Источник текста

Село Никольское: Храм взорвали со второй попытки-Храм Святого великомученика Димитрия Солунского в селе Средние Апочки


В 1782 году в Никольском священствовал Гавриил Михайлович Попов (+1816г.) . Дьячком храма был Григорий Михайлович Попов[2]. По всей видимости, брат священника.

В начале XIX века штат храма состоял из священника Феодора Гавриловича Попова (+1833г.) , диакона Афанасия Михайловича Попова (+1822г.) , дьячка Стефана Григорьевича Попова (+1830г.) , пономаря Лазаря Гавриловича Попова (в 1833 г. «исключен за пороки в гражданское ведомство») [3].

С 1827 года в никольской церкви служил диакон Андрей Савич Андреев. В этом же году в должности пономаря был утвержден Иоанн Лазаревич Попов.

В 1833 году настоятелем храма стал отец Михаил Фомич Трухманов, сын дьячка слободы Павловка Обоянского уезда. В 1834 году, во время восьмой ревизской переписи, ему было 25 лет, а его супруге Екатерине – 17 лет[4].

В «Исповедных книгах» никольской церкви от 1877 года упоминаются священник Василий Казмич Сабынин, уже знакомый нам по ранним источникам диакон Андрей Савич Андреев (овдовевший и достигший 73 лет) , дьячек Василий Иванович Попов и пономарь Василий Тимофеевич Попов[5].

В Никольском приходе, в который входили тогда деревня Нижняя Дорожня и северо-западная часть деревни Ржавец, одних детей «доисповедного возраста» (до семи лет) насчитывалось 557 человек[6]. Отец Василий Сабынин, который до 1892 года исполнял обязанности благочинного 4-го Старооскольского церковного округа, в одном только 1877 году крестил 166 детей и венчал 28 пар, а чин погребения совершил над 109 умершими[7].

В 1908 году штат прихода состоял из священника Иакова Петровича Попова, диакона Иакова Никитича Дагаева и псаломщика Ивана Никитовича Дагаева, служившего в Кунье с 1867 года, а 9 сентября 1888 года переведенного «по прошению» в Никольское[8]. Прихожан было 1929 человек[9].

В начале 1920-х годов в Никольском служил священник Иоанн Самойлов. В Государственном архиве Курской области хранятся рапорты отца Иоанна Курскому митрополиту Назарию, из которых можно заключить, что приход жил полнокровной церковной жизнью. В феврале 1922 года отец Иоанн Самойлов совершил чин присоединения к православию местного жителя Михаила Шишкина, ранее увлекавшегося учением секты адвентистов[11]. Владыка Назарий так откликнулся на рапорт настоятеля никольского храма: «Слава Богу за спасение души, бывшей в заблуждении и вне ограды церковной»[12].

Вторым рапортом отец Иоанн сообщал, что в 1921 году «на доброхотные пожертвования прихожан… на стенах храма исправлена штукатурка, а по местам сделана вновь, стены побелены известью, покрашены масляною краскою железные крышы на сторожке и надворных постройках, и кроме того в ограде вместо развалившихся сделаны новые ворота»[13].

В 1921 году епископ Белгородский Никон (Пурлевский) рукоположил в сан диакона Тихона Михайловича Баронина и определил его к Никольскому храму. Отец Тихон прослужил здесь около полутора лет. 25 января 1925 года владыка Никон рукоположил его в сан священника и назначил в Христорождественский храм села Стужень. Однако он еще возвращался в наши горшеченские края. С 12 ноября 1958 года по 29 октября 1959 года он был настоятелем храма Казанской иконы Божией Матери в селе Ключ[14].

Известны имена еще двух диаконов, служивших в Никольском в 1930-е годы. И того, и другого рукополагал в священный сан священномученик Онуфрий (Гагалюк) , в ту пору епископ Старооскольский. Отец Никита Ильич Котенев прибыл в Никольское в 1930 году и прослужил здесь около года. Затем уже в сане пресвитера служил в селах Нижнее Гурово (Кшенского района) и Дмитриевка (Старооскольского района) . Расстрелян он был в Воронеже осенью 1937 года[15].

В мае 1937 года приход в Никольском еще подавал признаки жизни. Епископ Старооскольский Митрофан (Русинов) в это время подписал указ о переводе из Кунье в Никольское диакона Михаила Ивановича Кирпичева, другого ставленника владыки Онуфрия. Однако вскоре отец Михаил подвергся репрессиям[16].

Церковная «двадцатка» и в отсутствии священника защищала храм, сколько это было возможно. Не менее трех писем с жалобами на незаконные притеснения отправили верующие только в Верховный Совет РСФСР. Многократно жаловались они и в Курск.

В 1938 году местные власти приказали ктитору никольской церкви Анне Григорьевне Турбиной открыть храм, якобы намереваясь провести простую проверку молитвенного здания. Едва Турбина отперла двери церкви, как от нее потребовали сдачи ключей. Та отказалась подчиниться требованию без согласия всего церковного совета. «Тогда председатель сельского совета вытолкал женщину из храма и замкнул двери своими замками. А церковные замки и ключи остались у ктитора. С этого момента верующих в храм уже не пускали. Церковную общину обвиняли в том, что она отказалась делать ремонт. А церковная община жаловалась, что ей не дают приступить к ремонту»[17]. «Это ли не нарушение большевицкой законности? – взывали никольцы к совести советских властей, жалуясь в Москву. – Община верующих возмущена такой несправедливостью… Мы вынуждены обратиться к Высшей Власти с просьбой передать церковь нам. Ставим вас в известность, что наша церковь никакой опасностью не угрожает, так как она кирпичная и еще новая»[18].

В 1939 году Секретариат Верховного Совета РСФСР дважды просил курскую власть «ускорить рассмотрение жалобы». Курск ускорил… закрытие. Храм в Никольском был закрыт по решению облисполкома 25 июля 1940 года. Председатель сельского совета намеревался переоборудовать здание закрытой церкви под клуб. Однако храм вновь стал храмом в период оккупации.

Последний раз жители Никольского праздновали престольный праздник в своей церкви на «Николу зимнего» — 19 декабря 1942 года. Как вспоминал Геральд Михайлович Афанасьев: «В этот день после торжественной церковной службы по всему селу звучала музыка, слышны были песни. В окнах допоздна горел свет. Будто и вовсе нет войны»[19].

Но война очень скоро напомнила о себе. Через несколько недель наши перешли в наступление, и линия фронта сместилась на запад. Враг был отброшен. Никольцы искренне радовались освобождению, и у многих возникало желание отслужить благодарственный молебен. Однако храм советская власть в Никольском снова закрыла, а батюшку вскоре объявила врагом народа со всеми вытекающими последствиями – арестом и лагерным сроком. Это клеймо, кстати, не снято с него и по сей день.

Последним священником Никольского храма Господь судил стать уроженцу Никольского Кириллу Васильевичу Богданову. Родился он 14 февраля 1887 года. Окончил начальную школу. В 1916 году Кирилл Васильевич был председателем Никольского сельского кредитного товарищества[20]. (Диакон Михаил Воронцов в этом товариществе исполнял обязанности счетовода. Известно, что отец Михаил служил в Никольском и весной 1918 года[21]) .

После революции Богданова записали в кулаки. В 1929 году его хозяйство было раскулачено, а самого Кирилла Васильевича судили по статье 62 УК РСФСР и приговорили к году ИТЛ. Наказание он отбыл. Жил К. В. Богданов в Никольском с женой Ефросиньей Игнатьевной и дочерьми: Сусанной и Екатериной. В начале войны четверо сыновей Кирилла Васильевича (Михаил, Анатолий, Василий и Николай) ушли на фронт. (Известно, что Николай Васильевич Богданов в последний период своей жизни работал завхозом в Старооскольском медучилище) .

Когда именно отец Кирилл принял священный сан и кто его рукополагал, неизвестно. Не исключено, что эта важная перемена в его жизни произошла как раз во время оккупации. Если это так, то послужить ему довелось совсем недолго. В материалах следственного дела из архива УФСБ по Курской области Кирилл Васильевич проходит как «поп», который, «проживая на временно оккупированной немецкими войсками территории, добровольно поступил к немцам на службу старостой земельного общества»[22]. Арестован он был Ястребовским РО НКВД и отправлен из прифронтовой территории в тыл.

13 ноября 1943 года Военный Трибунал Уральского Военного округа приговорил отца Кирилла к десяти годам исправительно-трудовых лагерей, «с поражением прав на пять лет, без конфискации имущества за отсутствием такового»[23].

По сообщению Информцентра ГУВД по Кемеровской области, Богданов Кирилл Васильевич умер 23 ноября 1949 года в Юргинском отделении Сиблага НКВД[24].

После ареста отца Кирилла жители Никольского предпринимали попытку найти священника и возродить приход. В январе-феврале 1944 года они приглашали к себе настоятеля Знаменского храма в селе Жуково отца Александра Герасимова и настоятеля Покровского храма в селе Кунье отца Всеволода Лебедева. Предлагали рукоположить в сан священника Нечетова Федосея Васильевича. Сообщали, что сохранили богослужебные книги, облачения и церковную утварь. Однако благочинный протоиерей Иоанн Веселовский называл храм в Никольском «самым убогим во всем округе и плохо оборудованным»[25]. Отец Иоанн не без основания опасался, что при открытии церкви в Никольском будет закрыта церковь в Кунье. Власти не потерпят двух действующих храмов на близком расстоянии. Два села тогда были разделены узенькой речкой и являлись, по словам благочинного, «все равно что одним приходом».

Летом 2010 года на уцелевших обломках храма установлен памятный дубовый крест с иконой святителя Николая и единственным сохранившимся фотоснимком церкви. Снимок этот сделал в 1958 году местный школьник (а ныне житель Старого Оскола) Николай Богданов с помощью широкопленочного аппарата «Фотокор», который привез с собой из Москвы дядя юного фотографа. [1] Никулов А. П. Указ. соч. – с. 449. [2] ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. д. 147. л. 11. [3] ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. д. 470. л. 79-82. [4] ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. д. 742. л. 141-147. [5] ГАБО. Ф. 139. Оп. 1. д. 280. л. 395. [6] ГАБО. Ф. 139. Оп. 1. д. 280. л. 431. [7] ГАКО. Ф. 217. Оп. 3. д. 1858. [8] ГАКО. Ф. 20. Оп. 3л. Д. 144. [9] Справочная книга… с. [10] ГАКО. Ф. 20. Оп. 3л. Д. 144. [11] ГАКО. Ф. 750. Оп. 1. Д. 342. Л. 1. [12] Там же. [13] ГАКО. Ф. 750. Оп. 1. Д. 357. Л. 1-1-об. [14] Архив Курской Епархии. Личное дело протоиерея Баронина Тихона Михайловича. [15] Подробное описание жизни отца Никиты дано в книге священника Владимира Русина. «Я за веру готов умереть…» Кунье, 2011. [16] Очерк о жизни протоиерея Михаила Кирпичева читайте в книге «Виноградник владыки Онуфрия…». Бумажная версия готовится к изданию. Электронный вариант книги доступен на сайте храма святого великомученика Димитрия Солунского. [17] Священник Владимир Русин. Кунье. Под Покровом Пресвятой Богородицы. Старый Оскол. 2007. – с. 26-27. [18] ГАКО. Ф. Р-3322. Оп. 4. Д. 86. [19] Воспоминания Афанасьева Геральда Михайловича. Личный архив автора. [20] Курский адрес-календарь. 1916-й год. Курск, 1916. 386с. — С. 277 [21] Курский епархиальный вестник. 1918 год. С. 444. [22] Архив УФСБ РФ по Курской обл. АУД №13687. [23] Там же. [24] ИЦ ГУВД по Кемеровской обл. Справка №10 25-327 от 17. 02. 2011г. [25] Архив Курской Епархии. Папка Никольского храма с. Никольское Ястребовского р-на Курской обл. Поделиться:

Обязательные поля помечены Комментарий Имя E-mail Нажмите галочку (защита от спама) Сайт? 3 = двадцать семь. hide-if-no-js { display: none! important; } Для того, чтобы иметь возможность комментировать, включите JavaScript в Вашем браузере. Поиск Храм Димитрия Солунского в селе Средние Апочки Страница прихода Русская Православная Церковь, Курская митрополия, Щигровская епархия, Горшеченское благочиние Икона дня Православный календарь 5 марта, понедельник (20 февраля по ст. ст.) Седмица 3-я Великого поста.

Прп. Льва, еп. Катанского (ок. 780) . Прмчч. Валаамских: Тита, Тихона, Геласия, Сергия, Варлаама, Саввы, Конона, Сильвестра, Киприана, Пимена, Иоанна, Самона, Ионы, Давида, Корнилия, Нифонта, Афанасия, Серапиона, Варлаама, Афанасия, Антония, Луки, Леонтия, Фомы, Дионисия, Филиппа, Игнатия, Василия, Пахомия, Василия, Феофила, Иоанна, Феодора, Иоанна (1578) . Блгв. кн. Ярослава Мудрого (1054) . Прп. Агафона Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV) . Прмч. Корнилия Псково-Печерского (1570) . Сщмч. Садока, еп. Персидского, и с ним 128-ми мучеников (342–344) . Прп. Агафона, папы Римского (682) . Сщмч. Николая Розова пресвитера (1938) .
Предыдущая страница

Источник текста


Ссылки на другие источники в источнике:

Среднедорожное (или Средняя Дорожня)-Храм Святого великомученика Димитрия Солунского в селе Средние ... | Село Никольское: Храм взорвали со второй попытки-Храм Святого великомученика Димитрия Солунского в ... |
Православный Приход храма вмч.Димитрия Солунского ...
... в 3 вер. Общая доходность причтовой земли 800 руб. в год. Братский годовой доход 3000 руб. Причтовый капитал 350 руб. Дома у причта собственные. В 1930 году впервые закрыли храм. Потом он открывался на несколько дней, опять закрывался и т. д. Официально церковь закрыта в 1936 году и превращена в склад местного совхоза. 29 июля 1955 года Тамбовский облисполком постановил разобрать здание церкви для строительства клуба и яслей. Но церковь уцелела. Летом 1989 года по просьбе прихожан храм был передан Русской Православной Церкви. Началось богослужение и его восстановление. Приходской храм святого великомученика Димитрия Солунского (престол в честь вмч. Димитрия Солунского) первоначально был освящен иерейским чином (в июне 1989 года) , а затем 29 августа 1993 года - архиерейским чином приснопамятным Преосвященнейшим Евгением, архиепископом Тамбовским и Мичуринским. Боковые престолы этого храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы и в честь прп. Петра Афонского и прп. Онуфрия Великого освящались по благословению Преосвященнейшего Феодосия, епископа Тамбовского и Мичуринского 22 июня 2003 года. На территории храма в 1993 году построен церковный дом площадью 257, ... Посмотреть другие результаты по теме ...

Постоянная ссылка: Село Никольское: Храм взорвали со второй попытки-Храм Святого великомученика Димитрия Солунского в селе Средние Апочки
Православный справочник "ПОИСКОВ.РФ"