Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий: В Церкви не ...

  001   002   003  004   005   006   007   008
В начало текстаВ конец текста
Не было еще ни одного случая, чтобы мирянина пригласили, а потом сказали: вы неправильно высказываетесь. Любой человек высказывается, когда тот или иной документ выносится для всеобщего обсуждения, любой! — В преддверии Собора 2013 года Межсоборное присутствие выработало семь разноплановых документов — от поправок в Устав Русской Православной Церкви до отношения Московского Патриархата к экологическим проблемам. Привели они к каким-то конкретным результатам? Или приняли и забыли? — Рассматривались вопросы и о ювенальной юстиции, и о регистрационных номерах идентификации личности… Все это Собор обсудил и вынес решения, которыми стали руководствоваться. То есть Собор ответил на все те волнительные вопросы, которые были у нашей паствы. Конечно, это не значит, что они исчезли из жизни, но, по крайне мере, по поручению Собора наши синодальные отделы выработанными решениями руководствуются в своей повседневной деятельности. Например, когда ювенальная юстиция отбирает детей, это коробит наше духовное сознание. В принятом документе дается оценка подобным явлениям. Надеемся, что к решениям Собора прислушиваются и власти, и общество.

Экология — конечно, проблема не одного дня. Но в наших синодальных отделах есть люди, которые занимаются этой проблемой, предлагают определенные решения, участвуют в общественной экологической миссии, высказывают в диалоге с экологическими организациями позицию Русской Церкви по данному вопросу. — Вы уже затрагивали тему монашества. Вот уже два года в церковной среде обсуждается специальный документ, регламентирующий жизнь монахов, две осени подряд в Троице-Сергиевой лавре проходят монашеские съезды, определенные постановления выносят Соборы. Что будет в этом новом документе? Не выхолащивается ли духовный смысл монашества управленческим нажимом? — Нет, никакого выхолащивания нет. Дело в том, что у нас в России за годы богоборчества и атеизма традиция монашества была утрачена, были разрушены практически все монастыри. А когда начался процесс возрождения монашеской жизни и стали открываться сотни обителей, они наполнились несколькими тысячами монашествующих. Если говорить в цифрах, то только официально у нас числятся порядка 7 тысяч монашествующих по мужским и женским монастырям. Это без учета послушников и трудников.

А вот традиционного воспитания для монашествующих у нас нет. Раньше как было? Приходит послушник — и только через определенные годы может стать монахом. Сейчас же как? Где-то в монастыре нужен срочно батюшка, и полгода не прошло, а на послушника уже надевают мантию, его рукополагают, вот он уже иеромонах, хотя ни одной ступеньки не прошел. То же самое и в женских монастырях. А потом через полгода человек понимает, что это совсем не его. Мы же в семь лет ребенка не пошлем в университет? Он сначала идет в школу, потом только в университет. А у нас в монастырях зачастую человек, еще не поняв наш быт, тут же получает постриг. Чтобы такого не было, надо наладить правильную духовную жизнь. Поэтому мы и разрабатываем такой документ — нужны какие-то ориентиры.

Мы смотрим на опыт Афонских и других древних монастырей. Конечно, стопроцентно подражать тоже нельзя. Там совсем другое восприятие монастырской жизни. У нас разное значение игуменов и игумений. Где-то их сами монахи избирают, где-то назначает архиерей. И такая разная форма останется. Но что-то общее мы найдем для того, чтобы было приемлемо, — для духовного роста человека в монастыре. Порядок поможет дисциплинировать, выстроить правильное подчинение, создать атмосферу монастыря. И даже миряне подсказывают идеи, которые мы учитываем. Церковь большое внимание уделяет монахам, потому что они — авангард, это люди, которые полностью посвятили себя Богу. — Кто может и должен идти в монахи? Можно ли бежать в монастырь от мира, от неустроенности в личной жизни? — Нет, это неверная мотивация. Это не призвание. В монашество призывает только любовь ко Христу. Вот если она есть — надо идти. А бегство не спасет — напротив, только усугубит искушения. Надо почувствовать, что это твой крест, и нести его.

На своем примере расскажу, как было. Я на приходе смотрел за двумя батюшками: один был монах, другой — семейный. Семейный батюшка постоянно отрывался на свои дела, заботы, на детей. А второй уделял время только храму, народу. И мне показалось, что это правильно. И когда я пошел в семинарию, уже точно знал, какой путь выбрать. У нас ведь была многодетная семья: шесть детей, и я самый старший был. И поскольку я всех вырастил, то семейную жизнь как будто уже прошел. Этого надо научить, этого накормить, одеть, обуть, то есть постоянно ими заниматься. А когда заниматься церковью-то? Некогда. Получается, что для спасения души времени не остается, только суетой занимаешься. Я тогда понял, что семейная жизнь не по мне, — мне надо идти в монашество.
  001   002   003  004   005   006   007   008
В начало текстаВ конец текста

Сто пятьдесят три рыбы


       В этой книге исследуется научным методом число сто пятьдесят три, которое было применено Иисусом Христом к ловле ста пятидесяти трёх больших рыб Апостолами. Каждое Слово Иисуса Христа не может быть бессмысленным и ни о чём, а, равно как и улов по Его Слову.

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

митрополит санкт-петербургский ладожский варсонофий церкви народ имеет власть дух святой |

Источник текста


Постоянная ссылка: Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий: В Церкви не народ имеет власть, а Дух Святой | Православие и мир
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера