Пост-патристическое богословие, или за пределами неопатристического ...

  001  002   003   004   005   006   007
В начало текстаВ конец текста
Как показал Патрик Грей, довольно быстро распространился взгляд, согласно которому «избранные отцы» говорили в унисон, поэтому читали их выборочно, а личностные черты в их голосах старались не замечать [2]. Причину легко понять: представление об «отцах» возникало почти исключительно в контексте полемики, а не в попытках взглянуть на них более широко как на основоположников веры, как на людей, шедших путем веры до нас и по чьим следам идем и мы. Полемика часто подстегивала богословскую рефлексию, но полемика же чаще всего ведет к искажениям, как Дионисий Ареопагит пишет в своем седьмом послании. Это выхолащивание индивидуальности в голосах отцов порождает тенденцию видеть их, забывая об их отличиях, приводить цитаты из отцов, забывая о контексте исходных произведений — в общем, всячески укладывать их в некое прокрустово ложе. Мне же наоборот представляется, что мы должны быть не менее восприимчивы к различиям в их голосах, чем к тому или иному глубинному единству, которое в них обнаруживается. Ориген во фрагменте, сохранившемся в « Добротолюбии» Василия Великого и Григория Богослова, говорил, что Писанию нужен такой толкователь, который может расслышать божественную гармонию в разных текстах Писания. Нечто подобное верно и в отношении того, как мы должны слушать голоса святых отцов.

Еще одним превратным взглядом на отцов является отношение к ним как к чему-то сковывающему. Они, так сказать, чинят ограничения вопросам, чтобы мы оставались глухи к вопросам, которые ставят наши времена, если эти вопросы не отзываются ответами у отцов.

Мне кажется, что оба этих превратных представления описывают неверно то, чем может быть авторитет отцов; кроме того, неправильно понимается и то, как отцы мыслили и говорили. Но каким авторитетом обладают святые отцы для нашей богословской рефлексии и как четко сформулировать, в чем этот авторитет? Во-первых, — продолжая то, что я сказал раньше — мы должны прислушаться к голосу самих святых отцов, а не к некоему воображаемого святоотеческому голосу. Ведь их голоса различны, каждый говорит о разных вещах, и каждый выражает свою позицию по-своему. Вредным в этом смысле оказалось не только ощущение, что есть некий святоотеческий голос, но и ряд упрощений, допущенных исследователями. Мне даже кажется, что церковное предание довольно наглядно сохранило ощущение различности голосов среди святых отцов, зачастую лучше, чем ученые в своих трудах. Например, патрологи любят выделять «отцов-каппадокийцев», так что легко создается впечатление, что действительно была такая группа людей, пытавшаяся донести единую группу идей. Но это верно лишь в самом общем смысле. Да, действительно, все они стремились вновь утвердить авторитет Никейского собора и учения о единосущности, н о кроме этого момента они все были очень разные и развивали свое богословие каждый по-своему. Церковь же, в отличие от научного консенсуса, почитает трех иерархов и учителей церковных — свв. Василия Великого, Григория Богослова и Иоана Златоуста. Лишь с большой натяжкой можно считать их группой людей, существовавшей без трений и конфликтов: они совершенно не похожи как богословы, и если, скажем, посмотреть на то, как с их наследием обходится такой позднейший богослов, как св. Иоанн Дамаскин, сразу же становится ясно, что он обращается к каждому из них в поисках разного: к свт. Григорию — как к источнику тринитарного богословия и учения об искуплении, к свт. Василию — за его монашеской мудростью, а к Иоанну Златоусту — за его библейской экзегезой. Их всех он считает апофатическими богословами, которые тонко чувствовали место иконы и образа в богословской рефлексии. Однако я думаю, что мы можем пойти дальше св. Иоанна Дамаскина. Его мало интересует их исторический контекст, и было бы странно этого от него требовать: исторический контекст — понятие Нового времени. Но с нашим чувством истории и исторического контекста мы можем лучше различить разницу в вопросах, стоявших перед отцами, лучше расслышать их собственные голоса, что в конце концов поможет нам глубже понять их труды. Чего нам нужно постараться избежать, так это того, что Карл Ранер по совершенно другому поводу назвал «денцингеровским богословием». Имеется в виду такое обращение к традиции, и прежде всего к святоотеческой традиции, при котором используются вырванные из контекста цитаты-доказательства из святых отцов. При этом не принимается во внимание ни контекст цитат в самих трудах святых отцов, откуда они берутся, ни исторический и богословский контекст, в котором святые отцы формулировали свои идеи. Само понятие «отцов», как мы видели, тесно связано с составлением и использованием флорилегиев по различным богословским вопросам, что совершенно низводит святоотеческое предание до уровня «доказательных цитат» и расхожих формул и скрывает от нас тот действительный процесс порождения мыслей и идей, в который святые отцы были погружены.
  001  002   003   004   005   006   007
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

моление даниила заточника сборник xvi ргб унд 195 150 | клуатр мон-ря сан-хуан-де-лос-рейес толедо 1477–1506 | церковь пресв богородицы хрисалиниотиссы никосии 1450 xvi 1735–1740 | житие свт афанасия великого четьи-минеи xvi ргб ф.113 597 | церковь имя равноап владимира старых садех архит алевиз новый 1514-1516 перестраивалась 1625 1689 кон xviii фотография 2004 |

Источник текста


Постоянная ссылка: Пост-патристическое богословие, или за пределами неопатристического синтеза : Портал Богослов.Ru
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера