> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Столп и утверждение истины, XII. Письмо одиннадцатое: Дружба - ...

  007   008   009   010   011   012   013   014   015   016  017   018   019   020   021   022   023   024   025   026   027
В начало текстаВ конец текста
«Любовь, – говорит он относительно дружбы, в противоположность приведенному выше, – любовь возникает не между двумя однозвучными душами, а между гармонически звучащими»; и еще: «С удовольствием, – пишет Юлий, обращаясь к своему другу Рафаэлю, – с удовольствием вижу я свои чувства в своем зеркале, но с пламенным наслаждением пожираю я твои высшие, которых мне недостает». 777 В любви происходит размен существ, взаимное восполнение, «Когда я ненавижу, – заверяет Шиллер рукою своего Юлия, – я нечто отнимаю от себя; когда я люблю, я обогащаюсь тем, что я люблю». 778 Любовь обогащает; Бог, – имеющий совершенную любовь, – Он – Богатый: Он богат Сыном Своим, Которого любит; Он – Полнота. Подобие – τὸ ὁμοῖον – и не-подобие или противоположность – τὸ ἐναντίον – равно необходимы в дружбе, образуя ее тезис и антитезис. В Платоновой диалектике эта антиномичность дружбы снимается или, точнее, прикрывается совмещающим то и другое понятием свойственности; друзья, – говорится у Платона, – «по естеству свои друг другу, – οἰκεῖοι», 779 – в том смысле «свои», что каждый из них есть часть другого, восполняющая метафизический недостаток его существа и потому однородная с ним. Но ни логическое понятие свойственности, ни равно-значительный с ним, вековечный по пластичности мифический образ андрогина 780 не может засыпать пропасть между двумя устоями дружбы, ибо и понятие это и образ этот, на самом деле, суть ничто иное, как сокращенное обозначение антиномии Я и не-Я.

Жизнь – сплошной ряд диссонансов; но чрез дружбу они разрешаются, и в дружбе общественная жизнь получает свою осмысленность и примиренность. Но, как строгий унисон не дает ничего нового, а тоны близкие, но не равно-высокие, сочетаются в невыносимые для уха перебои, – так же и в дружбе: чрезмерная близость в строении душ, но при отсутствии тождества, ведет к ежеминутным толчкам, к перебоям, невыносимым по своей неожиданности и непредвидимости, – раздражающим словно мигающий свет.

Тут, в понятии консонанса, мы опять-таки укутываем антиномию, ибо консонирующие тоны должны быть чем-то равны между собою и, в то же время, – разны. Но, какова бы ни была метафизическая природа дружбы, – дружба существенное условие жизни. Дружба дает человеку самопознание; она открывает, где и как надо работать над собою. Но эта прозрачность Я для себя самого достигается лишь в жизненном взаимодействии любящих личностей. «Вместе» дружбы – источник ее силы. Даже об общинной жизни св.

Игнатий Богоносец, указывая на таинственную, чудотворную силу, получаемую христианами от жизни вместе, писал ефесянам: «Итак, старайтесь плотнее собираться для благодарения Бога и славы. Ведь когда вы бываете плотно на одном месте, то счищаются силы Сатаны и устраняется гибель его в едино-мыслии вашей веры – ἐν τῇ ὁμονοίᾳ ὑμῶν τῆς πίστεως. Ничего нет лучше мира, в котором прекращается всякая война небесных и земных». 781 Тут явно указывается, что «вместе» любви не должно ограничиваться одною отвлеченною мыслью, но непременно требует ощутимых, конкретных проявлений, – до «тесноты» в касании включительно. Надо не только «любить» друг друга, но надо и быть вместе πυκνῶς, тесно, стараться быть по возможности πυκνοτερον теснее друг κ другу. Но когда же друзья бывают теснее друг к другу, как ни при поцелуе? Самое название поцелуя сближает его со словом целый и показывает, что глагол целоваться означает приведение друзей в состояние целостности, единства. Поцелуй – духовное объединение целующих друг друга лиц. 782 Преимущественная же связь его именно с дружбою, с φιλία видна из греческого названия его, – φέλημα; кроме того, – о том было уже упомянуто, – φιλεῖν, с прибавлением τῷ στόματι, устами, или же без него, – прямо значит целовать. Надо жить общею жизнью, надо будничную жизнь просветить и пронизать близостью, даже внешнею, телесною, и тогда у христиан явятся новые, неслыханные силы – препобеждающие Сатану, смывающие и удаляющие все его нечистые силы. Вот почему тот же Святой пишет св. Поликарпу, епископу смирнской церкви, и значит, тем самым – всей Церкви: «Со-трудитесь друг другу, со-старайтесь, со-бегите, со-страдайте, со-отдыхайте, со-бодрствуйте, как Божии домоправители и гости и слуги». 783 Быть может, имея пред духовными очами эти слова уже ушедшего Наставника, св.

в свой черед учил филипписийцев: «Имеющий любовь – ἀγάπην – далек от всякого греха». 784 И тут опять повторяется основная мысль. Любовь дает особые силы любящему, и силы эти препобеждают грех; они смывают и удаляют, – по словам Богоносца, – силы Сатаны и его гибель.

Это же самое твердят и другие люди, ведающие законы духовной жизни. Так, старец Свирского монастыря о. Феодор пред смертью уговаривал отечески тихо: «Отцы мои! Господа ради друг от друга не разлучайтесь, поелику ныне в пребедственное время мало найти можно, дабы с кем по совести и слово-то сказать».
  007   008   009   010   011   012   013   014   015   016  017   018   019   020   021   022   023   024   025   026   027
В начало текстаВ конец текста

Вам может быть интересно:

православное палестинское общество | церковно-общественная мысль | палестинское православное общество | фомы евангелие детстве спасителя | церковь христа спасителя спас-на-водах |

Предыдущий текст

Источник текста


Постоянная ссылка: Столп и утверждение истины, XII. Письмо одиннадцатое: Дружба - читать, скачать - священник Павел Флоренский
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера