Меж двух зол. Исторический выбор Александра Невского

  001   002  003   004   005   006   007   008   009   010   011   012   013   014   015   016   017   018
В начало текстаВ конец текста


Для первого уместна пренебрежительная и уничижающая ирония; для второго - переоценка сделанного великим князем в новом, свойственном нашему времени, духе.

Какой же ценой " прославленный защитник земли русской пытался обезопасить северные города от агрессии с запада? " , - спрашивает с той же иронией И. Н. Данилевский. Совершенно очевидно, за счет " сговора с монголами " (С. 128) , " топя в крови… сопротивление Орде... " (С. 128) .

Тут-то и возникает до очевидного простой вывод: как " представители западноевропейской цивилизации " , " рыцари ордена несли с собой новую жизнь " , " несли новую идеологию - католическую религию " , и " вместе с ними шел новый закон, новый городской быт, новые формы властвования " (С. 131) [4], однако " благодаря героическим усилиям великого " освободителя " от крестоносного ига (которого, впрочем, - замечает историк, - никогда и не было) [5] князя Александра Ярославича, водружено " было " ярмо на шею русскому народу " - монголо-татарское иго " своей " Золотой Орды (С. 130) .

Такая вот простенькая " самонапрашивающаяся " мысль. Но она почему-то не пришла в православные головы за семь веков его почитания. Сам И. Н. Данилевский констатирует, что князь Александр Невский " в своем решении нашел понимание и поддержку, пусть не у всех современников, зато почти у всех потомков " ( С. 130-131 ) . Почему так получилось, этого И. Н. Данилевский не объясняет, хотя хорошо известно, что большое видится на расстоянии. Не сообщает он и того, что после явления образа Александра Невского пономарю Владимирской церкви Рождества Пресвятой Богородицы в ночь на 8 сентября 1380 г., т. е. в канун Куликовской битвы, когда благоверный князь Александр Ярославич восстал в видении из гроба и выступил " на помощь правнуку своему, великому князю Дмитрию, одолеваему сущу от иноплеменников " (8) , началось его народное почитание во Владимиро-Суздальской земле. В первой половине XVI в. известный церковный писатель Пахомий Серб составил канон Александру Невскому, а на Соборе 1547 г. Русская православная церковь причислила его, на основании разысканий о чудесах им творимых, уже к лику общерусских святых, как нового чудотворца. К этому событию по приказу митрополита Макария, для составляемых Великих Миней Четьих, было написано и первое каноническое житие святого князя Александра Невского на основе хорошо известного с конца XIII в. его княжеского жизнеописания. В 1552 г. совершилось чудо в присутствии Ивана Грозного, шедшего походом на Казанское царство и остановившегося во Владимире. Во время молебна у раки святого Александра Невского о даровании победы приближенный царя - Аркадий - получил исцеление рук и впоследствии написал еще одно житие святого. По всей Руси стали строиться храмы и закладываться монастыри в честь святого благоверного князя Александра. Один из них - Александро-Невская лавра - в устье Ижоры, на предполагаемом месте его победоносного сражения со шведами (9) .

Даже Петр I, приложивший немало усилий для поколебания православных устоев в России, с великими почестями перенес святые мощи благоверного князя в новую столицу ( точнее - в Александро-Невскую лавру ) - с надеждой на покровительство и заступничество святого.

Вот эту-то легенду, т. е. прославление князя православной церковью, самодержцами и народом, и попытался развенчать в своей статье И. Н. Данилевский и представить " реального князя Александра Ярославича " , которого ему как профессиональному историку дано знать: " хитрого, властолюбивого и жестокого правителя " (С. 132) , который " одним из первых русских князей... в годы ордынского нашествия понял простую истину: помогая Орде грабить и угнетать свой народ, можно получить кое-какие выгоды для себя " (С. 132) . Под " выгодами для себя " , надо полагать, историк подразумевает " титул великого князя " , который Александр Ярославич " всеми силами старался сначала заполучить, а потом удержать... " (С. 132) .

Изложенная точка зрения И. Н. Данилевского настолько близка взглядам Дж. Феннела, и даже во многом шире ее, что нет надобности их излагать, но имеет смысл вступить полемику с ними двумя одновременно и попытаться все же понять, в чем смысл подвига Александра Невского, за который его благодарят потомки.

В оценке двух битв оба упомянутых исследователя не отличаются друг от друга: " Две относительно мелкие победы ( курсив мой - А. У. ) , пишет Дж. Феннел, - над шведами на Неве в 1240 году... и над немецкими рыцарями на льду Чудского озера - доведены в " Житии " (" Повестях о житии Александра Невского " , упоминаемых выше в цитатах И. Н. Данилевского и называемых традиционно, но неверно, " Житием Александра Невского " - А. У.) до эпических размеров " (С. 142) . Однако, замечает Дж.
  001   002  003   004   005   006   007   008   009   010   011   012   013   014   015   016   017   018
В начало текстаВ конец текста

Сто пятьдесят три рыбы


       В этой книге исследуется научным методом число сто пятьдесят три, которое было применено Иисусом Христом к ловле ста пятидесяти трёх больших рыб Апостолами. Каждое Слово Иисуса Христа не может быть бессмысленным и ни о чём, а, равно как и улов по Его Слову.

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

ледового побоища |

Источник текста


Постоянная ссылка: Меж двух зол. Исторический выбор Александра Невского
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера