Воспоминания пленного француза…

  001   002   003   004   005   006  007   008   009   010
В начало текстаВ конец текста
Мы расценили это как знак внимания с его стороны, решили, что он хочет помочь нам скоротать время. Байёль принялся организовывать игру в пикет, когда внезапно заметил изменения в лице и манерах офицера. Спертая атмосфера помещения вкупе с выпитым еще больше затуманили ему голову, которая начала клониться набок. Он пробормотал несколько слов, опрокинулся, и слуга заботливо вынес его вон. На следующий день я встретил этого молодого офицера, чье поведение было столь предупредительно и любезно. Я двинулся навстречу, чтобы поприветствовать его, а мои товарищи стали говорить мне: «Смотри, смотри, твой вчерашний друг». Действительно, это был мой вчерашний друг, но вовсе не друг сегодняшний. Он посмотрел на меня с удивлением, как будто никогда раньше меня не видел и не разговаривал со мной; демонстрация дружбы, предложение жить у него — все было сном. Сегодня это был другой человек. Накануне он мог снять с себя все и отдать мне, плакал при виде моей нужды, горевал о моей участи, будто был моим братом, накануне это был русский — благородный, расточительный, либеральный; у меня для него ничего не было, а он предлагал мне все, чем владел: он был пьян».

Одно было совершенно в новинку французам на базаре, ничего подобного у себя на родине они не видели: ярмарка замороженных животных. На квадратных и круглых столах лежали туши свиней. Будто в большом зале накрыли залы для пиршества; тут же лежали громадные яйца, куры всех расцветок, готовые для вертела; множество замороженной как камень рыбы всех размеров и видов. Среди прочего тут была рыба шести-семи футов в длину, продавец рубил ее топором на куски — сколько попросишь. Ее мясо было как окорок. Я думаю, что это была стерлядь (sterlet) . На открытом воздухе торговали чаем с медом вместо сахара, здесь же за вполне умеренную плату в несколько копеек мужик мог подогреться из чайной чашки порцией водки.

Я как будто впал в своеобразную летаргию, и все, что осталось в памяти, кажется, происходило со мной во сне. Единственное доказательство реальности происходившего со мной — огромная слабость и ужасная боль в ногах. Не знаю, каким чудом я не отморозил их полностью и не потерял в отличие от моих товарищей по несчастью.

Мы прибыли в расположенный на берегу Волги Саратов. Там, как мы полагали, наше путешествие должно было закончиться. Из 2800 заключенных нас оставалось не более 150 человек. Все были больны, кто больше, кто меньше.

По обыкновению, меня с еще тремя или четырьмя пленными расположили в избе. Я не мог самостоятельно ходить: при попытке встать на ноги я испытывал такую боль, будто шел по раскаленному железу. Выбираться из избы на улицу по нужде в течение месяца я мог только на коленях. На мне была все та же одежда, что и в момент пленения, я страдал от паразитов и нечистого тела. Поскольку я разделял скудную трапезу с товарищами, несмотря на болезни и недееспособность, когда подходила моя очередь, я был вынужден вставать на ноги и заниматься жалкой стряпней, чтобы хоть как-то поддержать наше хилое существование. Я одновременно боролся с физической болью и мучился мыслями об огорчениях и переживаниях, которые выпали на долю моей родины и моей семьи. Часто с трех часов пополудни, когда ночь постепенно вступала в свои права, тесня свет, и до десяти утра следующего дня, когда немного рассветало, мы были вынуждены лежать на скамьях или на полу, переваливаясь с боку на бок, не видя ни света, ни солнца, охваченные самыми грустными мыслями. Нас терзали полчища отвратительных насекомых и осаждали огромные крысы, которые, бывало, пробегали и по лицу, и мы часто пробуждались в страхе, что они близко.

Если бы нас оставили в этом городе, мы, я думаю, существовали бы достаточно хорошо. Жизнь здесь идет полным ходом. Зайца (без шкуры) тут продают за 2 pétaques, 10 копеек или полрубля (так в оригинале. — Прим. ред.) , что на наши деньги составляет около 10 су, иногда дешевле. Глухарь, который в России достаточно распространен и пользуется спросом, стоит 5 пятаков или 30 копеек. Молоко, рис и другие продукты питания, которые можно добыть зимой, не так дороги, как в центре России. Замороженные мясо и рыба также по очень низкой цене за ливр. Мы находились в Саратове примерно неделю и уже думали, что нас оставят здесь зимовать, когда прибыл приказ о новом назначении. Нам нужно было опять отправляться в дорогу, и мы готовились к новым мучениям и несчастьям.
  001   002   003   004   005   006  007   008   009   010
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

кафедральный собор честь преображения господня виннице 1758 перестроен 1830-1866 1894-1895 90-х | смоленскую икону божией матери | собор вознесения господня симбирске | иосиф патриарх константинопольский миниатюра кодекса георгия кодина 1438-1439 paris 1783 fol 98v | саратове двух голых детей оставили квартире открытыми окнами |

Источник текста


Постоянная ссылка: Воспоминания пленного француза…
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера