Рокер у престола. Рассказ иерея Александра Видякина о себе - "Вода ...

  001   002  003   004
В начало текстаВ конец текста
Несмотря на то, что мы много, безобразно много зарабатывали — даже стыдно вспоминать, — мысли о том, что надо от ресторанной работы отказываться, и как можно скорее, преследовали меня постоянно. И я сбежал в группу «Яблоко».

В ЗОЛОТОМ СОСТАВЕ Народу через эту группу прошло ой-ой-ой сколько. Я работал в том составе, который можно назвать золотым. Четверо освобожденных вокалистов. Инструменталисты очень хорошие. Только клавишников двое: Константин Ефимов и я. Костя закончил консерваторию, профессиональнейший музыкант, сейчас в Америке, выступает с тамошними звездами. Приезжали на точку. Нет соответствующей аппаратуры. Что делать, как выступать? Мы брали в руки перкуссию, бубны, колокола и пели. И так могли отработать целый концерт. Почти всегда в сборных концертах нас выпускали на сцену последними, потому что со сцены шла такая энергия, что после нас было уже сложно выступать. Потом и аппаратура своя появилась, целый фургон с грузчиками… Солистка роскошная — Марина Капуро. Некоторым не нравится, говорят — холодная. Да нет, просто манера пения такая. Работать с ней на студии — тоже одно удовольствие.

УСИДЕТЬ НА ДВУХ СТУЛЬЯХ После «Яблока» в 1990-е годы я занимался уже в основном композиторской деятельностью и работал как аранжировщик. Единственный раз вылез на сцену, когда мы, уже опытные музыканты, создали команду «Ковер-самолет», играли кавер-версии. Зарабатывали мало, но нам было хорошо вместе, а это гораздо важнее, чем деньги. В театрах пришлось много потрудиться, на записи музыки для спектаклей, своей и чужой. Единственный альбом, который удалось за всю свою музыкальную жизнь выпустить — «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского, собственную версию с группой «Царьград». Ну и еще с десяток своих песен с разными исполнителями. Так что не густо. А вот как аранжировщик я участвовал в очень многих проектах.

Да, принимал некоторое участие в записи альбома группы «Оргия Праведников» с Сергеем Калугиным. Альбом назывался «Уходящее солнце». Из настоящих. Они вышли на моего друга, известного звукорежиссера Вадима «Десса» Сергеева, который и предложил мне поучаствовать в записи: это, говорит, твой любимый арт-рок. Какой, думаю, у нас арт-рок может быть? Но приехал, послушал записи — да, действительно, хорошая, качественная музыка, серьезные ребята. Встретился с Калугиным, он мне объяснил, что требуется, дали мне болванки с записями, структуру произведения, где зафиксирована форма и все гармонические линии прописаны. Приехал на студию с уже записанным дома материалом, мы всё это благополучно наложили — вот и вся работа.

Сергей Калугин — поэт великолепный, настоящий. Православный, надо сказать, но со своими нюансами. Ведь каждый, кто занимается творчеством, ведет двойную жизнь: одна как у всех — автобус, работа, автобус, семья, а вторая —в голове. У вас внутри выстраивается особый мир, свои взаимоотношения с Богом, так сказать, нетривиальные. И вам кажется, что помощь Божия — в полный рост. Хорошо, если в это не вмешиваются силы, которые мы считаем противостоящими Богу. А если вмешиваются?.. Небезопасно, просто сложно совмещать служение Богу и творчество, тоже по своей сути служение. Некоторым удается усидеть на двух стульях. Мне вот не удалось. Хотя, знаете, до сих пору меня есть забава: когда надо уснуть, кручу в голове три-четыре произведения собственного сочинения. Они там у меня уже в виде партитур разложены. И звук хороший, какой захочешь.

ОТ РЕРИХА К «ДОБРОТОЛЮБИЮ» В храм я стал ходить в 1980-х годах. В Александро-Невскую лавру, она тогда еще не стала монастырем. Серьезных «духовных исканий» у меня, по сути, никогда не было. Кроме одного случая — в какой-то момент, мне исполнилось лет 30, заинтересовался учением Рерихов. Мне попалась книжка, где рассказывалось, насколько их учение близко к православию. Я предложил книгу своей бабушке. Она, конечно, отказалась, а заодно сказала, что была обо мне лучшего мнения. Слава Богу, я быстро понял, что бабушка права. И оставался просто прихожанином Троицкого собора Лавры.

За богослужением читают и пономарят прихожане Молитвослов у меня появился в 1988 году, зеленый такой томик. Так получилось, что мне его подарили в храме на Серафимовском кладбище. С тех пор я стал молиться по печатной книге, а до того времени все основные молитвы — «Отче наш», «Верую», еще некоторые — у меня были записаны со слов бабушки в тетрадку, я их выучил наизусть. Когда стали издаваться православные книги, первым у меня в руках оказалось «Добротолюбие», первые 2 тома. Чуть позже удалось достать и остальные. На «Добротолюбие» тогда была подписка, и на Исаака Сирина тоже. Я всё это прочитал. А в 1990-х годах удалось собрать уже вполне приличную православную библиотеку.

Евангелие у меня, конечно, появилось раньше.
  001   002  003   004
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

церковь царственных страстотерпцев серафимовском монастыре | церковь царственных страстотерпцев тольятти | ультрамарин зеленый | часовня сильвестра архиепископа омского серафимовском монастыре | церковь царственных страстотерпцев брянского машиностроительного завода |

Источник текста


Постоянная ссылка: Рокер у престола. Рассказ иерея Александра Видякина о себе - Вода живая . Журнал о православном Петербурге
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера