> Помогите ребёнку на реабилитацию <

«Не должно вам быть». К 90-летию кампании по изъятию церковных ...

  001  002 
В начало текстаВ конец текста


Конечно, были разные ситуации: где-то ничего не могли делать и не пытались, где-то считали, что главное — сохранить человеческие жизни. Но в целом люди понимали, что дело не в деньгах, которые власть якобы хотела потратить на нужды голодающих, а это просто издевательство над их верой. И как раз в 1922-м году было, вероятно, последнее широкое народное сопротивление. Но при этом народ был безоружным. И если представителей власти, приходивших изымать церковное имущество, выгоняли, то после приходил уже отряд вооружённых красноармейцев. — Кто участвовал в создании выставки и как собирались экспонаты? — Организацией выставки занимался московский культурно-просветительский фонд «Преображение». Проекты этого фонда поддерживает Свято-Филаретовский институт. В городе Шуе есть литературно-краеведческий музей Константина Бальмонта, несколько экспонатов дала администрация этого музея.

Конечно, вещей, связанных с той кампанией, вообще очень мало. Ведь то, что из храмов изъяли, было или переплавлено, или продано. Что-то находится до сих пор в наших музеях. Например, рака Святого благоверного князя Александра Невского теперь в Эрмитаже. На нашей выставке представлена фотография момента, когда её демонтируют и собираются увозить. Но кое-что нам собрать удалось. И в этот раз, поскольку мы проводим выставку совместно с только что открывшимся музеем Александро-Невской Лавры, мы представили несколько экспонатов, связанных с событиями в Петрограде.

Также на выставке есть экспонаты из личных коллекций семей А. В. Чельцова (внука протоиерея Михаила Чельцова) , С. М. Доброумова (правнука протоиерея Философа Орнатского) .

Священник Философ Орнатский и семья священника Михаила Яворского. — При помощи этой выставки вы хотите просто рассказать историю, или проект содержит в себе что-то ещё? — Мы ставили несколько задач. Во-первых, мы хотим ещё раз развенчать миф о том, что Церковь не помогала голодающим, ведь он до сих пор существует. Пропагандистская машина работала очень хорошо. У нас на выставке представлены советские газеты тех времён — почитайте, как там это описывалось. Если не быть в контексте всей истории, вполне можно поверить. Церковь, наоборот, старалась помогать людям, но власть помешала ей развернуть широкомасштабную помощь. И клевету на Церковь нужно опровергать.

Во-вторых, важно говорить о настоящих намерениях советской власти в отношении Церкви. У нас на выставке специально представлено письмо Владимира Ильича Ленина по поводу событий в Шуе, в котором он пишет, что задача советской власти — уничтожить «как можно больше попов».

В-третьих, и это, может быть, самое главное: нам хочется показать Церковь не только страдающую, но и отстаивающую своё достоинство. Ведь было много людей, которые не пожалели своего доброго имени, а часто и своей жизни для того, чтобы побороться за Церковь и за народ. Такие примеры веры сейчас нам всем очень нужны.

Вот, например, владыка Вениамин, митрополит Петроградский, был человеком очень мудрым и очень любимым народом. И он был расстрелян как раз в ходе той кампании, которая началась в 1922-м году. А он очень много сделал для Петроградской епархии. Выставка рассказывает, например, и о священниках, которые пострадали в Шуе, в частности, о настоятеле местного кафедрального собора отце Павле Светозарове, который тоже был расстрелян. Также мы говорим о петроградских и московских священниках, о мирянах.

Эта часть нашей истории настолько забыта, что мы не смогли найти даже фотографий многих людей. Когда выставка проходила в Москве, у нас была интерактивная карта города, на которой были указаны храмы, в которых проходили столкновения верующих с «изымателями». И там была дана информация о тех священниках, которые проходили по судебным делам — это очень много народу. А ведь если человек был осуждён в 1922-м году, то весьма вероятно, что в 30-е он снова попадал в лагерь, а в 1937-м году, скорее всего, его уничтожали. Мы очень мало знаем о том, какая была церковная жизнь в то время, что предлагали эти священники, как они собирали людей. Ведь если люди засвидетельствовали свою веру такими страданиями, значит, что-то им Господь открыл, что-то они знали особенное о жизни Церкви. — Сейчас выставка открылась в стенах Александро-Невской Лавры. Понятно, что сюда придут в основном люди или церковные или, по крайней мере, неравнодушные к истории Русской Церкви. А проходила ли эта выставка в светских учреждениях? — Да. Она проходила, например, в Московском государственном музее современной истории России. И посещали её не только церковные люди. Учителя стараются приводить молодёжь, подростков. Кто-то приводил своих знакомых. Ведь сейчас большинство людей историю знают очень плохо. До того, как открыться в Санкт-Петербурге, наша выставка проходила в Воронеже, где за месяц её посетило около 1500 человек — это очень много для такой выставки. Притом, что в Воронеже выставка размещалась в кафедральном соборе.

Для нас очень важно показать достоинство Церкви, её красоту, показать в том числе и тем людям, которые её критикуют. И до сих пор в наших книгах отзывов я не нашла ни одной негативной записи. Как правило, люди благодарят именно за то, что они узнали много нового для себя, узнали, насколько страшная была ситуация. Для меня самой, например, было открытием, что на территории Александро-Невской Лавры в начале 20-х годов собирались устроить крематорий. И есть даже проект этого крематория. — В настоящее время в России на официальном уровне проводится политика сглаживания конфликта между Россией до октябрьского переворота 1917-го года и советским периодом. Это как-то сказывается на ваших организационных вопросах? Вам не стало труднее договариваться со светскими учреждениями? — Поскольку мы выставляемся в музейных помещениях, то на нашей выставке такая политика не сказывается. Потому, что это дело музея — устраивать или не устраивать ту или иную выставку. Хотя наша выставка — разговор об истории, а не о современности, то есть в каком-то смысле разговор не такой острый. Конечно, если не думать о том, что последствия тех событий ощущаются и по сей день. Но мы стараемся говорить и о влиянии истории на современность.

Музей Александро-Невской Лавры расположен в здании, где до октябрьского переворота 1917-го года располагались монастырские библиотека, архив и древлехранилище. В советское время всё это было полностью разорено, а в здании долгое время располагалась станция переливания крови. Выставка «Non licet vos esse. Не должно вам быть» работает до 12 января 2014 года. Вход на выставку свободный.

Протоиерей Дмитрий Грамматин, последний настоятель Троицкого собора в г. Шуя, и звёзды с Троицкого собора.

Епитрахиль, изъятая из петроградского храма и переданная для использования в театральных постановках.

Епитрахиль и икона, расстрелянная большевиком после вселения в коммунальную квартиру в результате уплотнения.

Образки, изъятые у арестованных по делу о сопротивлении властям во время кампании по изъятию церковных ценностей.
  001  002 
В начало текстаВ конец текста

Предыдущий текст

Источник текста

Вам может быть интересно:

интерьер четверика троицкого собора | файл:иконостас троицкого собора нерехтского.jpg | настоятель свято-воскресенского храма | файл:тоицкая церковь села кандабулак настоятель храма.jpg | троицкого храма троицком-голенищеве |
Постоянная ссылка: Не должно вам быть». К 90-летию кампании по изъятию церковных ценностей (+Фото) Православие.Ru
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера