> Помогите ребёнку на реабилитацию <

Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества

 001   002   003   004   005   006   007   008   009   010   011   012   013   014   015   016   017   018   019   020   021
В начало текстаВ конец текста
Пролог. Дохристианский аскетизм Хотя этимология словаакесо («упражнять, упражняться, заниматься») , άσκησις («упражнение») и ασκητής («борец, атлет») остается во многом загадочной, но в античной и позднеантичной литературе они обрели три основных значения: 1 (смысл «физический») упражнение тела (, 2) смысл нравственный (упражнение ума и воли) и 3 (смысл религиозный. Если первое значение преобладало в более древних пластах греческой словесности) Геродот, Фукидид и др. (, то второе стало обретать права гражданства, начиная с Ксенофона и, особенно, софистов. Что же касается смысла религиозного, то он прослеживается уже у пифагорейцев, но ярко запечатлевается только в начале поздней античности, прежде всего — у Филона Александрийского) см., например, его фразу: «упражняться в чистом благочестии» — καθαρίχν εύσέβειαν άσκειν (. Примечательно, что названная группа слов в Ветхом Завете употребляется спорадически только в «Книгах Маккавейских», а в Новом Завете глагол άσκειν встречается лишь в Деян. 24: 16) в довольно широком смысле: «и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми» (. Св. Апостол Павел предпочитает использовать синонимы: γυμνάζω) «упражнять, тренировать» (и γυμνασία) «упражнение» (. Начиная с Климента Александрийского и Оригена, понятие ασκησις и сродные с ним слова обретают) вероятно, не без влияния Филона (в христианской письменности тот привычный и преимущественный смысл «подвижничества») «подвига» (, с которым они обычно ассоциируются ныне.)

Если иметь в виду только нравственный и религиозный смысл названных слов и понимать под аскетизмом путь к религиознонравственному совершенству и соединению с Богом, предполагающий определенное внутреннее и внешнее состояние души и тела человека, способствующее указанной цели (девство, воздержание, пост, молитва и т. д.) , то можно сказать, что феномен «аскетизма» был достаточно распространенным явлением в греко-римском мире и ветхозаветной религии в эпоху до Рождества Христова и в период, примыкающий непосредственно к этому эпохальному событию всемирной истории. Рассматривая данный феномен в перспективе «Евангельского приуготовления» можно сказать, что некоторые разрозненные элементы, из которых позднее сложилось органичное целое христианского аскетизма, несомненно присутствовали и в языческой античности, и в религии ветхозаветного Израиля. В меньшей степени они обретаются в греческой и римской религиях, где наличие этих элементов было преимущественно связано с представлением о ритуальной чистоте, а поэтому носили чисто формальный и внешний характер (например, различные предписания касательно воздержания фламинов — жрецов культа Юпитера, или обязательность девственности для весталок) . Куда в более значительной степени «аскетизм» присущ был греческой философии. Уже в древнем пифагорействе сама философия мыслилась как «инструмент» очищения души и ума человека, как своего рода «аскеза»; φιλόσοφος, согласно Пифагору, — это человек, домогающийся мудрости посредством изучения природы и путем практики добродетелей, в числе которых бесстрастие (απάθεια) играло важнейшую роль, поскольку именно страсти рассматривались как главная причина зла для человека. Такая «аскетическая» тенденция прослеживается достаточно ясно и на протяжении всей дальнейшей истории античной философии, выступая ярко, например, у стоиков, видящих в «любомудрии» не некую абстрактную теорию, а «искусство жить», предполагающее «терапию души», исцеление ее от пороков и страстей (ср. также известное определение философии как «искусства умирания» у Платона) . Но при всем этом следует учитывать то, что «выпуклою чертою аскетизма эллинов, как и вообще язычников, служит противоречие или раздвоенность между настроением и выражением этого настроения в факте. Борьба с одною страстью сопровождается у них рабством у другой — преимущественно гордости, тщеславия, хвастовства». Добродетель смирения была глубоко чужда им, и «отсутствие этой добродетели красной нитью проходит» через жизнь всех языческих подвижников. «Объяснение такого противоречия у языческих аскетов кроется не столько в недостатке желания — быть истинным аскетом, не столько во внешних условиях жизни (дурных примерах) , сколько в отсутствии силы благодатной, возрождающей человека. Благодать же дарована Христом».

Что же касается ветхозаветной религии, то аскетические элементы здесь определялись глаголами Божиими, изреченными избранному народу Своему: «святы будьте, ибо свят Я, Господь Бог ваш» ( Лев. 19: 2 ) . Поэтому «в еврейской религии аскетизм выразился в назорействе (Числ. 6 гл.) , в служении при скинии и в обычном священническом, и особенно проходимом по обету (напр., Самуил, 1 Цар. гл. 1 и 2 до 12 ст.) , в состоянии «сынов», или «ликов пророческих» ( 3 Цар. 18: 4; 22, 6 ) , в форме нищеты ( Ионадав и его потомки — Иер. 35: 6—9 ) и отшельничества (пророки Илия, Иоанн Предтеча) . Эти носители аскетизма могли быть и были, за исключением отшельников, женатыми. Девство было чуждо массе народа еврейского по причине глубоко укорененной в нем идеи деторождения (Втор. 25: 9. Иоанн Дамаск. «Точное излож. прав, веры», кн. 4, гл.
 001   002   003   004   005   006   007   008   009   010   011   012   013   014   015   016   017   018   019   020   021
В начало текстаВ конец текста

Вам может быть интересно:

святителя григория богослова архиепископа константинопольского | прибавления творениям святых отцов русском переводе | прибавлениях творениям святых отцов русском переводе | святителя иоанна златоустого архиепископа константинопольского | глава догматико-полемические догматические сочинения феодорита |

Источник текста


Постоянная ссылка: Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества
> Помогите ребёнку на реабилитацию <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера