Воспоминания пленного француза…

  001   002  003   004   005   006   007   008   009   010
В начало текстаВ конец текста
Они намеревались пройти через деревню, чтобы без остановок добраться до Смоленска, но были замечены часовым и вынуждены ретироваться. Все офицеры были созваны в круг, чтобы обсудить, что делать дальше. Одни предлагали дождаться ночи, внезапно атаковать врага и прорваться сквозь его ряды к Смоленску. Другие предлагали искать иную дорогу и под покровом ночи тихо отступить. Спросили проводников, знавших местность, насколько осуществимо последнее предложение. Те ответили, что для этого нужно было бы свернуть в лес, дорог в котором они не знают, и что есть риск проблуждать в нем несколько дней. Они также сказали, что если мы хотим пойти другой дорогой, то они могут отвести нас в большую деревню верстах в 12–15 от того места, где мы находимся, — из этой деревни идет прекрасная дорога на Смоленск и в этом направлении русских войск нет. Несмотря на недовольство большинства, было принято это последнее предложение. Генерал, полковники, старшие офицеры полагали, что перед нами противник, значительно превосходящий нас числом.

Мы приняли необходимые предосторожности, чтобы войти в деревню, не слишком пугая ее обитателей: нужно выбирать правильную линию поведения, дабы обеспечить себе хороший прием. Шли тихо, с проводниками во главе колонны. Собаки, которых мы не могли заставить замолчать, носились, создавая адский шум: несколько мужиков вышли посмотреть, что происходит. Наши проводники по приказанию польских офицеров обратились к одному старику, чтобы договориться с ним о хорошем, насколько возможно, расквартировании на ночь нашей дивизии, которая с победой возвращается из Москвы в сопровождении еще двух дивизий на флангах — справа и слева. Эта военная хитрость была придумана на тот случай, если у крестьян есть какая-то связь с русскими войсками, чтобы в их доносе мы выглядели гораздо более грозной силой, нежели являлись на самом деле, и чтобы русские подумали дважды, прежде чем нас атаковать. А чтобы русские не узнали правды, проводники были поставлены под надзор, исключающий любое их общение с другими русскими.

Эта деревня (Хмара) была одной из самых больших, что нам довелось видеть. В двух внушительных каменных зданиях мы нашли только слуг и одного управляющего. В этих домах расположился штаб и офицеры. Я был так утомлен, что, зайдя в один из домов, не имел никакого желания искать хозяев. Я пробрался в первую неосвещенную залу, задевая в потемках какие-то предметы. Ощупав очередную преграду, я понял, что это бильярд: вот прекрасная постель для меня! Долгое время я спал только на белом ковре из снега и вот наконец могу поспать на зеленом сукне. Я забрался на стол, положил свой дорожный ранец под голову, накрылся шинелью и уснул. Давно я так хорошо не отдыхал: когда я проснулся, день уже был в разгаре. Мой сон был так глубок, что я и не заметил, как порвал сукно на бильярде.

Я должен был отправиться в свой полк, чтобы узнать, какие были отданы приказы. Выяснилось, что мы останемся на два или три дня в этой деревне, так как в ней есть все необходимые ресурсы для восстановления наших истощенных сил. Дивизия расположилась наполовину в домах, наполовину бивуаками — они стоя ли повсюду вокруг.

Каптенармус показал предназначенное мне помещение. Это была очень хорошая комната с окнами на разные стороны, из которых открывался вид на деревню, так что я мог видеть и наши аванпосты, и вообще все происходящее.

Через деревню не проходила еще ни французская, ни русская армия, так что имевшийся в ней магазин был полон водки, табаку, муки, сушеных овощей. Хозяин магазина держал большую торговлю разными продовольственными товарами в Москве, Вильне и других городах. Мне было поручено совместно с управляющим и польским офицером в качестве переводчика организовать питание, снабжение штаба и офицеров в частях и все, что с этим связано. Я отдал приказ, который управляющий беспрекословно выполнил: во всех печах деревни печь для солдат хлеб, а также забить необходимое число коров, баранов и свиней, обеспечив нас на три дня мясом, картошкой и другими овощами, пивом, couasse (квасом) , а водкой — только на день. Решив вопросы с войсками, я стал заниматься офицерами. Управляющий согласился, чтобы кухни в обоих каменных домах обеспечивали нам питание в следующем режиме: завтрак в 9 утра, обед в 4 часа.

Так прошло несколько дней, разведчики, удаляясь на четыре-пять верст, ни разу никого не встретили. Мы не знали, ни что происходит в Смоленске, ни что с Великой армией.

Настала моя очередь идти с подразделением в разведку. Я выступил незадолго до рассвета. Мы шли в тишине по широкой дороге, петлявшей среди леса. Впереди мало что можно было разглядеть.
  001   002  003   004   005   006   007   008   009   010
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

кафедральный собор честь преображения господня виннице 1758 перестроен 1830-1866 1894-1895 90-х | смоленскую икону божией матери | собор вознесения господня симбирске | иосиф патриарх константинопольский миниатюра кодекса георгия кодина 1438-1439 paris 1783 fol 98v | саратове двух голых детей оставили квартире открытыми окнами |

Источник текста


Постоянная ссылка: Воспоминания пленного француза…
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера