Церковь в правление сыновей святого императора Константина Великого. ...

  001   002   003   004   005   006  007 
В начало текстаВ конец текста
Составленный в результате выкручивания рук, Никский символ был представлен отцам Ариминского собора, по-прежнему содержавшимся фактически под арестом. Префект Тавр непременным условием закрытия соборных деяний, а значит и освобождения, назвал подписание нового символа. В конце концов эти подписи были вырваны у ариминских пленников, после чего они смогли вернуться на свои кафедры.

В Селевкии собор открылся 27 сентября 359 года. Императора на соборе представлял комит Леон. В соборе участвовало более 150 епископов. Среди них был и находившийся в ссылке на Востоке приверженец Никейского символа Иларий Пиктавийский. К числу никейцев принадлежал и приехавший из Египта епископ Имерий. Омиусиане составляли на соборе большинство. Епископы Василий Анкирский и Македоний Константинопольский прибыли на собор с опозданием, но в нем с самого начала участвовали такие видные иерархи из этой группы, как святой Кирилл Иерусалимский, Элевсий Кизикский, Евстафий Севастийский и Георгий Лаодикийский. Присутствовали на соборе старые предводители арианской партии Георгий из Александрии, а также склонявшиеся к аномейству Евдоксий и Акакий Кесарийский.

В самый день открытия собора Акакий предложил отменить Никейский символ и отвергнуть учение о единосущии, подобосущии и даже подобии Сына Отцу, ибо ничто не может быть подобно Божественной сущности Отца. Подобное богословие вызвало возмущение большинства участников собора, которые поддержали предложение подтвердить Антиохийский символ 341 года. Но затем до участников собора довели категорическое требование императора подписать согласованную с «западными» четвертую сирмийскую формулу с включением в нее анафемы аномеям. В ответ на этот ультиматум Акакий, днем раньше отстаивавший «неподобие», провозглашает анафему аномеям и предлагает новый вариант символа, по поводу которого «епископ Помпеополиса Пафлагонского Софроний, – как пишет Сократ, – громко сказал… “Если ежедневное изложение собственных помыслов будем принимать за изложение веры, то истины точной у нас не останется”» [28]. Но Акакий настаивал на собственном варианте, в основу которого было положено учение о «подобии», и после Севастийского собора он даже стал предводителем партии так называемых «омиев», объединившей старых ариан с оказавшимися способными к компромиссам аномеями. Когда омиусиане на продолжившихся заседаниях «спросили акакиан, в каком отношении признали они Сына подобным Отцу», те ответили: «В отношении только к воле, а не к существу» [29]. Началась бурная дискуссия, в ходе которой выявилось, что большинство соборян отвергает не только аномейство, но и формулу о «подобии», и комит Леон, явным образом сочувствовавший арианам, покинул собор. Когда «посланные к нему встретили в его доме сообщников Акакия и… стали… звать его в собрание, он отказался под тем предлогом, что собор разделился на партии, между тем как царь приказал ему присутствовать на соборе согласном и полном» [30]. Продолжая заседания без комита Леона и без акакиан, Севастийский собор низложил Акакия Кесарийского, Евдоксия Антиохийского, Урания Тирского, Феодула Керетанского, Феодосия Филадельфийского, Евагрия Митиленского, Леонтия Триполийского, Патрофила Скифопольского и Георгия, захватившего Александрийскую кафедру. Вместо Евдоксия на Антиохийскую кафедру был избран пресвитер Аниан, но Леон подверг его аресту и ссылке. Севастийский собор направил своих делегатов во главе с Василием Анкирским к императору, вернувшемуся с иранского фронта в Константинополь. В свою очередь, к Констанцию оправились также Акакий и Евдоксий с группой своих сторонников. Богословские прения продолжились там в присутствии императора. Акакий уже раньше анафематствовал аномеев, в Константинополе подобный шаг совершил и Евдоксий; им преданный Аэций после этого был выслан во Фригию. Но Василий Анкирский отказался анафематствовать омоусиан. Тогда, по замечанию А. В. Карташева, «Констанций за несговорчивость отверг василиан и связал себя с цинично сговорчивыми акакианами» [31]. В 360 году в галльской Лютеции состоялся собор, анафематствовавший ариан и выразивший, по предложению вернувшегося из ссылки Илария Пиктавийского, солидарность с отцами Севастийского собора. С братской поддержкой обратился к ним и скрывавшийся в одном из монастырей Фиваиды святитель Афанасий. В своем «Послании о соборах, бывших в Аримине Италийском и в Селевкии Исаврийской» он, одобрив произнесенное его отцами отлучение предводителей арианской ереси, писал: «С теми, которые принимают все прочее из написанного в Никее, сомневаются же только в речении “единосущность”, надобно обходиться не как с врагами, и мы не восстаем против них, как против ариан и противоборствующих отцам, но рассуждаем как братья с братьями, имеющими ту же с нами мысль и только сомневающимися об именовании. Ибо исповедующие, что Сын от сущности Отчей и не от иной ипостаси, что Он не тварь и не произведение, но преискреннее по естеству рождение и вечно соприсущ Отцу как Слово и Премудрость, недалеки и от того, чтобы принять это речение “единосущный”. Таков Василий Анкирский, писавший о вере» [32]. Между тем на 15 февраля 360 года было назначено освящение построенной в Константинополе церкви Святой Софии. В связи с праздничными торжествами созван был собор 72-х епископов, приехавших в столицу. На соборе была пересмотрена четвертая сирмийская формула, или так называемая «датированная вера». Из нее удалены были слова ката панта («во всем») , какими характеризовалось подобие Сына Отцу. Одновременно Константинопольским собором по разным обвинениям были низложены 11 видных омиусиан и среди них Василий Анкирский, святой Кирилл Иерусалимский, Македоний Константинопольский, Георгий Лаодикийский и Евстафий Севастийский. Омиусиане, подписавшие соборные решения: Дианет Кесарийский и Григорий Назианский (один – учитель, а другой – родной отец двух великих каппадокийцев – Василия Великого и Григория Богослова) , избежали соборного отлучения. Это была победа омиев, или акакиан. Правда, по беспечности ариан на некоторые из ставших вакантными кафедр собором были поставлены православные епископы: на Анкирскую – друг Василия Великого Афанасий, а на Лаодикийскую – Пелагий. В связи с низложением Македония на Константинопольскую кафедру был перемещен Евдоксий. Вакантную Антиохийскую кафедру в 361 году занял святой Мелетий; правда, спустя всего три месяца после своего поставления по выбору Констанция, он, по его же указанию, был низложен как приверженец Никейского символа.

Последовавшая вскоре затем смерть императора Констанция и приход к власти его двоюродного брата Юлиана радикально изменили положение Церкви.
  001   002   003   004   005   006  007 
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

26.08.2009 берлин германские польские католические епископы проведут берлине совместное богослужение память 70-летии дня начала второй мировой войны | митрополит агафангел совершил заупокойное богослужение всем почившим годы великой отечественной войны | великой отечественной войны 1941-1945 | великой отечественной войны | заупокойное богослужение память всех воинов павших веру отечество годы великой отечественной войны |

Источник текста


Постоянная ссылка: Церковь в правление сыновей святого императора Константина Великого. Часть 2 Православие.Ru
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера