> Дело дня: Помогите ребёнку <

У церковной прессы главные проблемы с тематикой и аудиторией | ...

  001  002   003
В начало текстаВ конец текста
Помню, как он удивлялся: оставишь пару пачек газет, приедешь через три месяца, а их никто даже не распаковывал. Когда 11 лет назад была создана пресс-служба УПЦ, то мы решили издавать ежемесячный информбюллетень, что-то наподобие американской “журналистики быстрого обслуживания”: снимали значимую, событийную информацию со всех епархий, обрабатывали, разбивали на 15 рубрик – церковь и власть, церковь и общество, церковь и культура, социальное служение, нарушение прав верующих и пр., – дополняли официальной хроникой, информацией об общецерковных событиях, актуальными выступлениями Святейшего патриарха, Блаженнейшего митрополита, других иерархов. Журнал без оформления, дешевый – стоимостью бутылки сока или одного проезда в вашем московском метро. Блаженнейший все эти годы сам просматривал все материалы, благословил, чтобы на приходы брали не менее двух экземпляров: один в приходскую библиотеку, другой – священнику, как подспорье при подготовке к проповедям, выступлениям, беседам с верующими. Чтобы он перед сном с карандашом или ручкой пробежал, сделал пометки и выписки там же в журнале на страницах “для заметок”; так как корешок на пружине, можно вырвать лишь какой-то один материал, остальное отправив в утиль. Словом, пособие для работы. В одних епархиях с распространением не было проблем, в других – не читают и читать не хотят. А когда появился Интернет, заявили: никакая церковная печатная периодика не нужна, поскольку все грамотные и все читают в сети. – Аргумент весомый. – Не такой уж и весомый. Как-то с одним владыкой мы обсуждали эту тему. Я ему говорил: вот на вашем сайте стоит хорошая новость, указано количество просмотров – 16. Для епархии в триста священников – негусто. Ее взяли два общецерковных столичных сайтов, еще по 20-30 просмотров. Итого – около 70. Получается, что читателей церковных новостей у нас меньше, чем православных архиереев в Украине. Аналитику, выступления, доклады иерархов просматривают еще меньше. Но даже если бы было не 70, а 700 или тысяча просмотров, что большая редкость, то получается, что лишь десятая часть священнослужителей интересуется церковной информацией. – А чем вы это объясняете? – Невостребованностью в повседневной работе. Если вы пишете, то много читаете, потому что написанное – это тоже новость, поскольку вы должны привносить нечто новое, а не повторять уже обнародованное и заезженное. Если вы готовитесь к проповеди, выступлению, беседам, дискуссиям с верующими и неверующими, то тоже много читаете. А если не пишете и не готовитесь, то и в чтении нет необходимости. Вот старшее поколение архиереев – пишущее, у каждого изданы книги, библиотеки собрали такие, что глаза разбегаются. Это люди мудрости и мысли, очень дисциплинированного самообразования. А вот у нового поколения, как правило, не то что книги, ни одной статьи отыскать невозможно. Что вообще-то нонсенс. И пишущий священник – тоже редкость. – Но Церковь – не “Союз писателей”. – Конечно. Но владение письменной речью – первый признак образованности, культуры, интеллекта. У такого человека и проповедь, и выступление, и беседа совершенно другого уровня. Вот мы, так называемая православная общественность, уже почти четверть века пишем о Церкви, о ее непреходящем значении, огромном духовном наследии. А когда с конкретным олицетворением всего этого – с нашим священником – встречаешься, слушаешь его, то не знаешь, что и думать. У меня есть знакомая, известная писательница, у нее издано книг 30 или 40, поэтических, прозаических, детских, она со своей подругой-профессоршей, тоже старушкой, решила посетить службы в разных храмах Киева. Потом у меня спрашивает: а почему так много сельских батюшек в наших храмах? Она полагала, что раз священник плохо говорит, не может связать слова с мыслями, невразумителен, то он непременно приехал в столицу из глухомани и еще не отесался. Хотя это многоученые и вполне продвинутые священники. По этой же причине у нас много противников того, чтобы священники преподавали в школах. Я говорил об этом с двумя министрами образования – с нынешним и из предыдущего правительства. У них хорошее отношение к нашей Церкви и знают о ней не меньше нашего. Они рассказывали, что пробовали экспериментировать, привлекая священников к преподаванию, и пришли к выводу: пока уровень образованности священнослужителей не приблизиться к учительскому, в школы пускать их не стоит. Так что у церковной прессы, на мой взгляд, главные проблемы с тематикой и аудиторией. – Вы говорили, что светские СМИ также выражают вполне православную точку зрения. Большинство из того, что вы читаете, смотрите, у Вас как православного человека не вызывает отторжения? – Светский журналист в суждениях апеллирует к традициям, устоям, которые у нас были сформированы Православной церковью, к законам, которые большей частью согласуются с христианской моралью.
  001  002   003
В начало текстаВ конец текста

Ссылки на другие источники в источнике:

VII Всеукраинский фестиваль СМИ православных проходит во Львове | Православие и мир | В Тобольске пройдет фестиваль «Православие и СМИ» | Православие и мир | Андрей Десницкий о Правмире: Это удивительная история попадания в нужные идеи | Православие и мир | «Матроны.Ру», которые должны были случиться | Православие и мир | Православные СМИ - не только московские | Православие и мир | Архиепископ Охридский Иоанн: Цифровой язык – самый мощный из доступных тварным существам (+Видео) | ... | Разговор с нецерковной аудиторией: проблемы, ошибки и возможные решения | Православие и мир | Быть со Христом – это нейтралитет? | Православие и мир | У церковной прессы главные проблемы с тематикой и аудиторией | Православие и мир |

Источник текста


Постоянная ссылка: У церковной прессы главные проблемы с тематикой и аудиторией | Православие и мир
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера