Заведующий садом Православие.Ru

 001   002   003   004
В начало текстаВ конец текста
Нравится Заведующий садом Разговор с епископом Можайским Леонидом, новым наместником Оптиной пустыни Максим Васюнов Воронье карканье, настырное и громкое, встречает нас с владыкой, едва мы заходим на братскую – закрытую – половину монастыря. Сетую, что под такой гомон не записать хороший звук: предполагается, что мы будем снимать разговор на камеры. Наместник тут же реагирует: «У нас от этих птиц одни проблемы! Наши яблоки едят, – в голосе епископа Леонида слышна неподдельная обеспокоенность. – Еще когда я заведующим садом здесь был, сетки приходилось на деревья натягивать». Отмечаю для себя, что про послушание в саду еще спрошу, а пока осматриваюсь: брусчатка, старинные здания, фонари с завитушками. Картинка из старых книг. Под рубашкой проносится легкий ветерок. «А вы, владыка, еще испытываете трепет, когда идете по этим дорожкам? » – «Теперь я испытываю только ответственность, – без раздумий отвечает, – потому что для меня это большой груз». И дальше дарит нам откровенную историю: «Бывают периоды, я забываю, что я наместник. И вспоминаю тот момент, когда я был здесь просто насельником. Недавно меня в кабинете ждали люди, я иду туда и думаю: зачем меня вызывает отец наместник? Потом еще немного прошел, вспомнил: так я же сам сейчас наместник! » …Наконец мы доходим до сливового сада, здесь и решаем остановиться для записи разговора.

Епископ Можайский Леонид «Мне показалось, что полностью исполнить евангельские заповеди возможно только в монашестве» – Владыка, в прежних интервью я прочитал, что в вашей семье верующей была только бабушка. Это она привела вас в Церковь? – Бабушка действительно всю жизнь была верующей. Она происходила из простой семьи; будучи молодой, пережила блокаду Ленинграда. Часто рассказывала мне про это страшное время и про то, как они всё-таки выбрались из города по Ладожскому озеру. Нас с братом родители каждое лето привозили к бабушке в деревню, в Липецкую область. Там она нас регулярно водила в церковь. Надо признаться, я не особо на это соглашался, и были случаи, что даже противился. Начитался в школе атеистической литературы. – А родители ваши кто были? С ними о Церкви вы не говорили?

Мое рукоположение в диакона совпало с сороковым днем кончины бабушки – Отец работал в московской подземке, а мать была инженером, она из Рязанской области родом. Семья не была верующей, только бабушка. Она молилась всегда: и за обедом, и за ужином. И даже – у нас в деревне было хозяйство – не разрешала убирать на большие праздники сено, и работать не разрешала, строго к этому подходила. Расскажу вам – обычно не говорю, но для меня важно, – что мое рукоположение в диакона после пострига в монашество совпало с сороковым днем кончины бабушки. – Известно, что вы после школы поступили в сельскохозяйственную академию, знаменитую Тимирязевку. Каким тогда представлялось ваше будущее? – Наверное, какая-то тяга к животному миру появилась благодаря жизни в деревне. К тому же я учился в классе с химико-биологическим уклоном. У нас была еще в школе практика во Всесоюзном научно-исследовательском институте селекции и семеноводства овощных культур. Мне нравилось туда ездить, в будущем мне хотелось заниматься исследованиями, связанными с растениями. Поэтому выбрал Тимирязевскую академию.

Роспись в книге почетных гостей в музее писателя Владимира Крупина в Кильмези – Но первый курс в итоге оказался связан с более осознанным, чем в детстве, приходом в Церковь. С чего все началось? – Был 1993-й год. Это, знаете, события, связанные с убиенной братией Оптинской обители. Я даже помню тот день. Мы были в столовой, завтракали, мне кто-то сообщил, что в Оптиной пустыни убили трех монахов. Это почему-то отложилось у меня. А потом брат, он сейчас священник, стал ходить в храм, я начал брать у него книги. И особенно меня поразили произведения Сергея Нилуса, где он описывает Оптину, быт старцев. – Чем они могли поразить первокурсника светского вуза? – Там есть такие сюжеты – не просто, знаете, шаблонное жизнеописание, – а такие моменты жизни, которые отразить нигде нельзя, но в них виден Промысл Божий. И меня это, конечно, очень поразило, и впоследствии, когда начал ходить в храм – в 1994-м–95-м годах, – была первая поездка от прихода в Оптину пустынь. Здесь мы, помню, ночевали в надвратной башне Владимирской, на деревянном полу. Утром была литургия, и потом было первое погружение в источник Пафнутия Боровского, это вообще у меня первое в жизни погружение было. Зима, суровый мороз, но вот я спокойно вынес, и то впечатление отложилось надолго.

 001   002   003   004
В начало текстаВ конец текста
  • Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


           Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

    Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

    Вам может быть интересно:

    равноапостольные кирилл мефодий роспись успения богородицы троянского мон-ря болгария мастер захарий зограф 1847 | неофит рильский 1838 худож захарий зограф нхг | часовня иоанна предтечи вороньем острове | часовня над крестом вороньем острове | часовня усекновения главы иоанна предтечи вороньем острове |

    Источник текста


    Постоянная ссылка: Заведующий садом Православие.Ru
    Поддержи нас
    ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера