> Дело дня: Помогите ребёнку <

История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов, Вопрос 2 ...

  076   077   078   079   080   081   082   083   084   085  086   087   088   089   090   091   092   093   094   095   096
В начало текстаВ конец текста


От характеристики догматических воззрений омиусианской партии обращаемся к ее истории 1188. Разложение, вызванное в антиникейской оппозиции выделением из нее православно мысливших епископов Востока в особую группу омиусиан, наглядно Сказалось в том, что во главе нового движения встали люди, доселе значившиеся в передовых рядах антиникейских деятелей, такие, которые в победе реакции должны были видеть свой собственный успех. Это были-Георгий, епископ Лаодикии сирской, и Василий, епископ анкирский в Галатии. Имя первого из них хорошо было известно защитникам никейского собора. Александриец по рождению, отличавшийся наклонностью к философским занятиям 1189, около 20 – х годов IV столетия он был рукоположен в пресвитеры Александром и еще в начальной до-никейской стадии движений заявил о себе тем, что занял посредствующее положение между Арием и Александром, не осуждая одного и не оправдывая другого 1190. Потерпев за это изгнание из родного города 1191, он удалился в Антиохию, но не был здесь принят Евстафием 1192. Когда после низложения Евстафия Константин рекомендовал его, как мужа испытанной веры, в преемники ему, Георгий состоял пресвитером арефузским 1193. Вскоре же после того он при помощи евсевиан 1194 занял епископскую кафедру в Лаодикии и с той поры сделался решительным сторонником реакции. Мы видим его участником во всех важнейших событиях, вызванных борьбою с никейцами. при чем источники всегда называют его по имени, – знак, указывающий на его видную роль в этой борьбе. Он присутствовал на соборе в Тире 1195, осудившем Афанасия, заседал в составе антиохийского собора на обновлениях 1196 и вместе с наиболее видными противниками никейского собора низложен был собором западных епископов в Сардике 1197, хотя онъ там и не присутствовал. Вдобавок ко всему, Георгий известен был как автор похвального слова Евсевию емесскому, этому отъявленному ненавистнику учения о единосущии 1198. Очевидно, александрийский епископ имел полное право считать его своим злейшим врагом, как он, действительно, и называет Георгия 1199, но когда он причисляет последнего к убежденным арианам, он несомненно ошибается. Подобно большинству епископов восточных, в учении никейцев Георгий видел тайное савеллианство и считал позволительным бороться с ним всеми мерами, но в существе дела оставался на церковной почве и был далек от крайностей чистого арианства. И вот, когда после победы над никейцами антиохийские аномэи вновь открыто развернули знамя подлинного арианства, Георгий разом отвернулся от прежних своих друзей по преследованию никейцев и первый обратился с письменным посланием к восточным епископам, призывавшм их начать борьбу с новыми врагами веры 1200. В более благоприятном, чем Георгий, свете выступает в историческом предании другой вождь омиусианства, Василий анкирский, кторому, как мы говорили, некоторые историки усвояют имя основателя самой партии омиусиан 1201. Сначала занимавший должность врача, Василий после осуждения Маркелла на константинопольском соборе 335 года был избран на кафедру в Анкиру, как человек, отличавшийся ученостью и красноречием 1202. Созомен вообще ставит его в числе знаменитейших и красноречивейших людей первой половины IVвека 1203. Его диалектика блестящим образом засвидетельствована его публичным диспутом с Фотином, на котором он остается победителем 1204, но в состязании с Аэцием он должен был уступить, хотя его и поддерживала такая знаменитость того времени, как Евстафий севастийский 1205. Его сочинение о девстве 1206 дает понять об аскетических наклонностях его, а благородство его характера усматривается из того, что мы ни разу не встречаем его на соборах, отметивших собой первые проявления реакции; в борьбе с Афанасием он совсем не учавствовал. Его имя появляется в первый раз в подписях под первой Сирмийской формулой и затем в послании восточных епископов, собравшихся в Сардике 1207, и без сомнения он с удовольствием присоединил свою подпись к тому энергичному обличению ереси Маркелла, какое содержалось в этом послании. На никейцев он должен был смотреть еще более подозрительными глазами, чем Георгий, так как учение о единосущии было известно ему главным образом в каррикатурном воспроизведении своего соперника и он написал специальное сочинение против Маркелла, к сожалению не сохранившееся до нашего времени. Между тем малейший успех никейцев каждый раз колебал его собственное положение в пастве: осужденный еретик (Маркелл) , имевший приверженцев в Анкире, снова возвращался на свою кафедру, и Василий обязывался уступить ему место. В окончательной победе над никейцами он был заинтересован, поэтому, лично, так как только такая победа обеспечивала его навсегда от новых происков маркеллиан. И надо думать, что страх за веру, вызванный в душе Василия появлением аномэйства, был очень силен, если наперекор личным интересам заставил его нарушить достигнутый мир и стать во главе нового движения, закончившегося для него ссылкой, в которой он и умер.
  076   077   078   079   080   081   082   083   084   085  086   087   088   089   090   091   092   093   094   095   096
В начало текстаВ конец текста

Источник текста

Вам может быть интересно:

никейского символа веры | илья лукиановский вятлин прмч | никейскому символу веры | афанасиева символа веры | историческое догматическое таинственное изъяснение божественной литургии |
Постоянная ссылка: История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов, Вопрос 2 - читать, скачать - профессор Анатолий Алексеевич Спасский
> Дело дня: Помогите ребёнку <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера