». «Мир есть зеркало бесконечной красоты, но никто не видит ее. Это храм величия, но никто не ценит его. Это область света и мира, если люди не беспокоили ее. Это Рай Божий. Это сейчас больше значит для человека, с тех пор как он пал, чем прежде. Это место пребывания Ангелов и врата Рая. Когда Иаков пробудился от сна, то сказал, что Бог здесь, а я этого не знал. Как страшно это место!

Путь к этому наслаждению творением, по мнению Трахерна, лежит через одну любовь: « Любовь истинно есть то, через что мир приносит радость». И наше тело, как говорит Трахерн, было «дано нам, чтобы быть фонарем только для свечи любви, сияющей в нашей душе; им мы видим, чувствуем, едим и пьем: но в конце концов, мы можем уподобиться Богу... ». «Душа своей любовью получает трех помощников: славного духа, обитающего внутри; славного духа, текущего в потоке; славного духа, почивающего на объекте любви». Здесь мы видим, что Трахерн считает наши «меньшие разновидности любви» призванными к любви Пресвятой Троицы, чтобы достигнуть освящения. Об этом свидетельствует и одна из его молитв: «О, бесконечный Бог, центр моей души, обрати меня к Себе, чтобы я в Тебе почивал, ибо Ты создал меня для Себя, и мое сердце не спокойно до тех пор, пока оно не соединится с Тобой.

И видя, о Вечный Отец, что Ты создал меня, чтобы я любил Тебя, как сын, прошу Тебя, дай мне благодать, чтобы я любил Тебя, как своего Отца.

О, единородный Сын Божий, искупитель мира, видя, что Ты создал и искупил меня, чтобы я мог слушаться Тебя и подражать Тебе, прошу, заставь меня совершенно слушаться Тебя и подражать Тебе.

О, Дух Святый, видя, что Ты создал меня, чтобы освятить, – прошу, сделай это, сделай это для Твоей славы; чтобы я мог должным образом прославлять и служить Святой и Нераздельной Троице во единстве и единому Богу в Троице.

О, даруй Себя мне, ибо без Тебя ни один дар не имеет цены. И поскольку Ты сам есть дар, дай мне Себя, какой Ты есть, чтобы я дал Тебе себя, какой я есть, и стал причастником Божественного естества».

Свой духовный опыт Трахерн сочетал с жаждой научных знаний. Он зачитывался научными работами того времени. Однако научные труды, которые он читал, он пропускал сквозь фильтр своей пламенной веры и через чтение Святых Отцов Церкви. Он считал своим призванием делиться с людьми тем просвещением, которое было даровано ему.

Трахерн ставит любовь – агапе – в центр своего опыта. И чтение книг помогло ему подобрать правильные слова для выражения своих мыслей: «Бесконечную любовь нельзя выразить в конечном пространстве: ей нужны бесконечные места, чтобы выражаться и показывать себя. Следовательно, она должна заполнить всю бесконечность и вездесущность Бога радостями и сокровищами для моего наслаждения. И все же она должна выражаться в конечном пространстве, чтобы я мог ими наслаждаться. И она должна бесконечно выражаться в самом маленьком пространстве, чтобы я в любой момент мог видеть их всех. Она в обоих случаях бесконечна, ибо моя душа есть бесконечная сфера в одном из центров. Поэтому, знайте, что Вы любимы бесконечно: Бог сделал Ваш дух одним из центров в бесконечности, постигающим все, и наполнил все вокруг Вас бесконечным образом неиссякаемыми богатствами: они сияют перед Вами и окружают Вас Божественной и Небесной любовью» («Сотницы», II, 80) .

В своей «Христианской этике» Трахерн более сдержан, но и более резок, чем, например, кембриджские платонисты. «Духовное пространство разума трансцендентно (запредельно) по отношению к времени и пространству, – пишет он, – потому что все время и пространство заключены в нем. Есть пространство в знании для всех постижимых умом объектов, пространство в нашей оценке того, о чем мы заботимся и чего желаем. Признаюсь, это пространство странно и таинственно. Возможно, это величайшее чудо в природе; ибо это бесконечная сфера в точке, необъятность в центре, бесконечность в миге. Мы чувствуем это, хотя не можем понять» («Христианская этика», X) .

Ортодоксальные взгляды Трахерна очевидны и в его споре с Генри Мором (1614-1687; философ, один из ярких представителей кембриджской платонистской школы. – Прим. пер.)
  001   002   003  004   005
В начало текстаВ конец текста

Источник текста

Вам может быть интересно:

благодать даруется силе веры | неизменная благодать изменчивость человеческая | сын божий | единородный сыне | толковый словарь живого великорусского языка даля |
Постоянная ссылка: Томас Трахерн и чудо детства Православие.Ru
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера