> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Аксиомы религиозного опыта

  193   194   195   196   197   198   199   200   201   202  203   204   205   206   207   208   209   210   211   212   213
В начало текстаВ конец текста


Ксенофан сказал однажды, что если бы быки стали представлять себе Бога, то они вообразили бы его быкоподобным, а лошади изобразили бы Бога в облике коня. Так и человеческий инстинкт рисует себе Бога в виде человекоподобной химеры и приписывает Богу все свои влечения, страсти, расчеты, слабости и пороки: свою жестокость, свою мстительность, свою завистливость, свое коварство, свою жадность, свое властолюбие, свою националистическую воинственность и, конечно, свою вечно несытую, многовидную и фантастически извращенную эротику, - и притом в повышенном и преувеличенном виде. Естественно и неизбежно, что единение с такими сверхсильными и сверхживотными богами остается на уровне воображающего, боящегося и мятущегося человеческого инстинкта. Такие боги - или санкционируют человеческие пороки и инстинктивные страсти, или же прямо требуют их от людей. Вот откуда эти человеческие гекатомбы древней Мексики и Передней Азии; вот откуда оргиастические культы и священная проституция. Каждому разбойнику надо иметь своего разбойничьего бога, каждый негодяй желает молиться своему Рудре (богу купцов и жуликов) . Понятно, что такой бог является не источникам совершенства, а удобным орудием вседозволенности. И человек, вступая в такое единение с богом, укрепляется и развязывается в своих страстях и влечениях, ибо " божество " служит ему для снятия или разрешения инстинктивных, моральных и иных запретов.

Отсюда общий закон религиозного опыта: уровень религиозного единения человека с Богом зависит от человеческих сил и от человеческого уровня. При этом следует предположить великое и милостивое снисхождение Бога к личным силам человека. История же свидетельствует о таком уровне у человека, при котором переживаемое им " единение " оказывается мнимым и в действительности не состоявшимся.

Замечательно, что эта элементарная сила инстинкта как органа единения с Богом не отвергнута Христом, но учтена и как бы даже включена в религиозный процесс. Евангелие дает как бы " ключ " к этой темной и страшной силе. Полагая в основу единения с Богом - силу любви, цельной любви к Богу и боголюбивой любви к человеку, Евангелие выделяет положительно-творческую способность инстинкта и тем самым исключает из религии все его отрицательные, разрушительные, злые и порочные влечения; и в то же время оно указывает душе-верную, духовную интенцию. Необходима любовь, но не любовь-эрос, а любовь-агапэ; эта любовь должна восходить к Богу отеческой благости и через него обретать человека - сына и - брата. Евангелие Христа как бы " нисходит во ад " человеческой инстинктивности, с тем, чтобы назвать по имени ее главную, творческую силу (любовь) и указать ей ее призвание, ее предметно-верное направление, ее духовно-очистительный путь. Поэтому не следует тол ковать и излагать евангельское учение как " мораль " или как доктрину " долга " ; ибо на самом деле оно есть учение живой нравственности, не осуждающее, а прощающее, не проклинающее, а ободряющее и благословляющее, не порабощающее, а освобождающее. Евангелие не " требует " и не " грозит " ; оно говорит человеку: " смотри, ты уже любишь от природы, научись же любить от духа - Единое на потребу " . Оно зовет пресуществить " Эрос " в " Агапэ " ; если кто может вместить это пресуществление целиком и до конца, то пусть вместит и целиком (" ο δυνάμενοσ χωρειν χωρείτω " Мф. 19: 12) . И, далее, оно указывает путь этого пресуществления: надо возлюбить Господа-Бога - " всем сердцем " (καρδία Мтф. 22: 37; Мк. 12: 30; Лк. 10: 27) , " всей душой " ( διάνοια Мф. 22: 37: Лк. 10: 27 ) , " всем разумением " (Sidvoia Мф. 22: 37; Мк. 12: 30; Лк. 10: 27) , ибо целостная любовь к Богу одухотворит инстинкт человека, откроет ему высшую и истинную ступень единения с Богом и приблизит его к Царствию Божию ( δασιλεία του Θεου Мк. 12: 34 ) . Этим проливается свет во тьму и мятущемуся инстинкту человека возвещается " благая весть " : человеческая душа приемлется, одухотворяется и возводится.

Итак, дух не отвергает ни плоть, ни душу, но одухотворяет их, " потенцирует " и устрояет на высшем уровне религиозного единения. Все то, что в человеческой жизни не прониклось началами духа, должно быть не отвергнуто и не подавлено, а принято, пронизано светом и преображено. Духу дано жить на земле только в обличии индивидуальной души с ее инстинктивностью и страстностью, и, далее, в обличий личного тела, с его естественным строением, потребностями и недугами. Отменить или погасить это невозможно, но одухотворять все это должно; и одухотворить - можно, памятуя постоянно о том, что природа, " изгнанная в дверь, будет пытаться влететь в окно " ... 6 Когда изучаешь исторические формы этого единения, то изумляешься, прежде всего, их разнообразию.
  193   194   195   196   197   198   199   200   201   202  203   204   205   206   207   208   209   210   211   212   213
В начало текстаВ конец текста

Источник текста

Вам может быть интересно:

санкт-петербургской епархиальной комиссией архитектурно-художественным вопросам | богосозерцание сокровищница духовной мудрости | новокузнецке открылся фестиваль духовной военно-патриотической музыки | завершился фестиваль духовной патриотичной песни владимире-волынском | духовных соблазнах новообращенных христиан |
Постоянная ссылка: Аксиомы религиозного опыта
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера