> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Жизнеописание в Бозе почившего оптинского старца иеросхимонаха ...

  029   030   031   032   033   034   035   036   037   038  039   040   041   042   043   044   045   046   047   048   049
В начало текстаВ конец текста
» И затем, по свойственному ему глубочайшему смирению, прибавил: «я вас поил вином с водой; он- же будет поить вас чистым вином. » – Вышедши от Батюшки, я стала искать Батюшку О. Иосифа; но к моему крайнему удивлению не нашла его дома. Оказалось, что он послан был Старцем в монастырь, и во время моей исповеди входил благословиться идти. – Поискав Батюшку О. Иосифа, я нечаянно встретилась с одною белевскою монахинею, духовною дочерью Старца, которая как-то испытующе взглянула на меня и спросила: «вы у кого исповедались? » К счастью я научена была Старцам, как ответить, и спокойно сказала: «как и все. » – Лжи тут не было; исповедь была обыкновенная, как и у всех. Она же удовлетворилась моим ответом.

Раз тоже приехала я в Оптину к Старцу, и еще ничего положительно не думала говорить ему о монастыре и о своем устройстве в нем. Дети и дела держали меня. Мысли свои о монастыре я крепко скрывала. Вышед на общее благословение, Батюшка взглянул на меня и сказал: «о монастыре надо говорить наедине. » Пройдя дальше, Старец вернулся, и проведя меня рукой по лбу, сказал: «шила в мешке не утаишь. » – Я этого сначала не поняла, и подумала: Батюшка говорит что-нибудь о моих грехах. – Позвав меня вечером того-же дня, Старец, – но помню, – спросил-ли меня, или предложил мне какое-то занятие. Но я перепугалась, и сказала: «Да – нет, Батюшка, я пойду за вами. » – «А пойдешь за мной, ну так подойди ко мне, – я тебя перекрещу. » И Старец перекрестил меня большим крестом. В этот раз я высказала ему уже все, что было у меня на душе. И потому когда я уходила, Батюшка опять подозвал меня, сказав: «подойди, – я тебя еще раз благословлю. » Личико его было радостное. И он тут-же велел одной монахине проводить нас с дочерью за него.

Еще случай со мною. Нужно мне было, с моею дочерью, уезжать из Оптиной. Был конец Октября, – самая глубокая осень. День был дождливый, грязь невылазная. Батюшка был чем-то занят, и принял меня только в два часа дня. Я уже, по правде сказать, и не думала выезжать так поздно. Но Батюшка, взглянув на меня, сказал: «если не побоитесь, Бог благословит ехать. » Я ответила: «если, вы, Батюшка, благословите, ничего не побоюсь с вашим благословением. » И так мы выехали из пустыни на почтовых в третьем часу по полудни, и доехали уже до Андреевской, последней до Калуги, станции. Дождь усилился; настала непроглядная темь, какая бывает у нас только в осеннее время, хотя час был не особенно поздний, – часов семь вечера. Лошадей тут не было; надо было целый час ждать. Староста начал было уговаривать нас остаться, за темной ночью и плохой дорогой, которая в то время особенно была плоха от этой станции до Калуги (теперь там шоссе) . Но я ему ответила: «я не боюсь. А если вы не беретесь везти нас, – это другое дело. » – Повезли. Когда мы въехали в лес, который скоро за Андреевской станцией начинается, то не только не видно было дороги, даже нельзя было разглядеть тройки белых лошадей, которые нас везли. Ямщик стал ворчать и пугать нас Выркой (так называется место, где мост через ручей) , что трудно будет попасть на мост. Я опять сказала ему: «боишься, – вернись». – Едем дальше. Так называемую Вырку про ехали благополучно. Но вскоре постигла нас такая неожиданность. Не доезжая версты четыре до Калуги, по обеим сторонам дороги тянется лес. Вдруг неподалеку от нас мы услышали свисток, как это бывает в городах у полицейских. Мы вздрогнули. В ответ свистку раздался другой такой же, а дальше и третий. Дело было понятно. К дороге кто-то подходил. Мы ехали шагом. Бубенцы и колокольчик звенели потихоньку. Ямщик и мы обе перекрестились. Я подумала себе: «Батюшка родной! Зачем же ты нас отпустил в такую ночь? » – Слышалось, что кто-то уже подходит к нам. Но в это самое время вдруг сзади нас раздался звон колокольчика, – кто-то шибко ехал. Оказалось, – то была эстафета, которая и догнала нас в самое опасное для нас время.

В другой раз, собираясь, великим постом на пятой неделе, в Оптину готовиться, я взяла с собой старшую свою дочь. А меньшая моя, крестница, оставалась у моих хороших знакомых, – она еще училась. – Очень желалось мне тогда встретить Пасху при Старце.
  029   030   031   032   033   034   035   036   037   038  039   040   041   042   043   044   045   046   047   048   049
В начало текстаВ конец текста

Вам может быть интересно:

церковь иова многострадального троицком лютиковом монастыре | разногласия между старцами/батюшками/богословами как быть | многоглаголание пустословие любопытство наследия оптинских старцев | ответил вопросы многочисленных журналистов | добриан многогрешный |

Предыдущий текст

Источник текста


Постоянная ссылка: Жизнеописание в Бозе почившего оптинского старца иеросхимонаха Амвросия, Часть 2 - читать, скачать
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера