Политико-правовой статус византийских императоров Православие.Ru

  001   002   003   004   005   006   007   008   009   010   011  012   013   014   015
В начало текстаВ конец текста
Юстиниан Великий, Феофил (829–842) , Лев VI Мудрый и Феодор II Ласкарис много времени посвящали составлению проповедей и церковных песнопений. Сохранились «слова» Льва VI на Рождество Богородицы, Введение Ее во храм, Благовещение, Сретение, Рождество Христово, Вербное воскресенье, Воздвижение Святого Креста Господня, Воскресение и Вознесение Христа, на Сошествие Святого Духа и Пятидесятницу, Успение Богородицы, Неделю всех святых, Усекновение главы Иоанна Предтечи, в честь св. Иоанна Златоуста и св. Николая Мирликийского, а также «слово» ко всем христианам – всего 19 проповедей. Из не сохранившихся сочинений известны работы «О судьбе», «Главы о добродетели», «Нравственные правила». Кроме того, Льву VI Мудрому приписывается полемическое сочинение с сарацинским князем Омаром. Как правило, эти проповеди зачитывались в храмах его чиновниками, но нередко царь и сам выходил с текстом на амвон.

Не менее плодотворным император был и в области церковной гимнографии. Он написал стихиру на «Хвалите» в Лазареву субботу, две стихиры на Великий пяток, стихиру на утрени в неделю ваий «Презревши, душа моя, божественных помазаний», пять стихир на «Господи, воззвах» за вечерей, 11 стихир евангельских, среди них известную стихиру «Придите, людие, триипостасному Господу поклонимся». Его перу принадлежит и песнь на второе пришествие Христа, впоследствии положенная на ноты [75]. Феодор II Ласкарис также неоднократно пробовал себя в богословии и гимнографии. Его перу принадлежит Великий молебный канон Богоматери «Колеснице гонителя фараона погрузи…», вошедший в славянские Октоих и Псалтирь с восследованием [76]. Им написано множество тропарей и ирмосов и подобраны музыкальные переливы, трогающие душу всякого верующего христианина [77]. Не утруждая читателя деталями, заметим, что византийские императоры в скором времени стали осуществлять все полномочия, которые канонически закреплены за органами церковного управления и священством, включая епископат, за исключением одного – совершения таинств, на что, впрочем, римские цари никогда не претендовали.

Удивительно, но иногда, хотя и редко, императоры добровольно ограничивали свою правоспособность, передавая иным государственным органам свои полномочия. Классическим примером является история создания в 1296 году императором Андроником II Палеологом «Вселенского суда», никогда ранее не существовавшего в Римском государстве. Собрав народ в храме, василевс констатировал слабость и продажность судебных учреждений. А потом объявил о своем решении создать специальный суд, составленный из 12 судей – 6 священников и 6 сенаторов. Исключительно ему отныне подсудны все гражданские дела, включая и дела лиц царской семьи. В документе говорится, что хотя сам царь стоит выше закона и всякого принуждения и ему позволительно делать все, но Андроник II презрел такое положение дел и отдает себя в руки закона и Вселенского суда. Тем самым император отказывался от части своих судебных полномочий и ограничил собственную правоспособность. И хотя в скором времени суд не оправдал возложенных на него надежд и был упразднен, этот прецедент очень важен для нашего исследования [78]. По идее, правоспособность царя не должна была отличаться в худшую сторону от правоспособности рядового римского гражданина. Но на самом деле так считали не все и не всегда. С этим связан один запоминающийся пример.

Однажды император Феофил увидел корабль, заходящий в гавань Константинополя. Поинтересовавшись, чье это судно, он узнал, что корабль принадлежит его супруге, царице св. Феодоре (842–856) . На следующий день василевс явился в порт, где на якоре стояло интересующее его судно, узнал, какой груз находится в его трюме, а затем собрал сенаторов и спросил, кто из них имеет нужду в хлебе или другой домашней провизии. На это все сановники ответили, что не испытывают нужды ни в чем. «Неужели вы не знаете, – продолжал царь, – что августа, моя супруга, превратила меня – царя Божией милостью – в судовладельца? А кто когда видел, чтобы римский царь или его супруга были купцами? » После этого император приказал отпустить всех моряков, находящихся на корабле, на сушу, а судно сжечь вместе со всеми товарами [79]. Иначе говоря, император посчитал, что царский сан не совместим с возможностью для него и членов его семьи осуществлять предпринимательскую деятельность и обогащаться таким способом.

В целом отметим, что при наличии многочисленных источников и даже законов, определявших императорскую правоспособность, она не могла считаться «закрытой» по содержанию, то есть полностью определенной и описанной. Ведь всегда могли возникнуть ситуации, неизвестные ранее. А потому современники формировали мозаичный портрет царской власти на основании конкретных прецедентов, оценкой которых выступали польза Церкви и общее благо Византийского государства.

Правоспособность и дееспособность императора Византийский император Мануил II Палеолог. Константинополь. 1409–1411.

Такова в целом история формирования и содержание статуса римского (византийского) императора. Между тем невыясненными остались несколько важных вопросов.
  001   002   003   004   005   006   007   008   009   010   011  012   013   014   015
В начало текстаВ конец текста

Предыдущий текст

Источник текста

Вам может быть интересно:

мануилом палеологом | константинопольская церковь канонизировала последнего трапезундского императора | мануилу палеологу | константину палеологу | мануилом комнином |
Постоянная ссылка: Политико-правовой статус византийских императоров Православие.Ru
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера