> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Время


В начало текстаВ конец текста
: Бог, как существо неизменяемое, не зависит от условий времени, как формы всего изменчивого бытия, или вечен. Время не есть что-либо само по себе существующее; оно есть лишь форма бытия конечного, так как в нем происходят постоянные изменения в вещах, вследствие которых они то появляются, то исчезают, переходя из одного состояния в другое и в каждое определенное мгновение являются не тем, чем они были прежде. Этими-то изменениями и определяется в преемственном бытии конечном прежде и после, начало и конец, настоящее, прошедшее и будущее. Если бы в бытии конечном не происходило таких постоянных изменений, а было бы оно всегда одинаково равным самому себе, тогда не было бы измерения продолжительности бытия, не было бы места и для времени. Таково именно и есть бытие неизменяемого существа Божия. Оно всецело и всегда одинаково владеет своим бытием, без всякого возрастания или уменьшения, без всякой преемственности или перемены, а потому для Него нет ни начала, ни конца, ни прошедшего, ни будущего, а есть только всегда одинаковое, присносущное или вечное бытие. С отрицательной стороны вечность Божия, таким образом, состоит в том, что для Бога нет тех измерений времени, какие прилагаются к бытию конечному (прежде, после, теперь) , с положительной — в том, что в каждое предположенное время Он есть то же, всегда равное Себе Самому. Митрополит

действительно и учит, что Бог есть «Творец не только вещей, но и самого времени и века, в который вещи получали бытие» ( Прав. Испов. ч. 1, отв. на вопр. 33 ) , что «предведение и предопределение были в Боге прежде бытия всех вещей» (там же отв. на вопр. 30) , и Он «знал все прежде сотворения мира» (там же отв. на вопр. 26) . Священное Писание также подтверждает: а (что некогда мир не существовал. Мысль эта выражается в словах Псалмопевца, обращенных к Богу: прежде нежели родились горы, и Ты образовал землю и вселенную, и от века и до века Ты – Бог)

Утверждать, что мир создан Богом не от вечности, а во времени, – говорили некоторые, – значит утверждать, что и сама мысль о мире, само намерение создать мир в Боге не вечны, а возникли только с известного времени, и следовательно, значит допускать в Боге изменяемость. Против этого блаж. Августин замечал, что вечное намерение Божие создать мир и создание мира только во времени не находятся в противоречии; Бог от вечности имел мысль о мире, от вечности определил создать его, но создать с известного времени; следовательно нет основания предполагать, будто Бог как либо изменился, когда действительно произвел мир.

читаем касательно этого предмета следующее: «Спрашиваю: если Богу нельзя приписать бездеятельности и несовершенства, то чем занята была Божия мысль прежде, нежели Всевышний, царствуя в пустоте веков, создал вселенную и украсил формами? – Она созерцала Вожделенную светлость Своей доброты, равную и равно совершенную светозарность трисиянного Божества, как известно сие единому Божеству, и кому открыл то Бог. Мирородный ум рассматривал также в великих Своих умопредставлениях Им же составленные образы мира, который произведет впоследствии, но для Бога и тогда был настоящим. У Бога все перед очами, и что будет, и что было и что есть теперь. Для меня такой раздел положен временем, что одно впереди, другое позади; а для Бога все сливается в одно, и все держится в мышцах великого Божества. » Еще некоторые говорили, что так как Бог от века есть Господь и Владыка, то от вечности надлежало существовать и миру, над которым Он владычествует; или умствовали, что если Бог от века обладает всемогуществом, то Ему необходимо было от вечности создать и мир. На первое мнение, высказанное первоначально еще Гермогеном, отвечал

Лаврентий еп. Курский: «Творец времени бережет время, а мы его расточаем. Он спешит делать наше спасение, а мы откладываем. Утром говорим: «Начну в полдень. В полдень — отложу до вечера. Вечером — это еще не последний час». В юности отлагаем спасение свое до зрелого возраста, в зрелом возрасте отлагаем до старости; в старости — до последней болезни. После этого нет ничего невероятного, что нощь смертная, когда никто не может делати, застанет нас совершенно не готовыми стать на суд.

И не говорите о милосердии Божием, лучше вспомните Его правосудие. Не указывайте на разбойника, — кто знает, будем ли мы пред смертью в состоянии хоть слово сказать к Господу? И тогда куда денутся надежды человека, откладывающего день ото дня спасение свое? Притом, когда этот день наступит? Не знаем мы дня, когда придет к нам Господь. Не знаем, когда и мы сами придем к Господу. День земной всегда оканчивается вечером, а день нашей жизни, увы, оканчивается часто в полдень, и ранее того: и тогда с чем предстанем на суд Божий? Наконец, сама возможность делать добро разве не может исчезнуть? Вот теперь ярко светит над нами солнце, день нашего благополучия в полном разгаре, мы здоровы, средства есть. Милость Божия очевидна, и за ней льются на нас и милости человеческие: самое благоприятное время для делания добра. Но, случается, среди ясного дня вдруг раздается гром и сокрушает могучие дубы, внезапно разразившаяся буря разбивает самые крепкие корабли, разрушает самые прочные здания. Кто знает, не разразится ли и над нами буря бед и напастей? Кто из нас может быть уверен в прочности своего земного счастья? ». «Будем же делать добро, пока день есть. Будем молить Бога, чтобы день нашего земного благополучия не сменился нощию бед и напастей, — увы, от них никто из людей не застрахован. И прежде всего, чтобы нощь смертная не застала нас неготовыми войти в радость и небесный чертог божественной славы Господа нашего Иисуса Христа, Ему же честь и слава во веки веков. Аминь».

В начало текстаВ конец текста

Источник текста

Вам может быть интересно:

вопросы ответы | вопрос ответ | патриарх ответы вопросы главном.(редакционный комментарий | ответил вопросы многочисленных журналистов | архимандрит мельхиседек артюхин отвечает вопросы радиослушателей |
Постоянная ссылка: Время
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера