Воспоминания о воскресной школе храма Иоанна Предтечи в Ивановском ...

  001   002   003   004  005   006   007   008   009   010   011   012   013   014   015   016
В начало текстаВ конец текста


Отвечали домашнее задание (все всё отлично знали) , и Нина Аркадьевна переходила к новой теме. Отец Николай сначала играл песнопение на фортепиано, затем мы начинали его разучивать.

Нас всех вначале учили петь первым голосом. Матушка всегда давала тон перед каждым песнопением. Разучивать начинали со слуха, сначала вместе, потом опять каждый по отдельности. С собой у каждого был молитвенник — следили за новым текстом. Новое песнопение задавали на дом.

Кончали тоже молитвой — Достойно есть. И в момент, когда Нина Аркадьевна объявляла, что занятие окончено, дети сваливались с мест, переворачивая диванные подушки, и поднимался невообразимый веселый шум. В гаме и сутолоке проносились над головами подносы с бутербродами. Унять нас было очень трудно. Я вначале боялась детей, потому что не умела общаться со сверстниками. Когда всех загоняли поближе к столу, матушка опять давала тон, и вмиг затихший народ запевал Отче наш. Сорок голосов в тесной московской квартире казались мне хором первых христиан в катакомбах. Батюшка благословлял стол, и мы, чинно пропев аминь, шумно запихивались (иногда в два ряда) за большой стол.

Батюшка и матушка сидели во главе стола, и, кажется, матушке доставляло особенную радость обилие детей. Как-то раз она сказала: “А ведь раньше одна вот такая семья садилась за стол”. Атмосфера одной семьи была и за нашим столом. Матушка иногда с удовольствием рассказывала про свое детство, про свои шалости, которые вызывали у меня восхищение и ужас: я бы не могла играть в “лошадки”, прицепившись к грузовику на полной скорости, и безусловно не стала бы спускаться с пятого этажа на животе по перилам! Часто матушка вспоминала свою любимую няню, Серафиму Матвеевну. Мне очень тогда запал в душу один рассказ про нее, один факт: когда Серафима Матвеевна кончала приходскую школу, она написала выпускное сочинение на тему “Один в поле воин”. «Вот так — “один в поле воин ”», — с особенной значительностью повторяла матушка. Однажды, несколькими годами позднее, сидя вот так во главе большого стола, матушка неожиданно провозгласила звенящим голосом: “Мы — мракобесы! ”. Ее слова были покрыты бурным взрывом смеха — ведь это было специальное советское бранное слово, которым обозначали верующих.

Первым из-за стола вставал батюшка, запевая Благодарим Тя, Христе Боже наш …, мы, вставая, тут же подхватывали молитву, и после благословения: С нами Бог, Своею благодатию и человеколюбием, всегда, ныне и присно, и во веки веков (аминь — пели мы) отец Николай и Нина Аркадьевна начинали пробираться к выходу. Батюшка каждого благословлял и на прощанье крепко-крепко прижимал к своему сердцу. Тут же на прощанье обсуждались с матушкой наши детские (и взрослые) проблемы и дела, так что часто, когда это очень затягивалось и матушка долго не могла дойти до конца коридора, батюшка брал ее буквально в охапку и почти выносил из квартиры.

Детей просили вести себя потише, выходить не вместе, но это плохо действовало, особенно весной, в светлые вечера, когда громко распевать свое домашнее задание некоторые начинали тут же в лифте и хором 4. Таким вспоминается мне теперь наше обычное занятие, как оно шло в доме у Утенковых и позже у Рыжаков, когда в доме бывало по пятьдесят человек.

В первый год существования “школы”, когда я не “училась” в ней, были разучены некоторые основные молитвы, тропари воскресные восьми гласов и тропари двунадесятых праздников.

Второй год почти сразу начали со службы Рождества Христова: учили тропарь, кондак, ирмосы. Во время занятий постоянно возвращались к пройденному в предыдущие годы, последовательно шло повторение тропарей, так что ничего не забывалось. Учили вначале по слуху.

Вскоре к нам домой приехала Нина Аркадьевна и привезла ноты рождественского богослужения, пасхальных стихир, первых песнопений литургии, все спела, аккомпанируя на фортепиано. Ноты тогда переписывали от руки. Большинство детей училось в музыкальных школах, я до этого недолго училась музыке дома и могла разбирать ноты, играя на фортепиано.

Мне кажется, что уже в первом полугодии второго года мы начали учить антифоны литургии — Благослови, душе моя, Господа и Хвали, душе моя, Господа. Ноты нам дали заранее: два первых антифона, Единородный Сыне, Приидите, поклонимся, третий антифон Во Царствии Твоем помяни нас, Господи, все обиходного распева.

К службе Рождества Христова готовились в каждом первом полугодии, чтобы на праздник петь на левом клиросе вместе с хором.

Спустя годы я как-то буквально вбежала в храм на рождественскую службу, очень опоздав — у меня шла сессия, и ничего в голове, кроме почти круглосуточных занятий, не было.
  001   002   003   004  005   006   007   008   009   010   011   012   013   014   015   016
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

обложка грампластинки византийские гимны страстной седмицы пасхи записями хора под упр какулидиса 1961–1962 | великий четверг предстоятель белорусской православной церкви возглавил богослужение свято-духовом соборе столицы | улан-удэ спасли мальчика который несколько дней провел квартире умершей бабушкой | интроит входное песнопение 1-го воскресенья адвента антифонарий б-ка мон-ря санкт-галлен sang 339 | вечернее богослужение чтением евангелий великий четверток страстной седмицы18 апрель 2014 |

Предыдущий текст

Источник текста


Постоянная ссылка: Воспоминания о воскресной школе храма Иоанна Предтечи в Ивановском (1981–1987 гг.)
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера