Источник текста

«Возбранному воеводе и победоносцу Георгию составим похвалу» (комментарий в аспекте культуры) — Статьи — Церковно-Научный Центр "Православная Энциклопедия"


Иконография вмч. Георгия (Фрагмент статьи из X тома «Православной энциклопедии») Византия. Уже к VI в. были сформированы 2 основных типа изображения Георгия: мученик (как правило, с крестом в руке, в хитоне, поверх которого, плащ) и воин (в доспехах, с оружием) щит, меч, копье (в руках, пеший или конный) . Георгий изображается безбородым юношей, с густыми кудрявыми волосами, доходящими до ушей (завитки волос часто в виде кружков, расположенных друг над другом рядами, напр. на мозаичной иконе 2-й пол. XII в. из монастыря Ксенофонт на Афоне) , иногда с венцом на голове (напр., на миниатюре из Псалтири Василия II – Marc. Gr. 17., ок. 1019 г. ; на иконе из оплечного деисусного чина, нач. XIII в., монастырь вмц. Екатерины на Синае) .

Древнейшие из известных изображений Георгия относятся к VI в., причем в них представлены оба иконографических типа. Так, в Бауите (Египет) на столпе Северной церкви (VI в.) Георгий изображен фронтально в рост, в воинском облачении, с копьем (?) в правой поднятой руке и мечом в ножнах у пояса, на сев. стене Капеллы XVIII (VI в.) располагался в медальоне погрудный образ Георгия– в плаще, без оружия (известен по акварели – см. : Sanct Georg: Der Ritter mit dem Drachen. Linderberg i. Allgau, 2001. S. 49. Abb. 4) . На энкаустической иконе VI в. из монастыря вмц. Екатерины на Синае «Богоматерь на престоле с архангелами и предстоящими Феодором и Георгием» оба св. воина изображены как мученики – с 4-конечными крестами в правых руках, облачены в длинные хламиды и украшенные крупным орнаментом плащи с тавлионами с фибулой на правом плече. Тот же тип изображения мученика представлен, напр., на фреске в монастыре прп. Аполлония Фиваидского в Бауите (VI–VII вв.) .

В отличие от произведений живописи, где облик Георгия рано приобрел устойчивые, узнаваемые черты, в малой пластике еще в X в. изображения Георгия обладают большим разнообразием и узнаются по начертанию имени этого святого (или по сопроводительной надписи) . На бронзовой гравированной детали пояса (сир. регион, VI – 1-я пол. VII в., собрание C. S., Германия) Георгий изображен в коротком хитоне и пышном в крупную складку плаще в типе оранта; по сторонам фигуры – греч. надпись: AGIOS GEORGIS. Крест с подписным изображением Георгия также в типе оранта был найден в районе совр. г. Смела (Черкасская обл., Украина; хранился в НИМУ, погиб в годы Великой Отечественной войны) . Подобного типа кресты-энколпионы с гравированными изображениями Богоматери и святых как орантов были распространены по всему побережью Средиземного м. и датируются IX–XII вв.

Военные успехи императоров, небесным покровителем которых был Георгий, сделали его наиболее почитаемым святым в Византийской империи уже в V – нач. VI в., о чем свидетельствуют возведенные во имя вмч. Георгия храмы и монастыри (см. разд. «Почитание в Византии») . Иконографический тип Георгия-воина, в рост, с копьем в правой руке, левой опирается на щит, возможно, восходит к изображению стоящего императора, напр. на визант. монетах и моливдовулах. Среди ранних примеров – моливдовул с изображением Георгия на коне, поражающего змея (VI–VII вв., из собрания Г. Шлюмберже, ГЭ) . На моливдовулах X–XII вв. Георгий чаще представлен как воин, фронтально, погрудно (XI или XII в., ГЭ – на обороте надпись: «Константину Комнину, вестарху и дуке») или в рост (2-я пол. X – 1-я пол. XI в., из собрания Н. П. Лихачёва в С. -Петербурге, ГЭ – с копьем в правой руке, прижатой к груди, и со щитом с левой стороны, облачен в плащ, застегнутый на правом плече) , реже – как мученик (XI в., ГЭ – с крестом в руке, на обороте надпись: «Климу, монаху и кувуклисию») . Моливдовулы с изображением Георгия сопровождаются не только посвятительной надписью на обороте, но и молитвенным обращением как к Георгию, так и ко Христу или к Божией Матери, напр. : «Могучий защитник Божий…» ( XI в., из собрания Шлюмберже, ГЭ ) ; «Мученик, защити меня, Георгия Вардали» ( кон. XI – 1-я пол. XII в., ГЭ ) . Подобные надписи характерны и для нательных образков ( образок X в. из собрания Р. Мартина, ГЭ ) : «Господи, помоги носящему меня». На моливдовулах палеологовского времени Георгий часто изображался в рост, в паре с др. св. воинами (вмч. Георгий и вмч. Феодор на моливдовуле Трапезундского монастыря, XIII–XIV вв.) из собрания Шлюмберже (, XIII в.) из собрания Лихачёва (; с вмч. Димитрием в предстоянии Богоматери Кириотиссе, XIII–XIV вв.) из собрания Лихачёва (, – все в ГЭ) .

Изображения Георгия прочно утвердились на монетах Комнинов, начиная от имп. Алексея I. Георгий обычно был представлен фронтально, в рост вместе с императором, по сторонам креста ( напр., на реверсе монеты ) аспрон трахи (имп. Иоанна II Комнина) 1118–1143 (, Константинополь) ГЭ () , могла чеканиться полуфигура святого ( напр., на аверсе медной монеты ) тетартерон (имп. Алексея III Ангела) 1195–1203 (, Фессалоника) ГЭ () – в обоих случаях изображен Георгий-воин с соответствующими атрибутами: щитом, мечом или копьем. Образ Георгия-воина известен и на монетах Палеологов ( напр., Андроника II ) ; одна из поздних монет относится ко времени короткого правления трапезундского имп. Давида Великого Комнина (1460–1461) .

О широком распространении изображения Георгия-воина в визант. искусстве в XI–XII вв. говорит целый ряд сохранившихся памятников: стеатитовая иконка XI в. (монастырь Ватопед) ; эмалевое изображение на крышке переплета с образом арх. Михаила ( XI в., сокровищница Сан-Марко, Венеция ) ; мозаика в кафедральном соборе в Чефалу, Сицилия, 1148 г. ; шиферная икона «Святые Георгий и Димитрий» ( XI–XII вв., ГЭ ) ; стеатитовая икона «Святые Георгий и Феодор Стратилат» ( XIII–XIV вв., ГИМ ) и мн. др.

Уже с VI в. Георгий часто изображается с др. воинами-мучениками – Феодором Тироном, Феодором Стратилатом, Димитрием Солунским. Наиболее ранний пример – вмч. Георгий и вмч. Феодор на упомянутой выше энкаустической иконе VI в. из монастыря вмц. Екатерины на Синае. С X в. известны изображения Георгия в числе др. св. воинов, напр. «Деисус со святыми воинами» ( X в., музеи Ватикана ) . С XII в. иконы с изображением св. воинов получили широкое распространение: икона «Святые Феодор Тирон, Георгий и Димитрий» ( XII в., ГЭ ) , каменная рельефная икона того же состава святых ( XII в., ГЭ ) и др. Наиболее устойчивым является парное изображение вмч. Георгия с вмч. Димитрием Солунским. На объединение этих святых могло повлиять и подобие их обликов: оба юные, безбородые, с короткими, доходящими до ушей волосами. Изображаются они и как мученики ( камея из голубого халцедона, X в., ГЭ ) на обороте позднейшее (XVIII в.?) врезанное изображение (инталия) «Чудо вмч. Георгия о змии» (; на «Малом» саккосе митр. Фотия) XIV–XVII (?) вв., ГММК (, и как воины, пешие) резная шиферная икона кон. XI–XII в., ГЭ (или на конях) рельефная икона XIV в. из церкви Богородицы в Созополе с житийной рамой XVI в. (ЦИАМ) – Георгий и Димитрий в темнице (клеймо 3) , Георгий и Димитрий перед имп. Диоклетианом (клеймо 4) (.)

Редко встречающийся иконографический извод – Георгий-воин, восседающий на троне, – возник не позже кон. XII в. Святой представлен фронтально, сидящим на троне (престоле) и держащим перед собой меч: правой рукой вынимает меч, левой – придерживает ножны (икона XII–XIII вв. из Пловдива) СНХГ (; парное рельефное изображение восседающих на тронах Георгия и Димитрия) кон. XII в., собор Сан-Марко в Венеции (; серб. житийная икона XVII в.) Печская Патриархия () . Своеобразное лит. описание этой иконографии принадлежит визант. поэту Мануилу Филу (ок. 1275 – ок. 1345) , который обращается к «великому Георгию воину, сидящему перед городом и извлекающему наполовину меч из ножен»: «Прекратив бой, в котором ты изгнал врага души, вновь ты находишься в раздумье на отдыхе» (Manuelis Philae Сarmina Ed. E. Mьller. P., 1855. Vol. 1. P. 119, CCXXVI) . Подобным образом изображался и вмч. Димитрий Солунский (икона из Успенского собора г. Дмитрова, кон. XII – нач. XIII в., ГТГ) .

В монументальной росписи св. воины могли изображаться на гранях подкупольных столпов, на подпружных арках, в нижнем регистре наоса, ближе к вост. части храма, а также в нартексе: напр., в церкви Богородицы в монастыре Осиос Лукас ( 20-е гг. XI в. ) – на сев. подпружной арке; в монастыре Хора (Кахрие джами) в Константинополе (1316–1321) – на арке в экзонартексе; в кафедральном соборе в Чефалу (1148) – в наосе и др.

В XIV в. почитание св. воинов как реакция на военные действия турок-осман, переместившиеся к этому времени в Европу, возросло. Так, в богослужебных текстах XIV в. в чине проскомидии (по уставу Филофея Коккина, 1344–1347) после пророков и апостолов в перечислении мучеников первыми вспоминаются св. воины Димитрий, Георгий и Феодор Тирон. Значительное место воинской теме отводится в монументальной росписи храмов, особенно на Балканах. Так, изображения Георгия среди др. воинов представлены в росписи церквей: вмч. Георгия в Старо-Нагоричино, Македония (1317–1318) , ап. Иоанна Богослова в Земенском монастыре, Болгария (1354) , Вознесения в монастыре Раваница, Сербия (ок. 1387) , св. Петра в Беренде, Болгария (XIV в.) . Увеличивается число изображений воинов, напр. в церкви Христа Пантократора монастыря Дечаны, Сербия (1350) , их 17, а в церкви Св. Троицы монастыря Ресава, Сербия (до 1418) , – 14; образы св. воинов включаются в наиболее важные композиции нетрадиц. иконографии, напр. в Деисус («Небесный двор») : Христу вслед за Богоматерью (Оба – в царском облачении) предстоят воины в одеждах вельмож (церковь монастыря Богоматери Заумской в Зауме близ Охрида, Македония, 1361; церковь вмч. Димитрия Маркова монастыря близ Скопье, Македония, ок. 1376) . Изображения Георгия-воина включаются в портреты ктиторов, где он выступает покровителем земных правителей, напр. в церкви Богородицы Eвергетиды монастыря Студеница, Сербия (1208–1209) , – вмч. Георгий рядом со святыми Саввой I и Симеоном Неманей; на зап. стене церкви вмч. Георгия в Старо-Нагоричино, Македония (1317–1318) , – Георгий дарует меч кор. Милутину.

В основе иконографии Георгия на коне лежит позднеантичная и визант. традиции изображения триумфа императора. Различаются неск. вариантов: Георгий-воин на коне (без змея) ; Георгий-змееборец («Чудо вмч. Георгия о змии») ; Георгий со спасенным из плена отроком («Чудо вмч. Георгия с отроком») . О том, что эти иконографические типы не дублировали друг друга, а воспринимались самостоятельно, свидетельствуют произведения, где одновременно присутствуют неск. вариантов изображения Георгия на коне. В числе ранних примеров – фреска XII–XIII вв. скального храма «Трех всадников» в Эски-Кермене (Крым) , где отдельными изображениями представлены фигуры (слева направо) : Георгий-воин (фронтально, с поднятым копьем в правой руке, со щитом за левым плечом, в левой руке – поводья) , Георгий-змееборец и Георгий со спасенным из плена отроком, сидящим за спиной святого на крупе коня. Фреска, созданная, очевидно, греч. мастерами, являлась чтимой святыней греч. населения Крымского п-ова.

В визант. искусстве образ Георгия-змееборца, основанный на апокрифическом источнике, встречается редко (стеатитовый рельеф XII в., Художественная галерея Уолтерса, Балтимор, США; фреска в церкви Св. Врачей в Кастории, Греция) XII в. (; мозаичная икона) кон. XIII – нач. XIV в., Лувр, Париж () . Известен также ряд изображений Георгия-воина на коне (без змея) : с поднятым вверх копьем в правой руке и со щитом за левым плечом, в развевающемся за спиной плаще, – в позолоченном медальоне на дне визант. серебряной чаши с двойными стенками с чеканкой и гравировкой (XII в., найдена в сер. XIX в. вблизи г. Берёзова в Зауралье) ГЭ () ; Георгий – в центре композиции, представляющей «придворный праздник» (окружен изображениями царицы, слуг, музыкантов, танцоров, реальных и фантастических животных и масок) . Никифор Григора в «Ромейской истории» (1204–1359) упоминает об изображении Георгия на коне, находившемся на стене имп. дворца перед часовней Богородицы Победоносной (Никопеи) в Константинополе (XII в. или 1-я пол. XIV в. ; Niceph. Greg. Hist. VII 5) . Псевдо-Кодин в трактате «О придворных чинах» (не ранее сер. XIV в.) указывает, что в праздник Рождества Христова среди проч. военных знамен в палату императора вносили 2 хоругви – с изображением Георгия-всадника и Георгия-змееборца ( Ps. -Codin. De offic. P. 48, 4, 282 sq. ) . Георгий-воин на коне (без змея) с эпитетом в посвятительной надписи: «Никифорос» (Победоносец) – представлен на фреске нач. XIII в. в церкви Асину (Панагии Форвиотиссы) близ Никитари.

Особую известность и самостоятельность приобрел сюжет «Чудо о змии». Он получил наибольшее распространение в искусстве тех областей, культура которых была ближе к народным традициям, особенно в М. Азии, Южной Италии (в росписях пещерных храмов – крипты Сан-Бьяджо близ Сан-Вито-деи-Норманни, XIII в. ; Санта-Мария в Поджардо, XII в. ; Сан-Никола в Фаджано, XI в. ; Сан-Никола) оба типа – с драконом и без него ( и Санта-Маргерита в Моттоле, XIV в. ) и Др. Руси. Источники сюжета неясны, находят параллели в житиях др. святых ( напр., вмч. Феодора Тирона ) , но связаны прежде всего с именем Георгия. Различаются 2 основных извода: краткий (Георгий поражает змея) и распространенный или сложный (неск. вариантов: с царевной, с царевной и изображением города с жителями; самый ранний из известных примеров – фреска церкви вмч. Георгия монастыря Джурджеви Ступови близ Нови-Пазара, 60-е гг. XII в. – с утратами) . Наиболее ранние изображения встречаются на Востоке в росписях пещерных храмов Каппадокии: Капелла VI в Гёреме (кон. IX – нач. X в.) ; Капелла XXVIII близ Каранлык-килисе (XI в.) ; церковь св. Варвары в Соганлы (нач. XI в.) и др.

Особенностью балканских и критских памятников поствизант. периода являются 2 детали композиции «Чудо о змии»: хвост дракона обвивает задние ноги коня; царь с башни протягивает Георгию ключи от города, иногда на башне также изображаются трубящие глашатые.

Композиция «Двойное чудо» объединила 2 наиболее известных посмертных чуда Георгия – «Чудо о змии» и «Чудо с отроком»: ГЕОРГИЙ изображен на коне (скачущем, как правило, слева направо) , поражающим змея, а позади святого, на крупе его коня, – небольшая фигурка сидящего отрока с кувшином в руке. Текст о чудесном спасении из плена пафлагонского отрока, известный уже в редакции Симеона Метафраста (X в.) , вероятно, возник позже, чем «Чудо о змии». В изобразительном искусстве объединенная композиция впервые встречается на греч. иконе 1327 (?) г. из церкви в Александруполисе, в монументальной живописи – на фреске XV в. в церкви вмч. Георгия в Кремиковци в Болгарии. К XV в. относится изображение Георгия с «двойным чудом» в одном из клейм житийной иконы Георгия из посвященной ему церковь в Струге (Македония) . В XVI–XIX вв. «двойное чудо» повторяется во мн. болг., серб., румын., критских и кипрских иконах, как в средниках (напр., критская икона из собрания Л. К. Зубалова, сер. XVI в., ГИМ; болг. икона из Боянской церкви, XVI в., СНХГ; критская икона мастера Цангаропулоса, 1635, ГМИР; болг. житийная икона из Велико-Тырново, 1684, СНХГ) , так и в клеймах (напр., клеймо 8 серб. житийной иконы XVII в., Печская Патриархия) .

Житийные циклы Георгия по древности и степени популярности опережают циклы др. воинов-мучеников. Древнейшие варианты Жития Георгия повествуют только о мучениях святого, описания чудес появились позже, с X в. Их цикл складывался постепенно. Так, в текстах визант. минологиев XI в. описаны 3 чуда: с колонной вдовы, с пронзенным образом и с плененным пафлагонским отроком. Внутри житийного цикла Георгия можно выделить темы мучения и чудес, отдельно прижизненных и посмертных. В зависимости от редакции текста жития святого в иллюстрировании житийного цикла встречаются варианты. Цикл может начинаться сюжетом раздачи имущества нищим и заканчиваться положением Георгия во гроб ( напр., на иконах XIII в. ) 20 клейм (и XV в.) 14 клейм (из монастыря вмц. Екатерины на Синае) , на полихромной рельефной иконе XIV в. ( Визант. музей, Афины ) (. В др. варианте в начале – исповедание веры Георгием перед имп. Диоклетианом) напр., на визант. деревянной полихромной рельефной иконе XIII в. с 12 клеймами (НХМУ) – последняя сцена не сохр. (, в конце – усекновение головы) житийная рама со сценами житий великомучеников Георгия и Димитрия, XVI в., ЦИАМ (.)

В монументальной живописи самый ранний житийный цикл частично сохранился в росписи Георгиевского (сев.) придела собора Св. Софии в Киеве ( 40-е гг. XI в. ) . Живописные сцены жития могли помещаться на фасадах храмов, напр. фрагменты сцен на южном фасаде церкви в Курбинове, Македония ( 90-е гг. XII в. ) , на фасадах церкви Георгиевской башни в монастыре Хиландар (сер. XIII в.) . В XIV в. житийный цикл Георгия украсил ряд серб. церквей: церковь Георгия монастыря Джурджеви Ступови близ Нови-Пазара (1282–1283) – над входом в наос размещается грандиозное изображение Георгия на коне, а на сводах нартекса – 4 сцены из житийного цикла; церковь Богородицы Левишки (ок. 1310–1313) . Один из самых обширных циклов в монументальных росписях (20 сцен) находится в церкви вмч. Георгия в Старо-Нагоричино (1317–1318) . Он представлен цельной композицией, не разделенной на регистры, и занимает сев. и южную стены наоса. В церкви Христа Пантократора монастыря Дечаны (до 1350) , где циклам житий святых отведено особое место, наряду со свт. Николаем и св. Иоанном Предтечей прославляются вмч. Георгий и вмч. Димитрий как небесные покровители военных походов кор. Душана. В с. Речане близ Призрена в небольшой церкви вмч. Георгия (ок. 1370) , являющейся задужбиной неизвестного воеводы, на верхних участках стен храма находится цикл Жития Георгия, первые 3 сцены которого иллюстрируют серб. Перевод текста жития.

На упомянутой иконе с Георгием-воином в рост в среднике (1-я четв. XIII в., монастырь вмц. Екатерины на Синае) представлен самый ранний из известных житийных циклов Георгия в иконописи. Он же является и наиболее обширным из ранних житийных памятников – 20 сцен, значительная часть которых изображает мучения Георгия (клейма 4, 7, 8, 10, 11, 12, 19) , а также 3 прижизненных чуда (воскрешение мертвого) клеймо 13 (; сокрушение идолов) клеймо 16 (; воскрешение вола Гликерия) клеймо 17 () и 1 посмертное – «Чудо о змии» (клеймо 14) . Нередко сцена мучения Георгия (мучение на колесе или усечение головы) включалась в состав минологиев: в настенных минологиях церквей Успения Пресв. Богородицы монастырей Грачаница, Косово и Метохия (ок. 1320) , и Трескавец, Македония (между 1334–1343) ; на миниатюре из Минология (Охоn. Bodl. F. 1. Fol. 36v, 1327–1340 гг.) ; в Минее годовой на Синайском тетраптихе (2-я пол. XI–XII в., монастырь вмц. Екатерины на Синае) – усечение головы; в настенном минологии церкви Св. Троицы монастыря Козия в Валахии, Румыния (ок. 1386) ; на верхнем поле листовой миниатюры из греко-груз. рукописи ( РНБ. O. I. 58. Л. 61, XV в. ) – мучение на колесе.

В поствизант. период появилось новое в иконографии Георгия изображение, получившее название Кефалофорос, – святой с усеченной головой в руке. Традиц. извод представлен на критской иконе кон. XV–XVI в. (ГИМ) : поясная или в рост фигура Георгия-воина в 3 4-тном повороте, в молении Спасителю (полуфигура в небесном сегменте в верхнем правом углу) , в левой руке Георгий держит усеченную голову, правая – в молении; в левой руке Спасителя – свиток с надписью: «Вижу тебя, мученик, и даю тебе венец» (пер. по: Кызласова И. Л. Кат. 59. С. 217 Поствизант. живопись: Кат. Выст. Афины, 1994) , правой Он возлагает на голову святого венец; рядом с Георгием (под левой рукой) изображен свиток с надписью: «Видишь, что сотворили беззаконные (люди) , о Слово? Ты видишь главу, ради Тебя отсеченную» (Там же. С. 217) . Согласно предположению Е. С. Овчинниковой, этот иконографический тип, известный по иконам XV–XVII вв., возник в XI–XII вв. Возможно, так Георгий был представлен на мозаике фасада собора монастыря вмч. Георгия в Палермо (утрачена в 1769; известна по сообщению А. С. Уварова о рисунке художника XVIII в. – см. : Овчинникова Е. С. Икона «Георгий с отсеченной головой» в собр. ГИМ Византия: Сб. в честь В. Н. Лазарева. С. 164–171) . Др. изображения этой иконографии: икона XVI–XVII вв. из собрания Л. К. Зубалова (ГРМ) ; житийная икона 1574 г. из серб. церкви в Чайниче, Босния; критская икона 2-й пол. XVI в. (ГМИИ) ; икона XVII в. ( монастырь Аркадиу на о-ве Крит ) ; поясной (или поколенный) извод – греч. икона раннего XVII в. ( частное собрание З. Секулича, Белград ) ; икона 1620 г. из церкви с. Бусовача в Боснии, худож. Иван Мангафа (в наст. время в церкви г. Травник) , и проч. На Руси особое почитание Георгия связано с именем вел. киевского кн. Ярослава Мудрого, принявшего Крещение с именем Георгий (см. разд. « Почитание на Руси») . В подражание визант. императорам кн. Ярослав перенес на свои сребреники и печати образ Георгия-воина. На одной из самых ранних рус. печатей – полуфигура Георгия-воина и надпись на греч. языке: «Господи, помози рабу Твоему Георгию, архонту». Подобные надписи также соответствуют визант. традиции молитвенного обращения ко Христу, к Божией Матери и к особо чтимым святым. В кон. XI в. была создана самая ранняя из известных на Руси икон Георгия – двусторонняя из Успенского собора Московского Кремля (ГММК) (Попова О. С. Древнерус. живопись и Византия ГММК: Мат-лы и исслед. М., 1999. Вып. 12: Искусство средневек. Руси. С. 19, 43) . Святой изображен по пояс, с копьем в правой и мечом в левой руке, который он держит перед собой, «выставляя напоказ как драгоценную реликвию»; положение левой руки Георгия повторяется в более поздних рус. памятниках (новгородские иконы XIII в.) .

В Новгороде в 1119 г. кн. Всеволод Мстиславич заложил в честь небесного покровителя своего отца Георгиевский собор Юрьева монастыря, откуда происходит ростовой образ Георгия-воина с копьем, которое он держит перед грудью в правой руке, и мечом в левой, у бедра, с круглым щитом за левым плечом; голову Георгия украшает драгоценный венец. Эта икона больших размеров (230? 142 см) являлась храмовым, настолпным или настенным образом (ныне в ГТГ) ; первоначальная живопись ( 30–40-х гг. XII в. ) сохранилась небольшими фрагментами, имеет разновременные поновления ( XIV, XVI, XVII, XIX вв. ) .

Др. рус. вел. кн. Юрий (Георгий) Долгорукий, основатель династии владимиро-суздальских князей, в 1152 г. заложил каменную церковь во имя вмч. Георгия во Владимире. Образ Георгия помещен на печати кн. Юрия Долгорукого (Георгий представлен в рост вынимающим меч из ножен) . Рельефное изображение Георгия-всадника с жестом триумфатора – левая высоко поднятая рука – сохранилось в центральном прясле зап. фасада Димитриевского собора во Владимире ( 90-е гг. XII в. ) . При вел. кн. владимирском Георгии Всеволодовиче был построен Георгиевский собор в Юрьеве-Польском (1230–1234) , отличающийся богатейшим резным декором. На рельефах его фасадов Георгий представлен 4 раза: в композиции поясного Деисуса – в медальоне, в нижнем ярусе зап. притвора; дважды на сев. фасаде, обращенном к городу, над сев. порталом – в классическом визант. типе: в рост, в длинных воинских одеждах, с копьем в поднятой правой руке, левой опирается на щит с рельефным изображением княжеской эмблемы – барсовидного льва, и на центральной части колончатого фриза (сев. фасада) – как воин, фронтально, в рост; вверху зап. трети южного фасада в композиции «Оранта с предстоящими воинами» (реконструкция Г. К. Вагнера) – в рост, в молении, с вертикально стоящими за фигурой копьем и щитом. В 2 последних композициях, так же как и на суздальских золотых вратах (кон. XII в.) в храме Рождества Богородицы, вмч. Георгий изображен вместе со святыми Димитрием, Феодором Тироном и Феодором Стратилатом.

В росписи храмов на Руси была воспринята визант. традиция размещения св. воинов. В церкви Спаса Преображения в Нередице (1119) Георгий изображен в 3-м регистре на южной стене наоса, в Кирилловской церкви в Киеве ( 60-е гг. XII в. ) – один из ранних вариантов изображения Георгия на столпе – в рост, с копьем и щитом. С нач. XVI в. изображение воинов на подкупольных столпах встречается чаще: фигура Георгия-воина представлена в росписи собора Рождества Пресв. Богородицы в Ферапонтове (1502, Дионисий и сыновья) ; в Благовещенском соборе Московского Кремля (сер. XVI в.) ; в Архангельском соборе Московского Кремля (1565) ; в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря в Москве (1598) ; в церкви Св. Троицы в Вязёмах (ок. 1600) ; в Успенском соборе Московского Кремля (1642–1643) и т. д.

В Новгородской земле был распространен особый иконографический тип Георгия – воина-мученика: в воинском облачении, с мечом в левой и с крестом в правой руке. Так святой представлен на 3 новгородских иконах XIII в. : «Святые Иоанн Лествичник, Георгий и Власий» (ГРМ) ; на полях иконы «Спас на престоле с избранными святыми» ( 2-я пол. XIII – нач. XIV в., ГТГ ) ; на полях иконы «Свт. Николай с избранными святыми» из церкви свт. Николая на Липне близ Новгорода (1294, НГОМЗ) . Визант. художники не соединяли эти 2 типа изображения (исключение составляет лишь визант. икона XII в. в монастыре вмц. Екатерины на Синае) . Этот тип, не повторявшийся на протяжении неск. веков, вновь возник в поздней живописи кон. XVII – нач. XVIII в. Таков образ Георгия на иконе кон. XVII в. из местного ряда иконостаса из церкви св. Иоанна Богослова на Ишне под Ростовом (РИАМЗ) , где Георгий представлен фронтально, в рост, в богато декорированном воинском облачении, в красном плаще, наброшенном на левое плечо, с крестом в правой руке и мечом в левой. Однако здесь в отличие от новгородских икон подчеркивается не воинская, а мученическая грань подвига, что выражается в выборе позы и жестов святого (острие меча направлено вниз, Георгий придерживает его, отставив в сторону) .

В московских памятниках получил развитие иконографический тип Георгия-мученика (в хитоне и гиматии, с крестом в руке) , вошедший с кон. XIV в. с развитием рус. высокого иконостаса в композицию развернутого Деисуса (в паре с вмч. Димитрием Солунским вмч. Георгий изображается, как правило, слева) . По мнению В. Н. Лазарева, оба мученика, образы которых стали едва ли не обязательными в композиции московских иконостасов, выступают здесь «ходатаями перед Христом не только за весь род людской, но и за московских князей и за их стольный град Москву» (Лазарев В. Н. Андрей Рублёв и его школа. М., 1966. С. 117) . Наиболее ранний пример – иконостас Благовещенского собора Московского Кремля (не ранее 80–90-х гг. XIV в., прп. Андрей Рублёв?) . Изображение Георгия было включено в иконостасы: Успенского собора во Владимире (20-е гг. XV в., круг прп. Андрея Рублёва, ГТГ; по предположению И. Э. Грабаря, изображения Георгия и Димитрия записаны в XVII в. образами архангелов) , Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря (1425–1427, СПГИАХМЗ) и Успенского собора Кириллова Белозерского монастыря (1497, ГРМ) , собора Рождества Пресв. Богородицы Ферапонтова монастыря ( нач. XVI в., мастерская Дионисия, ГРМ ) . В кон. XX – нач. XXI в. по образцам икон, сохранившихся в ранних иконостасах, были созданы иконы для совр. иконостасов (напр., в нижней церкви Преображения Господня храма Христа Спасителя в Москве, в церкви Cв. Троицы в Троицкой слободе и др.) .

Тип Георгия-воина на коне (без змея) в рус. памятниках встречается редко (напр., на новгородской иконе из Никольской церкви дер. Любони Боровичского р-на Новгородской обл., кон. XIV–XV в., ГРМ) . Образ Георгия-змееборца был известен в Киевской Руси уже во 2-й пол. XI – нач. XII в. К этому времени относится шиферная плита из Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве с изображением 2 святых воинов-всадников, скачущих навстречу друг другу: вмч. Георгия (слева) и св. Феодора Стратилата (ок. 1062, Национальный заповедник «София Киевская») (Сидоренко Г. В. «Михайловские» рельефные плиты XI в. : О возможной алтарной преграде Дмитриевского собора в Киеве Иконостас: Происхождение. Развитие. Символика. М., 2000. С. 243–266) . «Чудо о змии» в Новгороде и прилегающих к нему землях получило распространение в кратком изводе, с изображением в небесном сегменте благословляющей десницы (икона из собрания А. В. Морозова, сер. XIV в., ГТГ; икона из собрания И. С. Остроухова, нач. XV в., ГТГ; икона из церкви с. Манихина Ленинградской обл., 2-я пол. XV в., ГРМ, и др.) . Этот сюжет в кратком изводе приобрел популярность в предметах деревянной и мелкой пластики. Наиболее ранний пример – изображение в одном из 18 медальонов Людогощенского креста (1359, НГОМЗ) , краткий извод представлен на резной полихромной иконе, где в верхней части ковчега помещены избранные святые и ангел, венчающий Георгия ( XVI в., ГРМ ) , он же выведен в средник резной полихромной иконы с Деисусом и избранными святыми ( нач. XVI в., ГММК ) . Сохранилось много каменных иконок (1-я пол. XIV в., ГТГ, на лицевой стороне – Богоматерь «Умиление»; XIV в., СИХМ, на лицевой стороне – свт. Николай; XVI в., ГИМ, на лицевой стороне – свт. Николай) , литых (кон. XV – нач. XVI в., ЦМиАР; XIV–XV вв., ГРМ, на лицевой стороне – «Распятие с предстоящими»; XVI в., ЦМиАР – с оглавием «Спас Нерукотворный») и костяных ( кон. XV – нач. XVI в., ГММК ) .

Краткий извод «Чудо о змии» часто воспроизводился и в памятниках Русского Севера (иконы посл. трети XV в., частное собрание В. А. Бондаренко; кон. XV – нач. XVI в., ГЭ; XVI в., АМИИ, и мн. др.) . Как особо чтимый образ «Чудо о змии» в кратком изводе вошло в состав клейм различных икон (напр., «Введение во храм, с Деисусом и избранными святыми») крайнее левое клеймо нижнего ряда (, кон. XV – 1-я пол. XVI в. из церкви Св. Троицы с. Ненокса Архангельской обл., АМИИ; «Преображение, с праздниками в 24 клеймах») клеймо 24 (, 1-я пол. XVI в., из Покровского монастыря в Суздале, ГРМ) и др.

Столь же популярной, как и в Новгороде, в Москве стала композиция «Чудо о змии». Вел. кн. Иоанн III в 1464 г. украсил главные Фроловские (Спасские) ворота Московского Кремля надвратной иконой – белокаменным скульптурным образом Георгия-змееборца (в наст. время фрагменты хранятся в ГТГ и ГММК) . Многочисленные поновления (чинки) исказили иконографию памятника: копье поражало змея не в пасть, а в шею; правая нога Георгия была согнута в колене (первоначальный облик сохр. на вислой печати Иоанна III 1497) . Сведения Ермолинской летописи еще в XIX в. стали предметом дискуссии об авторе этого памятника. Мнение Н. Соболева о В. Д. Ермолине как о «русском зодчем XV в. » и создателе скульптуры считалось единственно верным до 90-х гг. XX в. В результате научной реставрации памятника было обосновано предположение, что рельеф создан по «византийскому рельефному образцу итальянским ваятелем из белокаменных блоков, заготовленных русскими камнесечцами», а Ермолин являлся попечителем работ (см. : Яхонт О. В. О мастерах древней скульптуры «Св. Георгий Змееборец») 1464 (с главной башни моск. Кремля Кремли России: Тез. докл. всерос. симп. Москва, 23–26 нояб. 1999 г. : [Электр. ресурс]) . Композиционные аналоги этому памятнику – визант. мозаичная икона кон. XIII – нач. XIV в. (Лувр, Париж) , рельефные изображения Георгия-змееборца в Венеции, Ферраре, Вероне и др. городах Италии. Это изображение, воспринимавшееся в XV–XVI вв. как символ Московского гос-ва, стало впосл. гербом Москвы и оказало влияние на ряд памятников. Среди них – многоцветный керамический рельеф (изразец) , заказанный удельным кн. Юрием Ивановичем для Успенского собора г. Дмитрова, украшавший южную стену, обращенную к Георгиевским воротам кремля, а также памятники рус. полихромной деревянной скульптуры, созданные в Юрьеве-Польском, Новгороде, Вологде, на Русском Севере в XV–XVII вв. (XV в., ЮПИАХМ; XV в., ГРМ; XVII в., АМИИ) .

С кон. XV – нач. XVI в. иконография «Чудо о змии» усложнилась, обогатившись новыми деталями. Появилась фигурка парящего ангела, возлагающего венец на главу Георгия, иногда ангел представлен дважды: получающим венец из рук Христа и несущим его георгию ( икона кон. XV – нач. XVI в., ГТГ ) . Встречается редкий для иконографии Георгия атрибут – шлем, который падает с головы святого ( икона кон. XV – нач. XVI в., КМРИ ) и заменяется небесным мученическим венцом (шитая пелена из Коневецкого монастыря на Ладожском оз., нач. XVI в., ГРМ) . К нач. XVII в. изображение чуда обрастает подробностями: вместо башни, с которой на избавление царевны смотрит царь, появляется город с жителями, также наблюдающими за чудом (икона строгановских писем мастера Никифора Савина, 1-я пол. XVII в.) ; на иконе из Н. Новгорода (кон. XVI – нач. XVII в. «Чудо вмч. Георгия о змии с 9 праздниками», частное собрание, Москва) изображено конное воинство, выезжающее из городских ворот навстречу Георгию; на нижнем поле Георгий представлен в 3 клеймах, продолжающих сюжет средника: Георгий, пеший воин, поражает копьем змея в озере, сон Георгия, беседа с царевной. Для иконографии этого периода характерны различия в деталях: в воинских атрибутах (оружие) копье или меч (, которым Георгий поражает змея) , в динамике движения и окрасе коня (помимо традиц. белого встречаются варианты вороного – например, на новгородской иконе, 2-я пол. XIV в., ГТГ; на иконе из Сев. -Вост. Руси из собрания М. В. Розановой, XIV в., Британский музей, Лондон; на тверской иконе, 2-я пол. XVI в., ГТГ; гнедого – на новгородской иконе, 2-я пол. XVI в., ЦАК МДА) .

Изображение «Двойного чуда» встречается редко (напр., на костромской иконе «Вмч. Георгий с 16 клеймами жития») нач. XVIII в., ЯИАМЗ, клеймо 16 () . Причем «Чудо с отроком» имеет особый, отличный от др. извод: пеший Георгий передает спасенного отрока отцу-священнику (напр., в клеймах 2 житийных икон XVI в. «Чудо вмч. Георгия о змии» из собрания старообрядческого кафедрального собора на Рогожском кладбище в Москве) клеймо 15 (и из Богородице-Рождественского собора в Устюжне) клеймо 14 (, в 1994 похищена из экспозиции УКМ) . В основе этого житийного сюжета лежат 2 разных чуда: чудо Георгия на о-ве Лесбос – возвращение отрока в родительский дом ивозвращение отрока отцу-священнику Георгиевской церкви (напр., на вологодской иконе, сер. XVIII в.) ВГИАХМЗ (– в клеймах 9 и 10 представлены оба чуда возвращения отроков) .

С темой чудесной помощи Георгия связан еще ряд сюжетов. Вмч. Георгий неск. раз защищает прп. Феодора Сикеота ( пам. 22 апр., за день до пам. Георгия ) от демонов, явившихся в облике волков и др. страшных животных, напр. в клеймах иконы «Святые Феодор Сикеот и Георгий с житием Феодора Сикеота в 22 клеймах» из Никольского единоверческого монастыря в Москве ( кон. XVI – нач. XVII в., ГТГ ) прп. Феодор и вмч. Георгий изображены в среднике, в рост, в молении. Неоднократно Георгий выступает помощником в ратных делах, напр. на иконе «Чудо от иконы Богородицы «Знамение»» («Битва новгородцев с суздальцами») , где Георгий выезжает из ворот города вместе со святыми Димитрием, Борисом и Глебом во главе войска новгородцев (XV в., ГТГ; сер. – 2-я пол. XV в., НГОМЗ) ; на иконе, где представлено видение всемирной истории в образе воинствующей Церкви, «Благословенно воинство Небесного Царя» (после 1552, ГТГ) Георгий изображен в авангарде нижнего ряда войск.

Самый ранний житийный цикл Георгия частично сохранился в росписи Георгиевского (сев.) придела собора Св. Софии Киевской ( 40-е гг. XI в. ) . Представлены следующие cцены жития: исповедание веры перед имп. Диоклетианом; царица Александра и Георгий; Георгий перед проконсулом Магненцием; военачальники Анатолий и Протолеон перед Георгием; мучение во рву с известью; мучение на кресте скребками (еще одна сцена плохой сохранности) . В росписи церкви вмч. Георгия в Ст. Ладоге ( 60-е гг. XII в. ) в диаконнике над большой композицией «Чудо о змии» помещались 2 сцены (сохр. незначительные фрагменты) , возможно, с изображениями допроса имп. Диоклетианом и мученичеств или усекновения головы. В рус. иконописи наиболее ранний житийный цикл известен на новгородской иконе с изображением в среднике «Чуда вмч. Георгия о змии» (1-я пол. XIV в., из собрания М. П. Погодина, ГРМ) . В 14 клеймах иконы изображены сцены мучения Георгия. (за исключением чуда сокрушения идолов в клейме 6) . Особую группу составляют житийные иконы XVI в. московской иконографии, отличительная черта которых – отсутствие прижизненных чудес (4 иконы «Вмч. Георгий с 16 клеймами жития»: ок. 1500 г., ЦМиАР; из Пятницкого монастыря г. Дмитрова, 1-я треть XVI в., ЦМиАР; из дер. Баринцево Любимского р-на Ярославской обл., нач. XVI в., ЦМиАР; из Успенского собора г. Дмитрова, 1-я треть XVI в., ЦМиАР) . Ее основой являются визант. житийные иконы XIII–XV вв., в т. ч. упомянутые иконы из монастыря вмц. Екатерины на Синае.

Ряд сюжетов московских икон (мучения раскаленными железными сапогами, в раскаленном медном быке, доской, ядом и железными скребницами; явление Георгия после смерти императору и придворным и наказание их огнем, 2 сцены «Чуда о сарацине») не имеет аналогий в визант., южнослав. и груз. житийных циклах Георгия. С XVI в. увеличивается количество клейм, деталей повествования и персонажей, что отражает общую тенденцию этого времени; в начало житийного цикла вводятся сцены рождества и Крещения Георгия (напр., «Чудо вмч. Георгия о змие с 18 клеймами жития», 2-я пол. XVI в., АМИИ) , позже – научение грамоте (напр. во 2-м клейме костромской иконы «Вмч. Георгий с 16 клеймами жития», нач. XVIII в., ЯИАМЗ) . На упоминавшейся иконе 2-й пол. XVI в. (АМИИ) уникальными являются сцены, повествующие об отце Георгия (Крещение отца) клеймо 4 (и погребение отца) клеймо 5 () ; тема обращения царицы Александры в христианскую веру на этой иконе развернута от одного сюжета беседы с Георгием до изображения увещевания Александры царем, мучения железными когтями (клеймо 15) , укрепления в вере и мученической кончины Георгия (клеймо 16) (. Для XVIII в. характерна тенденция расширения одного сюжета до неск. эпизодов) напр., на упомянутой иконе нач. XVIII в., ЯИАМЗ (. Так, в клейме 12 в споре с волхвом Афанасием помимо основного чуда воскрешения умершего изображены: явление Георгия царю, моление Георгия, уверование во Христа волхва Афанасия, казнь воскрешенного и волхва Афанасия. Известны варианты изображения неск. сюжетов в рамках одного клейма. Так, на той же иконе в 16 клеймах – более 27 сюжетов, а в клейме 1 вологодской иконы «Вмч. Георгий с 12 клеймами жития», сер. XVIII в.) ВГИАХМЗ (, объединены сцены раздачи имущества, исповедания веры перед имп. Диоклетианом, ведения в темницу и мучения тяжелым камнем в темнице.)

За Георгием закрепилось определенное место в Богородичной иконографии: «О Тебе радуется» – Георгий вместе с Димитрием представлены в позе моления как мученики в правой группе святых в 1-м ряду, следующими за апостолами Петром и Павлом (кон. XV в., круг Дионисия, ГММК; из Успенского собора г. Дмитрова, 1-я треть XVI в., круг Дионисия, ГТГ) , иногда Георгий изображается в воинских одеждах, без оружия, с крестом (псковская икона из Покровского монастыря в Суздале, кон. XV в., ГТГ) ; «Покров Пресв. Богородицы» – Георгий и. Димитрий изображаются свидетелями чуда как мученики (фреска в церкви вмч. Феодора Стратилата в Новгороде, 1396; икона, кон. XIV – нач. XV в., ГТГ) или как воины (икона из Зверина монастыря, 1399, НГОМЗ) .

В памятниках рус. искусства изображения Георгия со свт. Власием, святыми Флором и Лавром, со свт. Николаем, арх. Михаилом отражают пласт народного почитания великомученика, наибольшее количество этих икон происходит из Новгорода. Одним из ранних примеров изображения вмч. Георгия и свт. Власия является новгородская икона 2-й пол. XIII в. «Святые Иоанн Лествичник, Георгий и Власий» (ГРМ) , связанная с широким местным почитанием свт. Власия как покровителя скота, а вмч. Георгия как покровителя земледелия и скотоводства. К тому же времени относится новгородская двусторонняя костяная иконка с поясными образами вмч. Георгия (мученик с крестом) и свт. Власия (посл. треть XIII в. ; из раскопок 1969 в Неревском конце Новгорода) . Об устойчивости этой традиции, получившей развитие как в Новгороде, так и на Русском Севере свидетельствуют памятники XVI в., в их числе – деревянный резной Деисусный чин XVI в. из собрания С. Т. Большакова (ГММК) , где в паре с вмч. Георгием изображен свт. Власий, не соответствующий ему по чину святости, а не вмч. Димитрий, как обычно. На иконе «Чудо вмч. Георгия о змии» ( 2-я пол. XVI в., ПИАМ ) поясные фигуры свт. Власия, Флора и Лавра включены в композицию средника; подобная икона XVI в. происходит из церкви Покрова пос. Сынтул Касимовского р-на Рязанской обл. (ГТГ) , но среди 3 святых вместо свт. Власия изображен прп. Зосима Палестинский.

Народное почитание Георгия как покровителя земледелия объединило его с одним из наиболее почитаемых на Руси святых – свт. Николаем, что отразилось во мн. лит. и изобразительных памятниках искусства. На это сближение повлияло календарное соседство весеннего «Егорьева дня» и «вешнего Николы» (23 апр. – мученическая кончина Георгия, 9 мая – перенесение мощей свт. Николая) , отразившееся даже в рус. фольклоре («Егорий с теплом, Никола с кормом», «Егорий с водой, Никола с травой» и т. д.) . Парные изображения вмч. Георгия и свт. Николая были распространены в новгородской и московской мелкой каменной пластике – на двусторонних иконках. На более ранних памятниках помещалась полуфигура Георгия-воина с копьем и щитом в руках (кон. XIII – нач. XIV в., Новгород, из собрания И. С. Остроухова, ГТГ) , сменившаяся позднее образом Георгия, поражающего змея (XIV в., Москва, из собрания ТСЛ, СПГИАХМЗ; нач. XVI в., Вел. Новгород, ГИМ) . Из Гуслицкого монастыря происходит икона кон. XIV – нач. XV в., представляющая святых в рост (свт. Николай в епископском облачении с Евангелием в руке, Георгий-воин с копьем в правой руке перед грудью, левой опирается на меч) . В числе избранных святых устойчивостью отличаются изображения вмч. ГЕОРГИЯ, вмч. Димитрия, свт. Николая (напр., «Свт. Николай Мирликийский, с Деисусом и избранными святыми») 1-я четв. XVI в., ЦАК МДА (– на поле, в среднем ряду, в паре с вмч. Димитрием; «Никола, с Деисусом и избранными святыми») XVI в., АМИИ (– на поле, справа от средника, в паре с вмч. Димитрием) .

В рус. фольклорных произведениях нередко встречается сопоставление вмч. ГЕОРГИЯ с арх. Михаилом – победителем апокалиптического змия, примеру которого и следует Георгий-змееборец. В мелкой пластике известны двусторонние иконки с изображениями вмч. Георгия и арх. Михаила, напр. каменная новгородская иконка XIII в. (ГИМ) . Возможно, арх. Михаилу стремился уподобить образ Георгия автор иконы 1-й пол. XVI в., происходящей из Богоявленской церкви погоста с. Лядины Каргопольского р-на Архангельской обл. (ГЭ) , где Георгий представлен в воинском облачении, с копьем-прапором в левой, щитом и мечом в правой руке, в рост, стоящим на красном подножии – детали, характерные для иконографии арх. Михаила (как, напр., на иконе из усадьбы Михалковых в с. Петровском под Рыбинском, сер. XVI в.) Рыбинский гос. историко-архитектурный и художественный музей-заповедник () . Еще одна деталь облачения Георгия косвенно связывает его с образом «воеводы Небесных сил» – медальон на латах Георгия с изображением Христа Еммануила, помещаемый на сфере (зерцале) в руках архангелов, напр. на иконе сер. XVI в. из собрания А. В. Морозова (ГТГ) , в росписи на столпе Архангельского собора Московского Кремля (1565) . В то же время изображение Христа Еммануила на нагрудных доспехах воинов является визант. традицией, отражающей воинскую практику, и встречается в живописи палеологовского времени (напр., изображения вмч. Димитрия в церкви вмч. Димитрия Маркова монастыря, ок. 1376; вмч. Прокопия в церкви Св. Троицы монастыря Ресава) Манассия (, до 1418) . В Большаковском иконописном подлиннике (XVIII в.) дается следующее описание Георгия: «…кудряв, млад во бронях, приволока киноварь, доспех злат клетчат, испод лазорь, у сердца зерцало кругло светится, в правой руке копие, а в левой меч в ножнах, шелом за правым плечом, а на нем крест, щиты видет от левыя бедры, мало от правыя тул с луком и сайдак со стрелами, нагавицы багор, сапоги злато, на вохре, палицы по бедрам на вохре златыя, у Георгия в руце свиток…» Иногда на нагрудных доспехах помещалось «зерцало кругло» без изображения на нем Христа Еммануила (напр., икона «Чудо вмч. Георгия о змии» из Георгиевской церкви Теребужского погоста Ленинградской обл., 2-я пол. XVI в., ГРМ; икона «Чудо вмч. Георгия о змии, с житием» из Георгиевской церкви на Площадке в Костроме, кон. XVI – нач. XVII в., ГТГ) .

Иконография Георгия Нового времени повторяет уже сложившиеся схемы. Одним из излюбленных сюжетов, в частности старообрядческого литья XVIII–XIX вв., является «Чудо о змии». Известны памятники краткого (напр., медная икона с рельефной надписью на рамке, XIX в., ЦМиАР) и распространенного (напр., медная икона с эмалевыми вставками, Москва, 2-я пол. XIX в., ЦМиАР) изводов. В XIX в. в старообрядческой среде были широко распространены медные складни с изображением как «Чуда о змии» в среднике (напр., трехстворчатый складень «Чудо вмч. Георгия о змии. Избранные святые», XIX в., ЦМиАР) , так и пешего Георгия-воина в молении, представленного среди избранных святых в деисусной композиции (как правило, на левой створке крайняя левая фигура, стоящая за фигурами священномучеников Власия и Антипы, напр. трехстворчатый складень, Москва, XIX в., ЦМиАР) . ГЕОРГИЙ остается одним из самых почитаемых святых, его изображение часто включается в число избранных святых: 2-частная икона «Преображение. Чудо вмч. Георгия о змии. Святые Флор, Иоанн, Лавр, Димитрий» ( кон. XVII–XVIII в., ГЭ ) , «Праздники и избранные святые» ( кон. XVII–XVIII в., ГЭ ) , «Избранные святые» ( XVII в., ГЭ ) , медная литая икона XIX в. (ЦМиАР) .

На иконе «Образ-сказание, каким святым каковые благодати, исцеления от Бога даны» (1-я пол. XIX в., церковь Воскресения Христова в Ульяновской обл.) изображение Георгия помещено в клейме 23 с подписью: «от снедения скота зверми ст Георгию под». В кон. XX – нач. XXI в. появилось много работ, в основе которых древние визант. и рус. образцы, напр. житийная икона «Чудо вмч. Георгия о змии» (1997, написана в Московском иконописном центре «Русская икона») , ее житийный цикл повторяет московскую иконографию образа из Успенского собора г. Дмитрова ( 1-я треть XVI в., ЦМиАР ) , икона «Чудо вмч. Георгия о змие» в окладе (2002) с поясными изображениями святых Власия, Флора и Лавра в композиции средника копирует икону 2-й пол. XVI в. (ПИАМ) . Краткий извод «Чуда вмч. Георгия о змии» представлен на иконе-панно, выполненной в технике эмали ( автор С. Д. Маценко, 2002 ) , и мн. др. Т. А. Жарикова Грузия. Иконография Георгия получила самостоятельное развитие в памятниках груз. искусства. Изображения святого, а также сцены его жития и чудес украшают практически каждый церковный интерьер, многочисленные чеканные и живописные иконы, предалтарные кресты и т. д.

Перевод Жития Георгия на груз. язык относится к IX в, но, возможно, было известно в Грузии с более раннего времени, свидетельством чего являются изображения святого уже на рельефах кон. VI в. : на малой стеле из Брдадзори ( Картли, Вост. Грузия ) представлено рельефное изображение Георгия, попирающего змия; на каменном кресте из с. Хандиси – рельефное изображение Георгия в хитоне и длинном плаще, с крестом мученика в руке. Всадника на коне, поражающего человеческую фигуру, на зап. фризе Мартвильского храма (VII в.) считают образом Георгия; на фрагменте каменной плиты алтарной преграды из Цебелды (VII–VIII вв.) изображены 2 всадника, подписи отсутствуют, но человеческая фигура (фрагмент) под копытами коня у одного и змей у другого свидетельствуют, что изображенные – это вмч. Георгий и вмч. Феодор.

Как правило, Георгий изображается воином: на коне (часто в паре с вмч. Феодором в симметричной композиции, где всадники направлены друг к другу) , пешим, как на визант. иконах, – в рост, с копьем в правой поднятой руке, левой опирается на большой щит или в молении (изображение Георгия-мученика в хитоне и плаще распространения не получило) .

На многочисленных чеканных иконах X–XI вв. изображен пеший Георгий, в рост. Наиболее ранние известные груз. памятники данного иконографического извода относятся к посл. трети X в. : чеканная пластина из Бравалдзали; левые створки триптихов из Чукули и Чихареши (см. также чеканные иконы XI в. : из Джумати, Лаштхвер, Хидистави, Суджуна, Сакдари и др.) . Отдельные изображения Георгия, особенно на иконах, в эту эпоху вне Грузии не встречаются. Этот же тип изображения широко представлен в росписи храмов (напр. Теловани, X в; Павниси, XII в. ; Тимотесубани, Кинцвиси, нач. XIII в. и др.) и на живописных иконах ( напр., мозаичная икона XIII в., ГМИГ ) . На большой живописной иконе XIII в. из Музея этнографии и истории Сванети Георгий изображен во весь рост вместе с двумя другими св. воинами, а его полуфигура украшает иконы XIII в. из того же музея и в церкви с. Цвирми (Верх. Сванети) .

Редким является иконографический извод, представляющий Георгия в молении – святой в воинских одеждах, в рост, в развороте, с поднятыми перед грудью руками, предстоит Христу в небесном сегменте. Его щит и копье стоят вертикально отдельно, либо за спиной, как на одной из наиболее почитаемых в Грузии икон Георгия из Бочорма (XI в., с поздними поновлениями, последнее – в 1801) , либо перед фигурой Георгия, как на миниатюре из груз. Джручской Псалтири ( Кекел. H 1665. Л. 224, XV в. ) . Сохранилась также живописная икона XII в. с парным образом молящихся воинов вмч. Георгия и вмч. Феодора: изображены в легком повороте, руки воздеты в молении, между ними – один листообразный щит. В визант. искусстве подобная композиция моления воинов известна лишь на фрагментарно сохранившейся каменной иконке XII в. из собрания Б. И. и В. Н. Ханенко и на полихромной рельефной иконе XIV в. ( Визант. музей, Афины ) Иконография Георгия на троне не получила широкого распространения, однако встречаются единичные примеры: напр. на одной из пластин серебряного чеканного предалтарного креста с житийным циклом из Горис Джвари ( XV в., ГМИГ ) : Георгий-воин восседает на троне, с попранным драконом у ног, согнутая в локте правая рука – на поясе, в левой, отведенной в сторону руке – увеличенных размеров меч воспринимается как символ победы.

Своебразен тип Илорского Георгия – рядом с традиц. изображением пешего Георгия помещен чудотворный бык. Этот образ святого отображает местную традицию заклания быка, согласно поверию, присланного Георгию 21 нояб. во время праздника святого (чеканный складень из Зугдиди, 2-я пол. XVI в. ; серебряная икона Левана Дадиани, 1640) .

Широко известный в Грузии в X–XI вв. образ Георгия на коне почти неизвестен в др. странах, включая Византию. Различаются 3 типа изображения: Георгий-всадник (без змия) , попирающий змия или фигуру человека. По мнению Г. Н. Чубинашвили, «все три решения хронологически не зависят друг от друга, а появились… независимо.., как параллельные ответы на одно задание» (Чубинашвили. Груз. чеканное искусство. С. 325) . Среди указанных типов превалирует изображение Георгия, попирающего зло, в образе человека, а не ГЕОРГИЯ-змееборца (чеканные иконы XI в из Лабечина, Сети, 2 иконы из Накипари, Бравалдзали, Ланчван, Сакао, Рача, и т. д.) .

Образ Георгия на коне включен во фресковые росписи церквей: вмч. Георгия в Сюпи-Пари, Ипхи, Адиши (X в.) , св. Архангелов в Ипрари (1096) , св. Кирика и Улиты (1111) и вмч. Георгия в Накипари (1130) ; Спасителя в Цвирми ( 1-я пол. XII в. ) , Бочорма (рубеж XI–XII вв.) , церковь св. Георгия Калоубанского (сер. XII в.) и т. д. Парное изображение всадников – на рельефе в тимпане зап. портала церкви в Вале, в рельефах церкви в Джоисубани (X в.) , на рельефах зап. тимпана и вост. фасада храма в Никорцминда, всадник на каменной алтарной преграде из Уртхви, (нач. XI в.) и др. На фрагментах фресковых росписей IX–X вв. в пещерном монастырском комплексе Саберееби, церкви № 5 и № 8, просматриваются изображения всадников, одну из которых можно идентифицировать как св. Георгия, попирающего змия и или человеческую фигуру.

В груз. искусстве представлены древнейшие образцы житийного цикла Георгия, характеризующиеся большим разнообразием сюжетов. Уже в XI в. искусство Грузии хорошо знало развитый иконографический цикл жития святого. На Местийском серебряном чеканном предалтарном кресте, 20-е гг. XI в. (Музей этнографии и истории Сванети) , сохранилось 9 сцен жития (Царапание, Колесование, Бичевание, Мучение в известковой яме, Мучение камнем, Раздача Георгием милостыни-имущества, Допрос ГЕОРГИЯ Диоклетианом, Воскрешение быка Гликерия, Усекновение главы Гликерия; по предположению Чубинашвили, внизу креста был изображен Георгий-триумфатор. на коне) .

Отдельные житийные сцены и обширные циклы украшают церковь вмч. Георгия в Адиши (XI–XII вв.) , Накипари, церковь Цвирмского Спасителя, Икви (рубеж XI–XII вв.) , Кинцвиси (нач XIII в) , Ачи ( 2-я пол. XIII в ) , Перевиса (XIII–XIVвв) , Чуле (1381) , церковь вмч. Георгия в Гелати (XVI в.) и т. д.

В XV в. был создан большой чеканный, позолоченного серебра Садгерский (или Чхарский) крест, работы «золотых дел мастера» Мамне. Здесь представлены 12 композиций из Жития Георгия, из них 4 клейма с его изображением на коне: Георгий поражает копьем небольшую конную фигуру имп. Диоклетиана; Всадник Георгий попирает дракона, за Георгием на коне сидит мальчик с кувшином, Георгий попирает дракона, всадник Георгий и царевна, ведущая дракона; пояснительные надписи на груз. языке гласят: «Здесь св. Георгий освобождает плененного юношу из Болгарии», «Здесь св. Георгий освободил девушку и город Ласия от дракона» – царевна ведет на поясе дракона, «Здесь св. Георгий убил дракона» (циклы жития размещены на таких же на предалтарном кресте из Горис Джвари, XVI в.) . «Чудо с отроком» в Грузии изображалось, как правило, отдельной сценой в паре с Георгием-змееборцем: в росписи церквей во имя вмч. Георгия в Адиши в Верх. Сванети (на сев. и южной стенах) , в Икви в Картли ( в 1-м и во 2-м регистрах сев. стены ) , в Бочорма в Кахети (X–XI вв. – в 1-х регистрах зап. и юго-зап. апсид) , в Павниси в Картли (в вост. части сев. стены и в южной части зап. стены) . Как исключение объединенное изображение 2 сюжетов в одну композицию представлено в росписи XVI в. зап. портала Алавердского собора в Кахети и в изображении на правой пластине чеканного переплета Жития (т. н. Метафраста) Георгия из Чхари, выполненного по заказу царицы Картли Мариам (XVII в.) .

Хорошо отработанная, сформированная иконография Георгия и его житийных сцен, дала возможность исследователям ( Н. П. Кондаков, Чубинашвили ) предположить местное происхождение некоторых образов, в частности, типов Георгия-воина и Георгия-всадника.

Источник текста


Ссылки на другие источники в источнике:

«Возбранному воеводе и победоносцу Георгию составим похвалу» (комментарий в цифрах и фактах) — ... | «Возбранному воеводе и победоносцу Георгию составим похвалу» (комментарий в свете веры) — Статьи — ... | «Возбранному воеводе и победоносцу Георгию составим похвалу» (комментарий в русле истории) — Статьи ... | «Возбранному воеводе и победоносцу Георгию составим похвалу» (комментарий в интересах нации) — ... | «Возбранному воеводе и победоносцу Георгию составим похвалу» (комментарий в аспекте культуры) — ... |
Патриаршее богослужение в день памяти ... ... Георгий. Икона из собрания Л. К. Зубалова. Крит, середина XVI в. «Возбранному воеводе и победоносцу Георгию составим похвалу» Елена Голубева Великомученик Георгий Победоносец – один из самых почитаемых в мире святых. Жители Византии возносили ему молитвы уже в IV в. Изображение святого охраняло ворота мученика Севастиана в Риме (ок. 527 г.) , а в Галлии монастырь в честь великомученика Георгия был основан еще ранее – в 491 г. Известно огромное количество списков житий святого, разнящихся по указаниям мест его рождения и мучений, а также множество признанных Церковью и апокрифических описаний совершенных св. вмч. Георгием чудес. Самое известное – чудо святого Георгия о змее. Согласно основной версии этой легенды, вблизи одного языческого города поселился огромный змей (дракон) , который истреблял все живое вокруг. Для спасения от напасти боги посоветовали правителю города ежедневно жертвовать чудовищу юношу или девушку. Жертву выбирали по жребию, и, в конце концов, на съедение к змею отправилась дочь правителя. Вдруг появился воин на белом коне. Он уязвил змея копьем, а его конь принялся топтать чудовище копытами. Всадник (святой Георгий) велел девушке накинуть пояс на шею ... Посмотреть другие результаты по теме ...

Постоянная ссылка: Возбранному воеводе и победоносцу Георгию составим похвалу» (комментарий в аспекте культуры) — Статьи — Церковно-Научный Центр Православная Энциклопедия
Православный справочник "ПОИСКОВ.РФ"