> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Чудо о Тайдуле Православие.Ru

 001   002   003   004   005
В начало текстаВ конец текста
Нравится Чудо о Тайдуле Исцеление Тайдулы. Клеймо иконы митрополита Алексия с житием. Икона из Успенского собора в Московском Кремле. Между 1462 и 1483 гг. Москва, Третьяковская галерея Смотреть художественные фильмы, так или иначе относящиеся к православной тематике, дело непростое и отчасти даже нервное – достаточно вспомнить хотя бы «Адмирала», сыгранного тем же ансамблем, что и «Ирония судьбы-2», вышедшая за год до него.

Во-первых, кинематограф чувствует себя на все еще новом для него поле как слон в посудной лавке. Во-вторых, частью случаев попытки снять что-нибудь «православное» вызваны конъюнктурой, и даже если не оказываются клюквой в сахаре, то все равно оставляют по себе приторное послевкусие. Ну а в-третьих, как сказал кто-то умный, не нужно стремиться снимать «православные фильмы» – достаточно, чтобы в кино пришли православные режиссеры.

Впрочем, за этой несложным рецептом успеха скрываются такие просторы, что мы устремляться в них пока не будем, а только лишь пригласим вас к размышлением.

Размышлениям о том, что же из себя может и должен представлять кинематограф, не чуждый духовности, – но не в том смысле, в каком понимали ее в позднем СССР и теперь понимают в Европе, – а в истинном: то есть говорящий с людьми если не впрямую о Боге, то о стремлении человеческого духа к Нему, вверх.

Тем более, что скоро пока еще недлинный каталог интересующих нас фильмов пополнится новой значимой картиной.

Сценарист Юрий Арабов и режиссер Андрей Прошкин готовятся выпустить на экраны «Орду» – фильм, в котором рассказывается, как в XIV веке святитель Алексий, митрополит Московский, ездил в Орду, чтобы исцелить жену хана. Мы решили поговорить с Юрием Арабовым о том, чем сложны «житийные» фильмы, что на самом деле представляла собой Орда, и почему никто не знает, как разговаривали люди даже в недавнем прошлом.

Материал предложила студия «Православная энциклопедия», продюсер Сергей Леонидович Кравец. Я сначала отказывался, поскольку считаю, что картины о святых невозможно сделать художественными. Искусство соткано из противоречий, а в канонизированных Церковью фигурах противоречий не существуют, из житийной литературы они вычеркнуты. Драматургия – это преодоления, борения, страдания, сомнения. Канонизированный же святой или святость – это конечная точка человека, к которой необходимо стремиться. И все попытки показать святых, существующие в кино, или неудачны, или же показывают святость от обратного. Но подобные картины сразу вызывают критику людей, которые хотят видеть на экране икону, а иконопись – это не совсем искусство, это, как мы знаем от отца Павла Флоренского, это окно в другой мир… Сцена из фильма «Орда». Фото Михаил Фомичев Вот почему поначалу я отказывался от этой работы, но потом сказал продюсеру: «Я не смогу сделать картину о святом, который ходит по экрану и излучает из себя святость. Я могу сделать картину о жертве; о том человеке, который жертвует всем, и после этой жертвы в мире что-то меняется». И Сергей Леонидович сказал: «Да, это нам подходит». И тогда я попытался написать сценарий о том, как митрополит Алексий – с высоты своего сана и с высоты своего служения – опускается в глубину народа, находящегося в порабощении у Орды. Написать историю о том, как чуда не получается. Мы взяли за фабулу картины историю про то, как святитель Алексий ездил в Орду и исцелил от слепоты ханшу Тайдулу. Этот сюжет есть в житии святителя.

Так вот, по сценарию, у митрополита Алексия чуда не получается, епископа наказывают, сдирают одежды, обливают водой, и он становится бездомным, и его отправляют к русским колодникам.

У нас – отчасти после Льва Гумилёва – пошла традиция представлять себе Орду как неких толерантных восточных людей. Это абсолютно не сходится с историческими источниками. Ордынцы были достаточно жестоки, они разоряли церкви – и это описано в летописях (летописи – единственный исторический источник, и если их ставить под сомнение, то у нас не остается документальных источников вообще) . Ордынцы на позднем своём этапе действительно давали так называемые «пайзы» – охранные грамоты для Церкви, освобождали её от налогов. Но надо понимать, для чего они это делали: чтобы Восточная Церковь не соединилась с Западной и не смогла дать отпор Орде. Это всё достаточно низменная политика. Представлять себе ордынцев как веротерпимых людей нельзя – это абсолютно не сходится с нашей историей.

Итак, по сценарию, святителя Алексия наказывают, он у колодников, он становится истопником, топит бани, в которых купаются ханы и их приближенные. В истопниках больше месяца не живут, потому что люди умирают от обезвоживания.
 001   002   003   004   005
В начало текстаВ конец текста

Вам может быть интересно:

деяниях апостолов апокрифических | евфросинии преподобной великой княгини московской орден | орден прп евфросинии вел кнг московской | великий покаянный канон | священномученик алексий бельковский архиепископ великоустюжский |

Источник текста


Постоянная ссылка: Чудо о Тайдуле Православие.Ru
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера