Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий: В Церкви не ...

  001   002   003   004   005   006  007   008
В начало текстаВ конец текста
— Что Церковь делает, чтобы привлечь людей, в том числе светских специалистов, для работы в приходах — в социальной сфере, в воскресных школах? — Вот у нас в России есть 15 тысяч духовенства, а нужно еще как минимум 15 тысяч мирян, а то и 30 тысяч образованных, которые могли бы работать не только с Церковью, но и за церковной оградой: с университетами, больницами, молодежью. И мы сейчас будем обязывать епархии и духовенство, чтобы они таких людей находили, привлекали и работали с ними. Такие люди должны быть стопроцентно верующими, православными, а то, что у них образования мало и они пока не полностью воцерковлены, это не так важно. Нам нужны специалисты из любых областей, а уж где применить их таланты и умения, мы всегда найдем. Главное, чтобы было желание. Любой православный человек, который готов принести пользу Церкви, может обращаться — и мы всегда найдем ему нужное и достойное применение. — Нет ли ревности со стороны государства, недовольства тем, что Церковь создает параллельные структуры в социальной сфере для заботы о пожилых, детях, наркозависимых и других категориях нуждающихся? И зачем это нужно Церкви? — Ревность была бы, если бы мы на это из общего бюджета получали бы деньги. А так — что ревновать-то? Мы-то все за свой счет делаем. Хотя, если бы нам помогали, то у нас все бы лучше и быстрее получалось.

А зачем Церкви это нужно? Эта наша потребность. Мы должны этим заниматься. В Евангелии все прописано: напоить, накормить, одеть, посетить. Многие женщины, например, уходят на пенсию, приходят в храм и предлагают свою помощь в качестве сиделок, сестер милосердия и так далее. У людей есть потребность творить добро, и эту потребность надо реализовывать, очищать свое сердце, помогать другим. Любовь должна быть действенной, чтобы другим от тебя было хорошо, чтобы не только себя спасать, а свою семью, родных, чужих. Помогать другим. — После июньского призыва Патриарха Кирилла останавливать «разбушевавшихся тетушек» в храме стали ли приходы более доброжелательными и открытыми? Что для этого делается: проводят ли настоятели какие-то беседы со служителями и прихожанами на эту тему? — Эта задача перед нами всегда стоит. Мы рассылаем письма, ведем разъяснительные беседы. Но в Церковь постоянно приходят новые люди, поэтому эта тема никогда не закроется. В Церковь будут приходить и малообразованные, и пока совсем невоцерковленные. Вот я знаю, что в некоторых приходах бывает так: за ящиком сначала один продавец, потом сменяется еще пять-шесть и снова оказывается, что некому стоять. Что делать?

Приходит женщина, из торговли, понимает, как продавать, но совсем не знает Церкви и правил… Это постоянный процесс. Особенно в среде уборщиц, свечниц — там текучка кадров очень большая, и они в Церкви не постоянно: пришли, поработали, ушли. Часто некоторые из них даже не успевают воцерковиться.

Бывает и так, что некоторые только переступили порог, а уже все знают, все понимают, уже начинают учить других, как мир устроен. Это проблема, которая будет существовать всегда, но настоятели храма должны обращать на нее внимание. Приходит человек устраиваться в храм на работу, например, за «ящик» (широко распространенное в церкви слово, обозначающее место, где можно приобрести свечи, подать записки — ред.) , надо с ним поговорить, объяснить, какие трудности его ждут, что будут искушать, раздражать, но он должен молчать, как скала стоять, никому грубого слова не говорить. Вот тогда потихонечку может что-то начнет воспитываться, изменяться.

Например, в храмах есть определенный дресс-код, когда туда нельзя заходить мужчинам в шортах или женщинам с декольте. Это не принято. Это надо тоже объяснять. И кстати, люди, как правило, это понимают. Но если не в том пришел, то гнать тоже не стоит. А то человек больше и не пойдет в церковь. Мягко сказать, чтобы не напугать. Для этого нужен священнический опыт, наверное. Хотя бывает, что сами люди приходят грубые, с вызовом. И тут нужна какая-то сила, когда пьяные заходят, ведут себя нагло и по-хамски. Вплоть до полиции. К каждому человеку нужен свой подход.

Но в целом — кротко, ласково нужно говорить в церкви. Стараться без грубости, ведь грубость никого не красит, а тем более священников. — А как определить, к кому какой подход нужен, если случаи бывают разные? Когда к прихожанам надо относиться строго, а когда милосердно? — Во-первых, священник должен знать своих прихожан. Во-вторых, по некоторым людям сразу видно: кто перед тобой.

Как-то я был на Украине, зашел в лавку в Киево-Печерской лавре купить что-то. Было воскресенье, только приехали, деньги поменять не успел. Спрашиваю у продавщицы: как платить лучше — рублями или долларами? А рядом женщина стояла, лет 50, украинка.
  001   002   003   004   005   006  007   008
В начало текстаВ конец текста

Сто пятьдесят три рыбы


       В этой книге исследуется научным методом число сто пятьдесят три, которое было применено Иисусом Христом к ловле ста пятидесяти трёх больших рыб Апостолами. Каждое Слово Иисуса Христа не может быть бессмысленным и ни о чём, а, равно как и улов по Его Слову.

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

митрополит санкт-петербургский ладожский варсонофий церкви народ имеет власть дух святой |

Источник текста


Постоянная ссылка: Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий: В Церкви не народ имеет власть, а Дух Святой | Православие и мир
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера