> Дело дня: Помогите ребёнку <

Иосиф Флавий, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ...

 001   002   003
В начало текстаВ конец текста
Иосиф Флавий Иосиф Флавий – иудейский историк и священник, современник Апостолов, родился в 1-й год царствования римского императора Калигулы (37–38 г. по Р. Хр.) . Его отец, Матфий, принадлежал к первой священнической чреде из 24-х, причем род его был „знатнейшим“ из всех, носивших имя этой чреды, колен. По матери был он кроме того и царской крови, так как один из его предков (Матфий) имел женою дочь первосвященника Ионафана, отец коего (Маттафия) был родоначальником владетельного дома „Асмонеев“, долгое время соединявшего и царское и первосвященническое достоинство (со времен Симона, брата Ионафанова, до Ирода) . В юности Иосиф получил блестящее раввинское воспитание, успехам которого весьма много должна была способствовать несомненная даровитость юноши. 16-ти лет любознательный юноша знакомится с учением и жизнию известнейших тогда религиозных партий – фарисеев, саддукеев и ессеев, и 3 года проводит в уединении у некоего пустынника Ваннуса (или Вануса) , довершив под его руководством дело своего развития нравственным усовершенствованием своей личности, в строго-замкнутой жизни аскета. На 19 году жизни мы опять видим его в партии фарисеев, к которой окончательно примкнул он по влечению своей живой, честолюбивой, жаждавшей деятельности, натуры и в виду наибольшего влияния на народ именно этой партии. К этому же времени, – вероятнее всего, – может быть отнесено и весьма широкое ознакомление его с современною греческою образованностию, благодаря которой Иосиф особенно должен был придти к мысли внести свою долю труда в ту область, где он обещал быть столь компетентным и плодотворным. Около 63 года (то есть почти одновременно с Апостолом Павлом) , на 26-м году жизни, Иосиф путешествовал в Рим с ходатайством об освобождении некоторых близких ему священников, арестованных Феликсом и, заручившись – при посредстве некоего иудеянина-актера [Алипура], – сильною протекцией в лице императрицы Поппеи, достигает пред императором своей цели и возвращается опять в отечество. Вскоре после этого загорелось восстание в Иудее, давно уже глухо бродившее в Палестине и имевшее своею целию свержение ненавистного ига Рима (66 г. по Р. X.) . Захваченный этим политическим движением, Иосиф по своей деятельной натуре не мог оставаться безучастным зрителем завязавшейся в его отечестве трагедии, хотя укоренившиеся симпатии к Риму и чувство признательности за недавнюю милость некоторое время сдерживали порывы возбужденного патриотического чувства. Однако обстоятельства в союзе с его природными наклонностями, тщеславием и честолюбием скоро вынудили и его принять участие в движении – сколько для того, чтобы управлять им, как и для того, чтобы не оставаться без всякого значения. Положение его в начале было так же трудно, как важно полученное им назначение. На его долю выпало – в достоинстве предводителя – организовать восстание в Галилее, которая и более всего находилась в опасности, пред первыми натисками римской армии, и менее всего была надежна по состоянию умов и по слабости или неприспособленности и беззащитности укреплений. При всем этом в Галилее удалось порядочно задержать успехи пресловутого римского оружия, и – не смотря на то, что галилейские города один за другим переходили в руки Веспасиана, – горсть храбрецов, засевших в крепости Иотапата, противопоставила воинскому искусству и мужеству непобедимых римских легионов самое отчаянное сопротивление. Наконец, когда пала и эта крепость, Иосиф открыто отдался римлянам и в качестве пленника отведен был в лагерь римский. Из первой встречи его с Веспасианом довольно характерна записанная им маленькая подробность, весьма важная для всей дальнейшей его судьбы, а вместе – и для характеристики этого лица. Среди криков толпы солдат, разъяренно требовавших смерти ведомого пленника, преодолевая смущение и робость, и с удивительно-искусною неподдельностию разыгрывая пред победителем роль пророка, он „вдохновенно“ предсказывает Веспасиану в скором времени наследие императорской власти. Было ли слишком властно-убедительно само по себе это пророчественное приветствие или слишком польщено было им так податливое на похвалы самолюбие будущего кесаря, – только ласкательство это, во всяком случае, удачно рассчитанное именно на самолюбие, возымело свое действие и в связи (как кажется) с другими побуждениями победителей не только спасло Иосифу жизнь, но и подготовило ему редкие почести. Почетным пленником он во все остальное течение иудейской войны всюду сопровождает Веспасиана, оказывая ему, а потом сыну его Титу важные услуги, в роли парламентера при осаде Иерусалима. Когда Веспасиан сделался императором, Иосиф получил полную свободу в качестве императорского вольноотпущенника, при чем усвоено было ему и фамильное прозвание Весиасиана „Флавий“. При взятии Иеруеалима Тит позволил ему „взять, что он хотел», а он взял „некоторые священные книги“ и исходатайствовал освобождение многих знакомых ему пленников.
 001   002   003
В начало текстаВ конец текста

Вам может быть интересно:

антиоха епифана | флавием веспасианом | египет древний | иуду маккавея | александр орлов маккавеевский сынтульский |

Предыдущий текст

Источник текста


Постоянная ссылка: Иосиф Флавий, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том VII - профессор Александр Павлович Лопухин
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера