Образ последнего российского императора в автобиографическом наследии ...

  001   002   003  004   005   006   007
В начало текстаВ конец текста
под названием «Революция»; носителями зарождающегося внутри эпохи авангарда протопостмодернистского отношения к ней оказываются юный поэт и представительница «самой древней профессии», они понимают всю тщету пролетарского футуризма — интеллигентского «будетлянства»; есть ещё один представитель этого отношения, он назван в стихотворении «самым умным», ибо ему открывается отсутствие онтологической иерархии в явлениях мира и бытие как исключительно эстетическая реальность, замешанная на исключительно метонимических связях, абсурдная в своём бессмысленном круговороте... «Самый умный» — скептик, с его отношением, по-видимому, совпадает авторская позиция Шершеневича: И случилось не вдруг. И на улицах долго краснели Знамёна, подобные бабьим сосцам.

В эти дни отреченья от старого мира Отрекались от славных бесславий страны: И уже заплывали медлительным жиром Крылья у самой спины...

Только юный поэт и одна... — с тротуара — Равнодушно глядели на зверинец людей, Ибо знали, что новое — выцветет старым, Ибо знали, что нет у кастратов детей.

И в воздухе, жидком от душевных поллюций, От фанфар «Варшавянки», сотрясавших балкон, Кто-то, самый умный, назвал Революцию Менструацией этих кровавых знамён! (24) Но отношение Булгакова к революционному мороку осложнялось сокровенным другим: «... я любил Царя и изнывал в тревоге за Царскую семью. ... пришёл красный хам... ... жизнь становится вульгарной и низкой... » (25) . Страх за Царя и его семью — на фоне «брехни Керенского... ничтожного болтуна» — становился ведущим мотивом присутствия отца Сергия на необратимо тонущем корабле дураков: «Я, мрачным Гамлетом, ... проходил среди этих сумасшедших. Была Крестопоклонная неделя Великого Поста. — Об этом, конечно, все забыли, а у меня были самые тяжёлые предчувствия от этого символического совпадения. Затем поползли слухи о вынужденном отречении: я и этого ждал, потому что знал сердцем, как там, в центре революции, ненавидели именно Царя, как там хотели не конституции, а именно свержения Царя, какие жиды там давали направление. Всё это я знал вперёд и всего боялся — до цареубийства включительно с первого же дня революции, ибо эта великая подлость не может быть ничем по существу, как цареубийством, которая есть настоящая чёрная месса революции. И вот, понеслась весть за вестью: Царь отрёкся. Одновременно с этим в газетах появились известия об «Александре Феодоровне» (по новой жидовской терминологии, с которой нельзя было примириться) : больны корью Царевны, болен Наследник, и она под арестом. Слёзы, бессильные и последние, душили при чтении, а газетчики кричали по улице гнусные слова: «Арест Романова» и пр. ... хотя поражало, что во всём этом море лжи, клеветы и ругани, он выходил прекрасным и чистым. Ни единого неверного, неблагородного, нецарственного жеста, такое достоинство, такая покорность и смирение. Подходила Пасха. Мысль о них: что с ними, как? Появилось сведение, что они говели, причащались, что к ним допущен священник. Рассказывалось, что Государь работает в саду, и как оскорбляют его хамократы» (26) . С одной стороны: смирение и достоинство — с другой: бесчинство и наглость! Архетипы библейского Адама, Эдема и коварного змея...

Интересны сведения, которые приводит Георгий Иванов, характеризуя во многих отношениях загадочный образ Императрицы Александры: «Великосветская оппозиция Александре Фёдоровне возникает сама собой, едва она становится женой императора Николая. Молодая государыня не предпринимает ничего, чтобы понравиться своему новому окружению... «Дорогая моя девочка, — пишет ей королева Виктория, до которой дошли слухи, что отношения между её внучкой и петербургским светом натянуты и холодны. — Воображаю, сколько ты испытываешь затруднений с тех пор, как стала царицей. Я царствую сорок лет в стране, которую знаю с детства, и всё-таки каждый день задумываюсь над вопросом, как мне сохранить привязанность моих подданных. А тебе приходится завоёвывать любовь и уважение совсем чужих людей. Но как это ни трудно — помни, это твой долг». «Вы ошибаетесь, бабушка, — отвечает Александра Фёдоровна. — Россия не Англия. Царь не должен завоёвывать любви народа — народ и так боготворит царей. Что же до петербургского света, это такая величина, которой вполне можно пренебречь. Мнение этих людей не имеет никакого значения. Их природная черта — зубоскальство, с которым так же тщетно бороться, как бессмысленно с ним считаться» (27) . Какое удивительное — почти хомяковское! — понимание различий России и Европы у русской государыни, урождённой немки...

Сам-то автор «Книги о последнем царствовании» придерживается точки зрения почти «булгаковской», связанной с мучительным (не!) преодолением «славянофильства» и чего-то ещё более труднопостижимого: «Мучительный инстинкт давно влечёт царицу в... затуманенную ладаном даль.
  001   002   003  004   005   006   007
В начало текстаВ конец текста

Сто пятьдесят три рыбы


       В этой книге исследуется научным методом число сто пятьдесят три, которое было применено Иисусом Христом к ловле ста пятидесяти трёх больших рыб Апостолами. Каждое Слово Иисуса Христа не может быть бессмысленным и ни о чём, а, равно как и улов по Его Слову.

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

прот сергий булгаков безобразов перерыве между лекциями фотография 1925–1932 архив свято-сергиевского богословского ин-та фотоархив зандера | преподобные кирилл мария радонежские молении образу божией матери знамение икона 1994 иконописец зданович покровский собор хотьковского мон-ря | митрополит иларион решение приостановить молитвенное поминовение богослужением константинопольского патриарха означает полного разрыва евхаристического общения | прот глеб каледа домашней церкви фотография 1991 | блж исидор твердислов терпит поношение горожан молится куще роспись вознесения господня ростове 20-е xviii поновления посл треть xix фотография прокудина-горского 1911 б-ка конгресса сша |

Источник текста


Постоянная ссылка: Образ последнего российского императора в автобиографическом наследии отца Сергия Булгакова : Портал Богослов.Ru
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера