В России старых людей ... нет | Православие и мир

 001   002   003
В начало текстаВ конец текста
О парадоксах отношения к старости в современной России рассказывает руководитель Исследовательской службы «Среда» Алина Багрина.

Андрей Хитайленко – Портрет с кабачками Победитель фотоконкурса «Святое и ценное» Святое и ценное в России (+Фото) Святое в России: кто смотрит и что не видит Научитесь быть. Духовные вопросы пожилого возраста «Пожалуйста, просьба ко всем бессмертным, присутствующим в зале, на ближайшие пятнадцать минут отключить свое внимание или погрузиться в гаджеты, так как речь пойдет не только о старости, но и о смерти». Алина Багрина Так начала свое выступление Алина Багрина на секции «Моральный и материальный климат старения», состоявшейся 12 марта 2015 года в РАНХиГС в рамках Ежегодной V Социологической Грушинской Конференции ВЦИОМ, собирающей сотни социологов и междисциплинарных специалистов из России и зарубежья.

Почти 70% работ – изображения людей. В их числе, что стало неожиданным для организаторов, поступило большое количество портретов пожилых лиц. На последовавших круглых столах с обсуждением находок звучало, что ценность пожилого возраста в России является, возможно, недооцененной экспертным сообществом, хотя интуитивно понятной и близкой многим россиянам. В своем количественном измерении эта ценность возрастает с каждым годом: Россия стареет. Мир стареет В прогнозе Росстата за 2014 год предложено несколько вариантов развития демографической ситуации. Во всех вариантах оценка доли трудоспособного населения выглядит одинаково, сокращаясь с 60% до 50%.

В абсолютных показателях, к 2020 году численность трудоспособного населения упадет более чем на 7. 4 миллиона человек, в то время как число граждан старше трудоспособного возраста возрастет на 3. 8 миллиона человек.

Стареет не только Россия, но и весь мир. Снижение рождаемости и рост продолжительности жизни является всемирным явлением, не затронувшим только 18 стран (UN Human Development Report 2005) . В этом контексте вопросы « капитализации старости» и успешность раскрытия ее социального ресурса выдвигаются на первый план, становясь влиятельным как экономическим, так и политическим фактором.

Происходит переосмысление роли пожилых людей: Практическая ценность ресурсов пожилого возраста (экономическая, политическая) Символическая ценность (моральный и духовный капитал) Практическая ценность выражается в растущей доле потребления людьми пожилого возраста, в структуре занятости, в электоральном ландшафте (см., например, Grey Power – одно из влиятельных политических лобби в Австралии) . Люди пенсионного возраста не только лечатся, но и голосуют, работают, путешествуют, все чаще получают новое образование.

В чем ценность старости? В том, что «я НЕ старый» Но как выглядит ценность старости в современном мире? Не апофатическая ли это ценность, отрицание жизненного цикла, ибо « ценность моей старости в том, что я НЕ старый ». Активная старость – активное бегство.

Жизненный цикл идеальных потребителей превращает их в условно бессмертных, для которых настоящая старость оказывается вытесненным, « потерянным возрастом », – равно как ее плоды мудрости, высокой душевной и духовной культуры, квинтэссенция жизненного опыта, сопряженного с телесной немощью.

В ситуации искаженного социального контракта между поколениями в тот момент, когда иллюзия вечной молодости рушится и старость вступает в свои права, возникает риск социальной депривации: как внешнего отчуждения, так и внутреннего конфликта для старого человека, неприятие им своего нового социального образа, чувство «ненужности», беспомощности, одиночество.

Причина такого положения дел, как представляется, коренится в танатофобии, в страхе и вытеснении смерти.

Более расширенно, можно говорить о хронофобии современного мира, о страхе времени, бессознательной установке на хроническое неуспевание, на « обреченность не успеть» в жизни, лишенной полноты.

В такой ситуации мысли о смерти и о старости оказываются дискомфортной «установкой на поражение», человек гонит их от себя.

Старость и смерть Как показал опрос, проведенный службой «Среда» на Вербное воскресенье 2013 г. среди прихожан двенадцати московских православных храмов, 75% опрошенных прихожан, независимо от возраста, так или иначе готовятся к своей смерти, – кстати, вопреки стереотипу, прихожане достаточно молоды: 34% – моложе 30-ти лет.

С рождения, считают 38% прихожан. (Интересно отметить, что 45 лет является своеобразным рубиконом: до этого возраста респонденты на вопрос « Как вы готовитесь к своей смерти? » – помимо причащения и делания добрых дел говорят о том, что они « думают о смерти », старше 45 лет – не столько « думают », сколько « молятся ».) Опрос пожилых людей, безотносительно их вероисповедания и воцерковленности, проведенный примерно в это же время под руководством Д. М. Рогозина, показал: готовятся к смерти – 22% от числа пожилых респондентов.

Нестареющий мир – религиозный Страны, в которых демографическая ситуация продолжает оставаться стабильной, – это преимущественно страны с религиозным населением, с традиционными ценностями.

 001   002   003
В начало текстаВ конец текста

  • Предыдущий текст

    Источник текста

    Вам может быть интересно:

    последование службы новосвященномученику платону епископу ревельскому | научно-практическая конференция ефремовские чтения прошли улан-удэ | христианство гражданство | дело бхагавад-гиты искаженно представляется | екатеринбурге разработаны предложения улучшению демографической ситуации |
    Постоянная ссылка: В России старых людей ... нет | Православие и мир
    ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера