Источник текста

Киновия, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - профессор Александр Павлович Лопухин

► Киновия или «общежитие» (κοινός – общий и βίος – жизнь) есть одна из форм монашеской жизни. Первичным и элементарным бытом иноческого мира было анахоретство или одиночный образ жизни. За ним следовало келлиотство. В противоположность анахоретам, подвизавшимся в совершенном одиночестве и уединении, келлиоты жили по двое, а иногда по трое в одно келии – небольшом обособленном помещении, – под руководством опытного в духовной жизни старца. Келлиотство, как вторая – после анахоретства – стадия в развитии иноческой системы, было как бы семейною жизнью в монашеском мире. Третью стадию в этом развитии составляла жизнь скитская. Скитом или лаврою называлась совокупность нескольких келий на определенной территории, находившихся под наблюдением и управлением общего аввы – руководителя. Значит, скит или лавра представляла своего рода товарищество в жизни иноческой. От жизни скитской – прямой переход к жизни монастырской или общинному быту в иноческом мире. Монастырь – это своего рода община, отдельная корпорация в ряду других подобных же корпораций иноческого мира. Монастырская жизнь в древнее время отлилась только в одну форму – общежитие или киновию. В византийскую же эпоху, – наряду с киновией, – в монастырях образовалась новая форма жизни, так называемый «идиоритм» или своежитие (См. о нём в статье «Афон»: «Энциклопедия» II, 216–217) . Начало общежитию положил преподобный

. Из ктиторских общежительных уставов византийской эпохи для примера можно отметить следующие: константинопольского патриарха Алексия Студита, написанный между 1034 – 1043 годами для монастыря Успения Богоматери, Михаила Атталиата (1077 г.) для обители Всемилостивого Спаса в г. Редесто, Григория Бакуриана для Бачковского монастыря Богородицы Петрицонитиссы (1084 г.) , св. Христодула (1091 г.) для патмосского монастыря Апостола Иоанна Богослова, императрицы Ирины для константинопольского монастыря Богородицы Блогодатной (1114 г.) , императора Иоанна Комнина для Пантократорского монастыря в Константинополе (1136 г.) , императора Мануила Комнина для монастыря τῶν Ἐλεγμῶν в Константинополе (1162 г.) , иеромонаха Нила для монастыря Богородицы Махера на Кипре (1210 г.) и другие. Общежительные уставы святых Пахомия и Василия великих имели влияние на устройство киновий и на Западе, равно как в славянских странах и в России. В частности, у нас общежительный или истинно-монашеский устав был введен преподобным

Во главе киновии стоит настоятель или игумен (προεστώς, προϊστάμενος, ἡγουμενος, καθηγούμενος) , в сане обыкновенно иеромонаха или архимандрита (а на Синае – архиепископа с IX в.) . Игумену принадлежит дисциплинарно-пасторская и административная власть. Игумен есть пастырь и учитель, а лучше сказать – отец и духовный предстоятель всех монахов. Обо всех их он должен заботиться, как о своих детях, как о членах собственной семьи, ко всем должен относиться с равною любовью и попечительностью. Прежде всего, главным образом он заботится о нравственном совершенстве монахов. Он главный руководитель всех вообще и каждого порознь в деле спасения, он – управитель их душ (οἰκονόμος τῶν ψυχῶ) . Со всей заботой и прилежанием он должен убеждать монахов, увещевать, учить, призревать, больных врачевать, слабых поддерживать, малодушных укреплять, согрешивших возвращать на путь истины. С другой стороны, он должен быть для всех примером в нравственном отношении, образцом строгости и справедливости, осторожности, воздержания, точности, умерщвления страстей. Он должен быть примерным исполнителем обетов иночества и нимало не изменять достоинству своего положения и значению монастыря. В видах лучшего выполнения долга пастырства и учительства, игумен самым ревностным образом должен следить за поведением монахов. Он руководит всеми их действиями. Без его дозволения и благословения никто не должен был ничего делать. Каждый монах всегда и всецело находится под его надзором и властью. Око игумена бодрствовало над ним от момента вступления в монастырь до смерти. Самое пострижение в монахи совершалось лишь после достаточного испытания пришельца и всецело по желанию и с согласия игумена. А после пострижения игумен имел право входить в келью монаха, в какое угодно время. Он постоянно наблюдал, не занимаются ли монахи делом без его воли и желания, не предаются ли безделью или пустословию. Особенно строго игумен должен следить за исполнением монахами обета нестяжательности. Всякие лишние вещи, найденные в кельи монаха, беспрекословно должно отнимать, предавать огню или раздавать бедным, а виновного монаха подвергать наказанию. Игумен должен заботиться и о материальном обеспечении монахов. В его распоряжении находились монастырские имущества, он следил за их целостью и употреблял на монастырские нужды. В его заведывании были и монастырские здания, в том числе – храм. Он заботился об их блогоустройстве, предпринимал, – в случае нужды, – ремонт и поправки. Вообще, на попечении игумена состоял весь монастырь со всею своею разнообразною жизнью и деятельностью. Все совершается здесь по его воле и желанию; от него все исходит и к нему все возвращается. Он является центром всего общежития. Но власть игумена не была произвольна или бесконтрольна и не имела абсолютного значения. В своей деятельности он должен был руководиться уставом монастыря и строго исполнять его предписания. В случае каких-либо нарушений этого устава, братия монастыря имела право чрез посредство старейших своих членов и наиболее видных должностных монастырских лиц (эконома, екклисиарха) сделать игумену напоминание о заблуждении и даже увещание исправиться. Если игумен исправлялся, настоятельская власть оставалась за ним, в противном же случае он лишался власти и заменялся другим лицом. А затем игумен подлежал духовной юрисдикции местной епархиальной власти, от которой получал утверждение в должности и которой отдавал отчет в своей деятельности.

Игумен был главным начальником киновии, но не единолично нес бремя монастырского управления. У него был целый штат помощников, которые заведовали различными отраслями монастырской жизни. Должностные монастырские лица своим избранием были обязаны всецело игумену. Последний поставлял их в ту или другую должность единственно силою собственной власти и воли, причем совершался особый литургический чин поставления. Должностные монастырские лица обязаны были действовать под руководством игумена, с его ведома и согласия, и во всем отдавать ему отчет. Игумену же принадлежало и право смещать их. Из монастырских лиц одни заведовали монастырской собственностью и хозяйством (эконом и его помощник, епитроп, наблюдавший за недвижимыми имуществами киновии, дохиар или казначей, келарь, виночерпий, трапезничий, хартофилакс, заведовавший архивом и канцеляриею киновии, и другие) , иные наблюдали за монастырским храмом, его принадлежностями и за совершением богослужения (екклисиарх, скевофилакс, протоканонарх и канонарх, доместик, параномарь, кандилапт и др.) , третьи ведали нравственный надзор за монахами и водворение в киновии дисциплины (епистимонарх, епитирит, таксиарх, афипнист – будильщик и остиарии – привратники) . Из указанных монастырских лиц главное значение имели эконом, екклисиарх и дохиар. В позднейшее время в киновиях Востока возник игуменский совет (ἡγουμενοσυμβούλιον) , в состав коего входят некоторые из должностных лиц и почетные геронты (старцы) монастыря.

Все монахи киновии по отношению к своему игумену – духовные дети, ученики. Они беспрекословно подчиняются его власти. Слово игумена для всех есть изъявление Господней воли: что бы он ни сказал, что бы ни повелел делать, – всегда и во всем ему должно оказывать безусловное повиновение и послушание. Между собою все иноки – братья и друзья. Они все равны и не различаются ни по роду, ни по заслугам. Друг к другу они питают чувство любви, между собою хранят мир и единомыслие, наслаждаются духовной радостью, сильные носят тяготы немощных. У монахов в киновии все – общее. Они живут в общем помещении. Никто из монахов не должен иметь частной собственности, какого бы рода она ни была, но каждое личное приобретение должно идти в общую кассу. У всех монахов должна быть одна и та же, положенная уставом, пища в общей трапезе, которую они вкушали вместе и в определенные часы, одна и та же одежда из монастырской казны и в одинаковом количестве, один и тот же порядок жизни. Все монахи должны заниматься исключительно молитвою, чтением божественных писаний и трудом, часы которых правильно и точно распределены. Молитву они совершают в храме, где ежедневно происходили все положенные уставом церковные службы, и в кельях. Труд их состоит в ремеслах и хозяйственных работах. Молитвы они не должны прекращать и во время физических трудов, так как она есть самый благоуханный и приятный для Господа фимиам. Монахи киновии никогда не должны выходить из монастыря, но всегда быть в обители и строго исполнять предписания устава. Лишь в крайнем случае (например для посещения умирающих родных и родственников) и с разрешения игумена монахи могли на короткое время оставлять обитель. Монах, если выходил из монастыря, должен был соблюдать приличествующую ему скромность, не говорить лишнего, не поднимать глаз, – особенно при встрече с женщинами, – но идти с молитвою на устах и с опущенными взорами. Что касается посещения монастырей мирянами, то оно не возбраняется – в мужских киновиях мужчинам, а в женских – женщинам, но обязательно – с разрешения игумена или игуменьи, на небольшое время и для действительной надобности. Безусловно воспрещается женщинам посещать мужские монастыри и мужчинам – женские. В монастыри беспрепятственно могли поступать достигшие совершеннолетия и свободные лица. Поступающий в монастырь должен порвать все связи с миром. В силу этого, он прежде поступления должен был сделать завещание относительно своего имущества, в противном же случае оно поступало в собственность монастыря. Впрочем, пятою новеллой византийского императора Льва VI Мудрого (886–911 г.) узаконялось, что монах не лишается права личной собственности и завещания в том случае, если приобретал имущество после пострижения. Он имел право быть полным хозяином этого имущества в том случае, если пожертвовал что-нибудь монастырю, когда вступал в него, и должен был дать монастырю третью часть из приобретенного, если при пострижении ничего не внес в его казну. Люди, находившиеся в брачном сожитии, могли принимать монашество не иначе, как одна сторона с согласия другой. Но признавалось лучшим устранять брачное сожитие таким образом, чтобы обе стороны шли в монастырь. Пострижению предшествовало трехгодичное испытание; для людей благоговейных и живущих подобно монахам искус сокращался до шестимесячного срока. Поступление производилось в определенном монастыре и в присутствии игумена, имеющего принять постригаемого и устроить в братстве своего монастыря. Пострижение должно совершаться даром. Никто не вправе требовать от стремящегося к монашеству какого-либо приношения. Но добровольные приношения принимались. Однако жертвователи не должны иметь никакого преимущества пред теми братьями, которые не сделали киновии никакого взноса, но должны быть равны со всеми. С другой стороны, они не имели права возвращать себе то, что раз было пожертвовано киновии. Постриженики чужих монастырей обыкновенно не принимались в другие киновии. По совершении пострижения принявший его делался членом киновии, обязывался никогда не удаляться из своего монастыря в другой и строго исполнять три главные обета монашества: послушание, нестяжательность и девство. Он должен жить для Бога, посвящать время молитве, чтению божественных Писаний, размышлению о Боге, труду и благотворительности. Монашеские обеты должны иметь для него вечное значение. Киновии обыкновенно имели определенный штат братства, в зависимости от материальных своих средств. Наконец, братия киновии – или в полном составе, или в лице старейших иноков – принимает участие в избрании игумена. Утверждение новоизбранного игумена зависело от той высшей церковной власти, духовной юрисдикции которой принадлежит тот или иной монастырь. В такой организации киновия существовала на Востоке в пору наибольшего здесь развития монашества, при чем в различных пунктах иночества были те или иные второстепенные разности сравнительно с отмеченным типом, зависевшие от местных условий в судьбе киновии, например, на Афоне и Синае, на горах Метеорских, в Сирии и прочих. Но основные черты киновиального быта всегда и везде сохранялись и хранятся неизменно, вплоть до настоящего времени.

Таким образом, киновия по своему устройству носит, так сказать, монархический характер и основывается на принципе подчинения и общинного жития. Она, – по сравнению святого Симеона Нового Богослова (XI в.) , – есть своего рода организм, главою которого служит игумен, а членами – иноки. Как в человеческом организме все члены выполняют свои функции под управлением головы, так и в киновии каждый инок действует по распоряжению игумена. Каждый орган человеческого тела способен только к одному назначению, а голова комбинирует разнообразную деятельность членов и дает ей единство и стройность, – так и в киновии под властью одного игумена, совмещающего в себе разнообразные духовные совершенства и водворяющего среди всех братий послушание и повиновение, создается благоустроенная община, стремящаяся к одному назначению – в возможной полноте и совершенстве осуществить иноческие идеалы.

И святой Василий Великий был киновиархом для основанных им в Понте общежительных монастырей, для которых он начертал свой устав, в котором он водворил иноческую жизнь на началах киновий, был главным руководителем и общим духовным отцом.

В таком общем смысле термин κοινοβιάρχης встречается в различных древних памятников аскетичной письменности и применительно к различным основателям, руководителям и настоятелям монашеских общежитий. Так, в «Изречениях святых отцов» (Ἀποφθέγματα τῶν πατέρων) авва Исаак говорит: «ведь я не киновиарх, чтобы приказывать»... В «Луге Духовном» упоминается «авва Мина киновиарх» (гл. 146–147) .

Для афонского монашества киновиархом был преподобный Афанасий († 1001 г.) , основатель образцового иноческого общежития в лавре, – хотя в его житии этот термин не встречается.

В афонских документах новейшего времени киновиархом называется вообще игумен каждого общежительного монастыря. Так в сигиллии константинопольского патриарха Каллиника V об учреждении в 1803 г., киновии в русском Пантелеймоновом монастыре сказано: «игуменом и начальником общежития (κοινοβιάρχην) назначить преподобнейшего в иеромонахах господина Савву из священного скита Ксенофонтова, как мужа благочестивого, неусыпного ревнителя, благоразумного, достойного взять на себя хорошее распоряжение, благоустроение и общежительное управление св. монастыря, – способного хранить и научение монахов и состояние общежития, дабы он наблюдал за ним, начальствовал над монашествующими и заботился об общем благозаконии, порядке и боголюбивом поведении желающих монашествовать общежительно» (Акты русского на святом Афоне монастыря святого великомученика и целителя Пантелеймона, Киев 1873, стр. 240–241; ср. стр. 250) . Патриарх Константий, своим сигиллием от 1833 г. подтвердивший киновию в Руссике и избрание настоятелем иеромонаха Герасима, также назвал его «киновиархом» – ἡγούμενος καὶ κοινοβιάρχης ( там же, 280–281; ср. 274, 276 ) . Наконец, патриарх Иоаким II в сигиллии от 1875 г. утвердил архимандрита Макария «игуменом и киновиархом» патриаршего и ставропигиального монастыря святого Пантелеймона на Афоне. (Ph. Meyer, Die Haupturkunden für die Geschichte der Athoskalöster, Lpzg 1894, S. 267) .

В заключение прибавим, что при некоторых русских лаврах (Александро-Невской в Петербурге, Свято-Троицкой Сергиевой в Сергиевом Посаде близ Москвы) существуют небольшие монастыри или метохи, называемые киновиями. Положение таких киновий при больших лаврах имеет особый исторический смысл. Дело в том, что лавры в древнее время (например, в Палестине) имели у подвижников предпочтение сравнительно с другими формами иноческой жизни, так как совмещали в себе выгоды одиночества и общинного жития, и признавались наиболее целесообразными и образцовыми фронтистириами для подвигов; киновии же (до святого Феодосия Киновиарха в Палестине) не считались самостоятельной формой монашеской жизни, наравне с лаврами, а имели обязанностью подготовлять иноков к более совершенной лаврской жизни и находились в подчинении у настоятелей лавры. И на Афоне киновия возникла после довольно продолжительной борьбы с другими формами иноческой жизни, которая признавались более целесообразными и спасительными («Энциклопедия» II, 195–197) . На Руси монашество возникло и развилось под прямым воздействием иночества греческого. В киновиях, которые и теперь существуют при некоторых русских лаврах, и сохранились, вероятно, следы указанного переходного момента в истории восточного монашества, – тем более, что на Руси, до появления монастырей собственных и настоящих, возникли монастыри несобственные, монастырьки или монашеские слободки при приходских церквах (академик)

Источник текста

Вам может быть интересно:

феодор метохит | афанасия афонского | михаила атталиата | анфим метохит | краткий словарь православных терминов |

Постоянная ссылка: Киновия, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - профессор Александр Павлович Лопухин
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера