> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Учение о церковной икономии в трактате свт. Евлогия, Патриарха ...

  001   002  003   004   005   006   007   008   009   010   011   012   013
В начало текстаВ конец текста
Таким образом, у свт. Кирилла речь шла о том, чтобы сохранить общение не с Феодором Мопсуестийским, который к тому времени уже умер, а с его почитателями на востоке. Свт. Фотий, видимо, просто перепутал в своем пересказе самого Феодора и его почитателей. Прп. Феодор же пересказывает свт. Евлогия не делая этой ошибки, хотя и показывая неосведомленность об источнике свт. Евлогия – письме свт. Кирилла к Проклу Константинопольскому.

При чтении пересказов трактата свт. Евлогия сразу же бросаются в глаза некоторые странности этого сочинения. Некоторые из них относятся к вопросам истории текста, некоторые к самому содержанию трактата. Почему свт. Евлогий проявляет такой большой интерес к какому-то мимолетному объединению монофизитов, которое уже распалось? Почему он резервирует возможность применения икономии только за архиереями, причем только такими, которые занимают кафедры? Потом чрезвычайно странным кажется само деление видов икономии в трактате. Если первый вид икономии имеет непосредственное отношение к церковном праву (говорит о временном допущении каких-то «недолжных действий», вроде соблюдения иудейских обрядов) , то второй вид икономии свт. Евлогия к церковному праву не относится никак – разрешение излагать догматы различными словами имеет отношение к богословию, а не церковному законодательству. Тем не менее и то и другое свт. Евлогий одинаково называет икономией и, не задумывась, ставит в один ряд. Дальше, описывая третий вид икономии, свт. Евлогий вновь возвращается к церковному праву, говоря о неприменении каких-то церковных решений. Почему «богословская» икономия была так неожиданно помещена свт. Евлогием в середину между «каноническими» икономиями? Это непонятно. Кроме того, есть еще одна более существенная вещь. Читая трактат (в нашем случае его пересказы) , практически невозможно уловить разницу между первым и третьим видом икономии. В трактате между двумя этими видами проводится разница, хотя описание этой разницы выглядит, на первый взгляд, не принципиально. Если первый вид икономии допускает «нечто недолжное» только на время (и невозможность допущения подобного навсегда несколько раз подчеркивается автором) , то третий вид икономии допускает игнорирование каких-то церковных норм навсегда. Но ведь такое игнорирование тоже является «чем-то недолжным», чем же «недолжное» третьей икономии так принципиально отличается от «недолжного» первой? Ответ на этот вопрос дать довольно сложно. Какого-то внятного описания различия между двумя «недолжными» в трактате не дано, а если опираться на приводимые примеры, то опять же не очень понятно, чем так принципиально отличается соблюдение некоторых иудейских обрядов от игнорирования решений церковной власти об анафематствовании еретика. И почему первое настолько страшнее второго? Конечно, можно выдумать какие-то собственные объяснения для всего этого. Но в самом тексте ответа на подобные вопросы мы не найдем. Более того, при чтении сочинения свт. Евлогия может сложиться впечатление, что между этими «недолжными делами» первой и третьей икономии нет существенной разницы. И именно такое впечатление возникнет впоследствии у прп. Феодора Студита, который сократит три вида икономии свт. Евлогия до двух, соединив воедино первый и третий виды [10]. Чтобы попробовать прояснить все эти вопросы, требуется сперва кратко обрисовать ситуацию в Александрии в период патриаршества свт. Евлогия, а затем попытаться определить главный источник, которым пользовался свт. Евлогий для написания трактата. Понимание трактата свт. Евлогия в контексте исторической ситуации и найденного источника его сочинения внесет определенную ясность во все описанные сомнения.

2. История появления трактата свт. Евлогия Еще в начале VI в. произошло крупное разделение по поводу учения о нетленности Тела Христова между монофизитскими иерархами Севиром Антиохийским и Юлианом Галикарнасским, жившими в египетском изгнании [11]. Поскольку ко времени смерти Александрийского патриарха Тимофея IV-ого (517–535) среди александрийского клира практически не было сторонников Халкидонского собора, то борьбу за избрание нового патриарха начали монофизитские партии сторонников Севира и Юлиана. Севириане избрали александрийским патриархом дьякона Феодосия, а юлианиты – архидиакона Гайана. После этого египетских севириан стали называть по имени их александрийского патриарха – феодосианами, а египетских юлианитов, соответственно, – гайянитами. С этого момента феодосиане и гайяниты имели свою собственную иерархию и враждовали друг с другом. Гайяниты были многочисленны, особенно в монастырях и в провинциях, феодосиане же имели множество сторонников в Александрии и ее окрестностях.

Императорский двор, невзирая на то, что при нем уже давно восторжествовали сторонники Халкидонского собора, первоначально активно поддерживал египетских феодосиан, поскольку непосредственных сторонников Халкидонского собора в Египте почти не было. В том же 535 г. с помощью специально присланного из столицы императорского легата Нарсеса патриарх Феодосий был водворен на свою кафедру силой оружия, а патриарх Гайян отправлен в ссылку сначала в Карфаген, а потом в Сардинию.
  001   002  003   004   005   006   007   008   009   010   011   012   013
В начало текстаВ конец текста

Предыдущий текст

Источник текста

Вам может быть интересно:

санкт-петербурге начнет курсировать православный социальный автобус | храмы санкт-петербурга | санкт-петербургской митрополии | известия санкт-петербургской епархии | санкт-петербургском смольном честь воскресения господня монастыре |
Постоянная ссылка: Учение о церковной икономии в трактате свт. Евлогия, Патриарха Александрийского (581–608) : Портал Богослов.Ru
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера