Источник текста

«Ной» — кров для бездомных и беззащитных


Коля ступил на перрон и глубоко вдохнул свежий, после вагонной духоты, утренний воздух. Группы пассажиров спешили в здание вокзала и навстречу — от поездов и к поездам. В родном алтайском городке улицы в такие часы были почти безлюдны. Коля немного растерялся, но заметил на табличке слово «метро», и зашагал туда, куда указывала стрелка.

Путь ему преградили таксисты, предлагая домчать с ветерком, но назвали такую цену, что скромный провинциал ужаснулся. На метро получится в десятки раз дешевле.

Молодой человек намеревался жить экономно, откладывать деньги с зарплаты и затем приобрести прописку в Подмосковье, а может быть, и небольшой домик. Если повезёт, встретить в столице свою судьбу.

Ему казалось, что готов к трудностям. На Алтае тоже пришлось тяжко — он рано потерял маму. Коля предполагал, что её убили, чтобы присвоить их небольшой бизнес. Он убегал от горя, надеясь обрести покой и счастье за тысячу километров от дома.

Но завоевать столицу во все времена было сложно, а уж сегодня, когда люди ожесточены, эгоистичны и расчётливы, наивному алтайскому парню без родственников, без поддержки пришлось нелегко. Он начал выпивать, вскоре махнул рукой на копеечную работу, перестал оплачивать место в общежитии, и наконец очутился среди таких же бродяг. Николай Его друзьями по несчастью стали бомжи, грязные, зачастую пьяные, с изнурёнными лицами, вызывающие брезгливые взгляды у прохожих и потерявшие веру в себя.

Но у Коли осталась вера в Бога, поэтому своё пристанище он выбрал на церковной паперти. Может быть, и для него — уже больного, простуженного, с опухшими ногами и скорбью в душе здесь совершится маленькое чудо?

А если нет, душа его покойной мамы утешится хотя бы тем, что он протягивает руку за подаяньем не у вокзала или кабака, а под сенью икон.

Казалось, просвета не было. Сколько ему осталось? Обычно бомжи живут не дольше трёх лет. Но ведь он так молод… Иногда Коля замечал жалостливый взгляд девушки, постоянной прихожанки. Однажды добрая незнакомка посоветовала ему обратиться в православный приют «Ной». Коля не знал, что есть такие организации, где готовы бескорыстно помогать обитателям столичного дна.

Но он был полон решимости вернуться к достойной жизни — вопреки болезням, нищете, потерянным документам. И с благодарностью посмотрел на знакомые иконы храма, где просил милостыню — он обещал Богу и себе вернуться сюда новым человеком, не хуже других прихожан, чтобы поставить свечу в память о матери.

Приют «Ной» открыл перед Колей двери, так же, как перед многими другими бездомными. Доброта стала лучшим лекарством — сегодня молодой человек окреп, трудится и верит в новые радостные перемены.

Первый дом трудолюбия «Ной» был создан в конце 90-х бывшим социальным работником и педагогом Емилианом Сосинским. Тогда безжалостные реформы вышвырнули на обочину жизни немало россиян. В наши дни армия бездомных достигла пяти миллионов. Их реабилитацией занимаются только благотворительные организации.

Емилиан Сосинский Сегодня «Ной» это целая сеть приютов — 12, где проживает более 700 человек: 60% — трудоспособные мужчины, 40% — инвалиды, женщины, дети и престарелые.

Те, кто способен работать, отдают часть своей платы на содержание больных и слабых подопечных. И всё же этого мало, ведь почти половина жителей «Ноя» не в состоянии прокормить себя по возрасту или из-за физического состояния.

Одна из жительниц «Ноя» Наталья приехала в Москву с Донбасса, когда там разгорелся военный конфликт. Женщине казалось, что самое страшное позади — на исторической родине она найдёт дом, работу и безопасность. Ей 37 лет, вся жизнь впереди — в любимой России. Но обещания с телеэкрана — это одно, а реальность с её бюрократией и безжалостными чиновниками — совсем другое. Два года, надеясь получить гражданство, она обивала пороги кабинетов и металась по чужим углам. Отчаяние и разочарование отразилось на здоровье — с Натальей случился инсульт. Смогла выжить, но часть тела оказалась парализована. Назад дороги не было, и в столице она оказалась ни с чем. Наталья Но её взяли под кров приюта «Ной». У Натальи есть шанс выздороветь. Возраст позволяет восстановить её организм, но для этого нужны дополнительные средства.

Да, отнюдь не все попадают в приют потому что, как судят благополучные граждане, «пропили квартиру». Здесь много приезжих из глухомани, где трудно найти работу, и немало порядочных москвичей, попавших в безвыходное положение. Одну женщину выставили из дома после смерти мужа — по завещанию всё имущество досталось его родственнику. Другого постояльца «Ноя», пока он ждал операции на глазах, лишила жилья мать, переписавшая всё на постороннего человека. Третий в результате несчастного случая потерял ноги, и больше никто не хотел брать его на работу даже сторожем.

Один из жилых корпусов “Ноя” “Социальный” дом — здесь проживают те, кто не может работать (инвалиды, молодые мамочки с детьми, старики) Один из жителей “Ноя” Трапезная Детская комната Зачем миру милосердие?

Общественные отношения в капиталистическом мире базируются на взаимной выгоде. Светские издания воспитывают эгоизм и мизантропию. Но им успешно противостоят православные традиции, взывая к лучшим чувствам россиян. Поэтому не все брезгливо отворачиваются от бродяг — кто-то подаёт милостыню, кто-то лечит, кормит, одевает.

Милосердие сохраняет нашу цивилизацию, не позволяя ей превратиться в каменные джунгли, где сильный пожирает слабого. И в трудные минуты сделанное нами добро возвращается неожиданной помощью ближних.

Те, кто даёт кров бездомным, те, кто помогает созидать его — праведники. В Библии понятие жилья имеет особую важность — ведь даже каждый храм построен как дом Божий, куда мы приходим желанными гостями за духовной пищей.

Если внимательно прочитать историю гибели Содом и Гоморры, то можно отметить, что его жители поплатились не только за разврат, но в той же мере за жестокое отношение к странникам. Они не только не принимали их на ночлег, но насиловали и убивали.

Так же они попытались поступить с ангелами, которые пришли в Содом и остановились у Лота, но те поразили их слепотой.

Сам Сын Божий много странствовал, и, по словам Священного Писания, порой не знал, где преклонить голову. Апокрифы разных народов рассказывают о том, что не раз Иисус Христос и святые являлись в образе странников, просящих приюта и куска хлеба.

Чудеса возможны и в наши дни. На одной из афонских фотографий, где монах раздаёт хлеб паломникам, неожиданно проявился образ Божьей матери, в общей очереди смиренно принявшей краюху. «Сто бедных суть как один Христос, ибо Христос совершенно нераздельно пребывает», — пишет преподобный Симеон о том, что нужно помогать каждому страдальцу в меру своих сил. «С какою надеждою будешь молиться Богу, когда сам не слушаешь молитвы подобных тебе людей?

Как будешь просить с прочими в церкви: “подай Господи”, когда сам не подаешь нищим, а можешь подать?

Какими устами скажешь: “услышь мя Господи”, когда сам не слышишь бедного, или в бедном Самого Христа, вопиющего в тебе? », — спрашивает святитель Тихон Задонский.

Милосердие — мерило духовного благополучия народов. И за десять праведников Господь готов помиловать город! Чем заслужит Его благословение Россия и мы? Сердечным отношением к тем, кто слабее и несчастнее нас. «Падающего подтолкни» — любят атеисты цитировать Ницше, не зная, что этот философ окончил свои дни в лечебнице для душевнобольных, ползая на четвереньках. «Падающего поддержи» — говорит христианская традиция, — чтобы твёрдо стоять перед Богом.

Ковчег в житейском море Но важно не просто бросить монетку нищему, который вечером уйдёт ночевать под платформу. Нужно подать ему, утопающему в житейском море, руку помощи. Извлечь из пагубной среды.

Этим занимаются в приюте «Ной». Организация не только лечит, но и восстанавливает бездомным людям паспорта, способствует их прописке.

Те, кто опустился из-за пристрастия к алкоголю, всегда под контролем. Каждый день людей проверяют на алкотестере — они должны держаться своего выбора начать нормальную жизнь.

С жителями «Ноя» постоянно проводят беседы на христианские темы. Обсуждают истории из Библии, где есть советы на все случаи жизни. В этом убежище все приходят к вере, которая даёт силу для борьбы с превратностями судьбы и своими недостатками. На стенах иконы, на устах молитвы. За брань штрафуют, чтобы люди вернулись к чистой родной речи.

Порой здесь рождается истинная любовь и в мир уходит новая окрепшая семья. Заблудших матерей возвращают детям, не позволяя ювенальной юстиции разлучить их.

Духовное и телесное попечение похоже на терпеливый труд реставратора-иконописца, обновляющего скрытый под слоем нищеты и порока образ Божий в падшем человеке, — так учат святые отцы.

В «Ное» люди трудятся, насколько позволяет здоровье. Крепкие и молодые строят, ухаживают за скотиной, слабые и пожилые делают сувениры, плетут коврики, вяжут носки. Но это не приносит большой прибыли. Ведь снова и снова привозят сюда больных, оборванных, голодных людей, в том числе матерей с детьми. Кому-то нужна одежда, обувь, кому-то постельное бельё, памперсы, лекарства. Здесь большие траты на газ и электричество.

В январе постояльцы одного из домов трудолюбия «Ной» пережили трагедию. Их жильё сгорело. В пепел превратился скромный уют, где они впервые за долгие годы ощутили покой и защищённость. Людей временно расселили по другим домам, но огонь уничтожил стиральные машины, холодильники, детское питание и много необходимых предметов обихода. Осталось уповать на помощь благотворителей.

После пожара. Дом трудолюбия «Ной» в СНТ Заозёрный Щелковского района Сейчас пострадавшее здание восстанавливают сами «ноевцы», оно требует масштабного ремонта. С бедой сражаются плечом к плечу, как в старые времена на Святой Руси.


Предыдущая страница

Источник текста


Вам может быть интересно:

словарь иконописца | сеть тенеты | вот приют теплится | терпение терпеливый | содома гоморры |

Постоянная ссылка: Ной» — кров для бездомных и беззащитных
Справочник - ПОИСКОВ.РФ