Источник текста

Иконография Крещения Господня


Именно после Крещения началось общественное служение Христа, направленное на искупление человека, освобождение его от власти диавола, уз тленности, смертности и греха.

Формирование иконографии Крещения Иконография Крещения Господня имеет настолько же древнее происхождение, насколько и христианское искусство вообще.

Первоначально это событие воспроизводилось верующими просто и лаконично, без какой-либо притязательности на детальную историческую достоверность. Как правило, Иисус Христос изображался обнаженным, расположенным либо фронтально, либо развернутым в профиль; погруженным в воду по шею, или по пояс, или даже до щиколоток.

Возраст изображавшегося Спасителя мог соответствовать возрасту зрелого мужа, но мог — возрасту юноши или ребёнка. Подобные традиции укладывались в понимание Таинства Крещения как нового рождения, начала новой, благодатной жизни в Церкви, во Христе. Такое осмысление связано со свидетельством Христа, озвученным Им во время беседы с Никодимом: « Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия... Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие » ( Ин. 3: 3, 5 ) (. Наряду с более или менее реалистическими изображениями существовали и строго символические. Одно из таких изображений встречаем на саркофаге Юния Басса) римского префекта (. Сцена Крещения представлена здесь в образе двух животных — агнцев, один из которых держит свою ногу приподнятой над головой другого, расположенного в потоке воды. На этого же) второго (агнца нисходит, в образе голубя, Святой Дух.)

С течением времени традиции изображения главных действующих Лиц постепенно сводились ко всё большему и большему единообразию. При этом само содержание композиции расширялось, обогащаясь образами дополнительных лиц, деталями пейзажа и символическими элементами.

Так, например, в верхней, купольной части баптистерия православных в Равенне образ Христа представлен в чертах, достаточно близких к современным. Положение Его корпуса — фронтальное, обращенное к богомольцам. Возраст соответствует тридцатилетнему мужу. Лик узнаваем, взгляд — выразительный, проникновенный. Вокруг головы — нимб. Христос стоит погруженным по пояс в воде, а на берегу, по правую руку от Него, несколько выше — Иоанн Креститель. В правой руке Предтеча Господень держит тарелку, из которой на Мессию изливаются струи воды (в этом усматривается признак распространившегося к тому времени обычая крестить через обливание) . В левой руке Иоанна Крестителя — Крест. По другую сторону от Мессии, в реке, — муж, олицетворяющий Иордан, в его руках — тростник — один из символов этой реки. Сверху на Иисуса спускается голубь, символизирующий Святого Духа.

Несколько позже на Православных иконах и фресках Крещения наряду с фигурой мужа, символизирующего Иордан, утвердилась фигура женщины — персонификация, олицетворяющая море. Обе эти фигуры, мужская и женская, расположенные вместе, одна подле другой, служат иллюстрацией к ветхозаветному провозвестию: « Море увидело и побежало; Иордан обратился назад » ( Пс. 113: 3 ) . При дальнейшем формировании иконографической схемы Крещения в качестве важнейшего элемента верхней части композиций утвердился сегмент Небесной сферы, из которого изливаются лучи Славы Единотроичного Божества. На некоторых старинных изображениях Крещения из сферы выходит не луч, но благословляющая десница Отца.

Примерно с VI века, как считается, в композициях утвердились образы ангелов. Обычно они бывают воспроизведены по противоположную сторону от Иоанна Предтечи, на другом берегу Иордана. Число ангелов может варьироваться. Чаще всего их три или четыре.

Со временем в Церкви стали распространяться изображения, на которых Христос был представлен не полностью обнаженным, а в набедренной повязке.

Анализ современной иконографии Крещения Господня Как на древних, так и на современных иконах смысловым стержнем и композиционным центром изображения является фигура Христа. Христос традиционно воспроизводится либо фронтально, либо с некоторым разворотом в сторону Иоанна Крестителя.

Достаточно часто Спаситель изображается совершающим небольшой шаг вперёд. В этом, казалось бы, незначительном шаге заключён значительный догматический смысл.

В таком положении тела Мессии, в таком движении ног усматривается символ Его обращения к людям, шаг навстречу народам, добровольное посвящение Себя делу Спасения, выход на Евангельскую проповедь, будущие Крестные Страдания, Жертвенную смерть.

Кроме того, данной иконографической формулировкой подчеркивается, что Господь не просто принимает Крещение: именно Он освящает естество вод, устанавливает новое Таинство. Эта же идея отражена в жесте Его благословляющей руки.

С Господним благословением, отображаемым на иконах Крещения, связаны и такие следствия Церковного Таинства Крещения как омовение от скверны греха, возрождение и просвещение человека, приобщение его ко Христу, усыновление Богу, обретение им залога вечной блаженной жизни.

Не трудно заметить, что практически на всех современных изображениях фигура Христа воспроизводится ниже уровня, на котором пишется фигура Предтечи.

В историческом отношении это правило согласуется с тем обстоятельством, что во время Крещения Иоанн стоял на берегу, а Спаситель — на дне Иордана, в воде.

В более глубоком богословском раскрытии эта символика указывает на то величайшее умаление и смирение, которые проявил, во время служения, Христос. Вспомним, что Иоанн считал себя недостойным быть Крестителем Иисуса Христа: « мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? » ( Мф. 3: 14 ) . Во времена Ветхого Завета о смирении Искупителя свидетельствовал пророк Божий Исаия: « Нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми » ( Ис. 53: 2-3 ) . На некоторых иконах эта мысль оттеняется ещё более остро и решительно через то, что Спаситель представлен даже и в меньшем масштабе, чем Иоанн. Достойно замечания, что в очах огромного количества людей Он и действительно выглядел меньшим, чем Его Креститель (именно такое отношение ко Христу высказали вознегодовавшие ученики Иоанна: « Тот, который был с тобою при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему ») Ин. 3: 25 () . Наклон головы Искупителя указывает на пророческую сторону Его общественного служения, символизирует послушание Богу. В этом смиренном наклоне нельзя не увидеть знака добровольного подчинения Христа (по человеческому естеству) воле Отца.

При Иордане свободное подчинение Спасителя, как Человека, Божественной воле обнаружилось в Его ответных словах Иоанну: « оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду » ( Мф. 3: 15 ) . Некоторое время спустя Он высказался в этом смысле особо: « Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца » ( Ин. 6: 38 ) . Смирение и покорность Мессии Божественной воле просматривалось на всём протяжении Его земного служения: перед страданиями и во время страданий, во время схождения в адовы бездны, до Воскресения и после Воскресения: Он « смирил Себя, быв послушным до смерти, и смерти крестной » ( Флп. 2: 8 ) . С учётом сказанного, в наклоне головы Богочеловека на иконах Крещения читается Его согласие на будущие Крестные страдания, Крестную смерть.

В историческом плане нагота указывает на реальное обнажение тела Христа. Вполне вероятно, что Он и действительно сбросил Свои одежды перед вхождением в воду, оставил их на берегу (хотя бы ради того, чтобы не замочить) .

Однако не это значение является доминирующим. В более глубокой интерпретации телесная нагота Христа символизирует Его внутреннюю, нравственную чистоту. Такая аллегорическая параллель основана на библейском сюжете о пребывании первозданных людей в Раю, как известно, не имевших одежд, но при этом, в силу невинности, не испытывавших ни малейшего стыда, словно и не замечавших своей наготы.

На многих поздних и современных иконах Крещения Господь представлен не полностью обнаженным, а опоясанным белым полотном. В этих вариантах набедренная повязка, прикрывающая часть наготы, не только не противоречит свидетельству Церкви об абсолютной безгрешности Искупителя, о Его нравственной чистоте, но и усиливает его.

В данном случае образ поясной повязки согласуется с символическим образом Мессии, очерченным ветхозаветным пророком Исаией, и подчеркивает соответствие жизни и служения Христа условиям высшей Божественной Истины и Справедливости: « Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине... И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его – истина » ( Ис. 11: 1-5 ) . Поскольку Крещение Господа в Иордане положило основу Таинству Крещения для всех вступающих в Церковь и явило нам образец исполнения этого Таинства, постольку можно сказать, что обнаженность Мессии объясняет значение обнажения погружаемых в священную купель: снятие одежд символизирует совлечение ветхого человека, очищение от греха, обретение чистоты первозданного Адама, освобождение от власти лукавых демонических сил.

Наконец, символика наготы Иисуса связана с символикой Его Крестных Страданий и смерти. В этой интерпретации Крещение аллегорически объясняется как омовение Тела Спасителя перед будущим погребением. На некоторых иконах Крещения эта идея особо оттеняется тем, что руки Христа прописаны сложенными крестообразно на груди, — так, как они традиционно складываются на груди усопшего.

Похожую параллель нетрудно обнаружить и в первом евангельском поучении Христа о Крещении как о рождении свыше, произнесенным во время диалога с Никодимом. В формате этого диалога Небесный Учитель указал визави на Свою будущую смерть: « И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну человеческому » ( Ин. 3: 14 ) . Кроме того, в беседе с апостолами Спаситель назвал Крещением будущие Крестные страдания и смерть: « не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью и креститься крещением, которым Я крещусь? » ( Мк. 10: 39 ) . Аналогия между Крещением и Искупительной смертью на Кресте подчеркивается на иконах и угловатыми, ломаными контурами береговых линий Иордана, напоминающими очертанием холодный могильный пролом, погребальную пещеру. Это впечатление усиливается темнотой красок воды, иногда близких к чёрному.

Дополним, что русское слово «Крещение», в отличие от греческого, означающего погружение, в этимологическом отношении связано с термином «Крест». Это соответствует тому догматическому положению, что Крещение всякого вообще человека есть Крещение в смерть Искупителя. В приведённом осмыслении троекратное погружение крещаемого в воду (или троекратное обливание, что тоже допустимо) знаменует трехдневное пребывание Сына Божьего в чреве земли: « Неужели вы не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? » ( Рим. 6: 3 ) . Иоанн Креститель, по большей части, пишется справа от Мессии (слева, с точки зрения богомольца) . Несмотря на то, что фигура пророка располагается выше Христа, его поза, направление взора, жесты и мимика указывают на высочайшее смирение, на признание второстепенности своей роли: « Идущий за мною сильнее меня, я не достоин понести обувь Его » ( Мф. 3: 11 ) . По свидетельству Христа, Иоанн Креститель есть больший из рожденных женами; тем не менее, меньший в Царстве Небесном больше него. Христос же, как Сын Божий, больше, чем Небо и Небеса Небес, Он — Творец и Владыка вселенной.

Десница Иоанна находится над головой Иисуса Христа. Та осторожность, с которой он возлагает её на Мессию, свидетельствует о его высочайшем благоговении перед Крещающимся: Христос — жених, а Креститель — всего лишь друг Жениха. Левая рука Иоанна обычно пишется или развернутой ладонью к Небу — в знак его внимания Богу, молитвы, либо держащей свиток или Крест. Свиток — символ пророческой проповеди, напоминающий, что главной задачей Крестителя, как раба Божьего, была проповедь о покаянии и свидетельство: « Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез Него » ( Ин. 1: 7 ) . Крест в руке Иоанна соотносится с одним из главных предметов его свидетельства о Христе: « Вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира » ( Ин. 1: 29 ) . В этих словах просматривается указание на Искупительную Жертву Христа: « Не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас » ( 1Пет. 1: 18-19 ) . Кроме того, данным свидетельством очерчивается прообразовательная связь между ветхозаветным пасхальным жертвенным агнцем и Новозаветным Агнцем — Сыном Марии, Иисусом Христом. (В общих чертах эта связь обнаруживается в следующем. Как ветхозаветный пасхальный агнец был чист и непорочен, так и Мессия был нравственно чист, чужд изъяна греха, Совершенный Бог и Человек. Как кровь пасхального жертвенного агнца избавила сынов Израиля от поражения ангелом губителем, так и драгоценною Кровью Христа мы спасены. Как сыны Израиля, потребив в пищу плоть пасхального агнца, при содействии благодати избавились от плена, так и сыны Матери-Церкви, питаясь духовно Телом и Кровью Новозаветного Агнца, в Таинстве Евхаристии, освобождаются от уз и оков греховного плена. Как поедание общим Собранием ветхозаветного агнца объединяло еврейский народ, так и совместное потребление христианами Плоти и Крови Мессии объединяет их в единое тело, единый организм: « Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба ») 1Кор. 10: 17 (. Как потребление ветхозаветного агнца сопровождалось поеданием горьких трав, так и последователи Христовы на пути к Небу испытывают горечь скорбей) .

На некоторых изображениях Крещения Господня возле Его Предтечи отмечены: дерево и секира (топор) . Этот предостерегающий символ обязан возникновением проповеди Иоанна Крестителя о грядущем суде: « Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь » ( Лк. 3: 9 ) . Обозначаемый в верхней части композиции сегмент Небесной сферы с лучами знаменует разверзшиеся над Христом Небеса. Этим художественным решением высвечивается идея о Царственном достоинстве Христа.

Кроме того, символ расторгнутых Небес напоминает, что Рай, закрытый для человека грехопадением Адама, вновь открывается Христом. Причем, на сегодняшний день ожидающий праведников Рай представляет собой не тот чувственный сад, из которого были изгнаны первые люди, а сверхчувственное, неописуемое Небесное Царство. Это Царство настолько превосходит земной Рай, насколько и само Небо выше земли. На некоторых иконографических памятниках сия догматическая идея подчеркивается изображением в Небесном пространстве ангельских воинств, ангельских хоров. Крещение человека является обязательным условием для приобщения к этому Царству: « если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия... если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие » ( Ин. 3: 3, 5 ) . Знаком того, что глас Божий, раздавшийся с Небес и услышанный Иоанном, когда « Иисус, крестившись, молился » ( Лк. 3: 21 ) , был предназначен не исключительно для него, но для всех людей, служит преобладание света на всём пространстве вокруг Крестителя и Христа (свет, как и лучи, символизирует Божественное действие) . Действие света подчёркивается сиянием горных лещадок, бликами на одеждах и ликах участников сцены.

Если учитывать, что Иордан в той визуальной форме, в какой он воспроизводится на иконах Крещения Господня, является символом погребальной пещеры, а тьма водной поверхности — символом адовой тьмы, то становится очевидным, что посредством этого образа зритель (богомолец) располагается к пониманию, что и ад открывается Христом.

На некоторых иконах Крещения эта мысль фиксируется посредством изображения под стопами стоящего в воде Искупителя подножия, абрис которого повторяет контуры попранных адовых врат (на иконах: «Воскресение. Сошествие во ад») . И это справедливо. До Христа никто из людей не мог утвердительно ответить на вопрос « Отворялись ли для тебя врата смерти? » ( Иов. 38: 17 ) в том значении, что в его силах было избежать ада по смерти или, войдя туда, выйти.

Согласно сюжету икон данного типа, Иоанн Креститель, склонившись над рекой, как бы склоняется и над бездной, пророчески прозревая её. Ведь ему предстояло стать Предтечей Христа и в аду.

Кроме прочего разверзшаяся Небесная сфера указывает на разверзшиеся недра Отца, из сущности Которого предвечно рожден Сын Божий, и от Которого исходит Святой Дух. Присутствие Святого Духа знаменует голубь. На некоторых иконах присутствие Отца символически обозначается в образе Ветхого Днями.

В историческом плане этим символизируется Богоявление. В более узком догматическом контексте названной символикой знаменуется Божественное происхождение Христа (подчёркнутое, помимо этого, особым крещатым нимбом с надписанием «о Он» — «Сущий») .

Луч, исходя из Небесного круга, как единый, указывает на единство трёх Лиц Пресвятой Троицы по существу, а также на единство Божественной энергии, Божественного действия, всегда проистекающего от Отца через Сына и проявляющегося во Святом Духе. Разделением Небесного луча натрое обнаруживается тройственность Бога в Лицах (Ипостасях) . Можно сказать, что этим символом знаменуется участие всех трех Божеских Лиц в Домостроительстве нашего Спасения.

Расположение ангелов на берегу возводит к мысли о соединении во Христе двух миров: земного и небесного; о содействии ангелов Божьих Спасителю во время Его земного служения ( Мк. 1: 13 ) , ( Лк. 22: 43 ) . Покрытые руки ангелов и смиренно склоненные головы — знак благоговения перед Спасителем как перед Владыкой.

В случае восприятия Крещения Господня как образца для совершения Таинства членами Церкви, в изображении ангелов читается указание на то, что и каждому, принимающему Крещение, уделяется в помощь от Бога ангел-хранитель.

Иногда ангелы бывают расположены на иконах таким образом, что формируют собой как бы ступени таинственной лестницы, возводящей на Небо — символ того, что и наше спасение осуществляется не без помощи ангелов.

Как уже было отмечено выше, две небольшие фигуры, расположенные в толще воды, возле ног Иисуса Христа, символизирующие море и реку, напоминают о ветхозаветном пророчестве: « Море увидело и побежало; Иордан обратился назад » ( Пс. 113: 3 ) . На некоторых иконах голова мужа, олицетворяющего Иордан, бывает представлена неестественно развёрнутой за спину: « Иордан обратился назад » ( Пс. 113: 3 ) . Другая фигура может изображаться сидящей на стремительной рыбе: « Море... побежало » ( Пс. 113: 3 ) . В рамках смежного толкования, символы реки и моря указывают на власть Христа над стихиями, в частности — над водными ( Мк. 4: 37-39 ) . Бывает, что невдалеке от этих фигур воспроизводится одна или множество змей. Здесь можно увидеть связь с содержанием библейского стиха: « Ты расторг силою Твоею море, Ты сокрушил головы змиев в воде » ( Пс. 73: 13 ) . Кроме того, в данной моделлировке усматривается параллель с содержанием фрагмента из Книги Иова: « Вот бегемот ( Ц-Сл. — зверь, греч. Θηρία ) , которого Я создал, как и тебя... Это верх путей Божиих, только Сотворивший его может приблизиться к нему... вот, он пьет из реки не торопится; остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его. Возьмет ли кто его в глазах его и проколет ли ему нос багром? Можешь ли ты удою вытащить левиафана ( Ц-Сл. — змея, греч — δράκοντα ) и веревкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его? » ( Иов. 40: 10, 14, 18-21 ) .

Названный пассаж располагает интерпретировать сцену со змеями, как указание на победу Христа над падшими духами.

Рыбы у ног Богочеловека обнаруживают подчинение Господу мира живой природы (в том числе — рыб; вспомним о чудесной ловле рыбы, осуществленной апостолами по слову Христа) .

Между тем, приняв в соображение, что во время всемирного потопа на рыб не распространялось проклятие, связанное с губительным действием воды (ведь рыбам свойственно жить в водной среде) , понимаем, что через эту аллегорию спасительные воды Святого Крещения противопоставляются губительным водам потопа, через что в очередной раз нам напоминается о величайшей Божественной милости и любви. Так, если во время наведения потопа грешники были истреблены, то с Пришествием Сына Божьего — не только не были истреблены, но и были искуплены.

Наконец, рыбы возле Мессии могут знаменовать и Его верных последователей, близость их ко Христу. На некоторых иконах сцена Крещения включает людей, плавающих вместе с рыбами. При этом обводы их тел и конечностей ритмично сочетаются с обводами представленных рядом рыб.

Такое сопоставление возможно потому, что в древности изображение рыбы использовалось и как Евхаристический символ, и вообще как символ Христа. Кроме того, апостолы (некоторые из которых были причастны к рыбацкому промыслу) именовались ловцами (людей) . Опять же, и Царство Небесное уподобляется в Евангелии неводу: « Еще подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон » ( Мф. 13: 47-48 ) . Иногда Иордан изображается, как река, образованная из двух соединенных потоков. Визуально это выглядит так, будто она раздваивается в верхней части композиции. На других вариантах Иордан бывает представлен изгибающимся кверху в мощную, крутую дугу. Первый способ изображения Иордана связан с древним преданием о происхождении этой реки в результате слияния потоков: Иор и Дан. Второй вариант оттеняет идею о том крутом повороте в жизни вселенной, который был совершён Иисусом Христом. Отметим, что географически истоки Иордана берут начало на склонах горы Ермон.

На отдельных иконах возле фигур, олицетворяющих море и Иордан, обозначается Крест: иногда в виде упрощенного знака; а иногда — водруженным на камне или особой колонке.

При ближайшем объяснении оказывается, что этот символ знаменует освящение вод и спасение человека через Крест (Крестные Страдания и смерть Искупителя) .

В то же время допускается и такое толкование: возможно, когда-то аналогичным знаком обозначалось действительное место Крещения Господа. Согласно преданию, географически оно находилось возле Иерихона (со временем в том районе была образована обитель во имя святого Иоанна Крестителя) .

Уместно добавить, что место предполагаемого Крещения Иисуса известно ещё и тем, что во времена Ветхого Завета там был совершен чудесный переход еврейского народа через Иордан (после завершения сорокалетнего странствования по пустыне) . Тогда, в память о событии, со дна реки были взяты двенадцать камней и уложены, в качестве памятника, на берегу. Двенадцать же других камней, взятых с берега, были уложены на дне Иордана. Поскольку тот исторический переход через реку служил прообразом Крещения Господня и Крещения как Церковного таинства, постольку знак Креста на иконах Крещения может интерпретироваться как первообраз того ветхозаветного знака-памятника.

На некоторых иконах наряду с Иоанном Крестителем и Христом изображено множество людей, стоящих или сидящих на некотором отдалении от Них. В контексте буквальной интерпретации это может указывать на действительных свидетелей Крещения Господня, а в более широкой перспективе — напоминать о призвании всех людей ко спасению.

Горы отображают топографические детали местности. При этом, как сие принято в иконографии вообще, они служат символом нравственного, духовного восхождения человека к Творцу. Достаточно часто горы пишутся таким образом, что если мысленно провести по их внутренним склонам прямые, эти линии укажут на Христа. Этим приёмом внимание зрителя (богомольца) обращается на то, что во-первых, главная роль в деле Крещения принадлежала не Иоанну, а Спасителю, и во-вторых, что восхождение человека к Богу и единение с Ним осуществляется именно через Христа, во Христе.

Леонов А. М. Преподаватель Догматического Богословия Санкт-Петербургской Академии Теологии и Искусств. 18 янв 2017 История Олег123 нравится это. Кирилл 12 фев 2017 Так, например, в верхней, купольной части баптистерия православных в Равенне образ Христа представлен в чертах, достаточно близких к современным... В правой руке Предтеча Господень держит тарелку, из которой на Мессию изливаются струи воды (в этом усматривается признак распространившегося к тому времени обычая крестить через обливание) .

Алексей Михайлович, слышал мнение, что тарель в руке св. Иоанна Крестителя - поздняя вставка. Вот, например: Могли бы его прокомментировать?

Мысль о том, что тарелка (тарель) в руках Иоанна Крестителя появилась как плод фантазии одного из реставраторов древней мозаики, не находит всеобщего одобрения.

Не нужно большого труда, чтобы заметить, что правая рука Предтечи Господня развернута, на изображении, внутренней стороной ладони вверх, тогда как традиционно она изображается развёрнутой вниз. И это понятно: Иоанн возлагает её на Крещающегося.

Если представить правую кисть Крестителя без тарелки, становится не ясно, что именно формулирует этот странный жест.

Принять в соображение, что автор тарелки просто взял и вывернул кисть Иоанна на 180 градусов, тоже не получается. Дело в том, что изображение руки Крестителя в целом не подразумевает возможности разворота ладони: направление линий мышечной фактуры, включая мышцы плеча, показывает, что внутренняя сторона ладони должна быть направлена именно вверх. В противном случае мы должны будем признать, что реставратор взял на себя " смелую " инициативу создать совершенно новое изображение десницы. Ради чего? Ради возможности встроить в композицию тарелку? Но что это за реставрационный метод?

Автор (последователь) упоминаемого Вами мнения почему-то уверен: «реставратор» добавил нечто совершенно новое: правая рука Предтечи не лежит на главе Христа, а держит над Ним некую тарель. Так художник передал позднюю католическую практику Крещения через обливание, которая никак не могла существовать в V веке Нажмите, чтобы раскрыть...

Ему можно напомнить, что Крещение через обливание практиковалось уже в I веке, о чём сообщает литературный памятник этой эпохи " Дидахи " : " крестите так... крестите во Имя Отца и Сына и Святого Духа в воде живой ( проточной - А. Л. ) . Если же не имеешь воды живой, в иной воде крести, если же не можешь в холодной - в теплой. Если же не имеешь ни той, ни другой, возлей на голову воду трижды во Имя Отца и Сына и Святого Духа " [1, с. 50].

Для того, чтобы утверждать, как именно выглядело оригинальное изображение рассматриваемой сцены, необходимо иметь достоверное описание или рисунок, чего, как я понимаю, у него нет.

Возможно, мнение о позднейшей вставке тарелки выросло на почве несоответствия этого элемента Евангельскому повествованию, где на наличие тарелки даже не намекается.

Как представляется, гораздо легче согласиться с тем, что данный символ внёс в композицю первоначальный художник, чем с тем, что это " сделала " профессиональная реставрация, в задачу которой, как правило, входит восстановление оригинала, а не внесение в него признаков новых веяний века сего.

12 фев 2017 Посмотрел в Сети, нашёл такой комментарий: " Почему-то о такой переделке нигде в научных изданиях не говорится. Если специалисты рассказывают, пусть подкрепят свои рассказы доказательствами, и укажут, кто еще на белом свете согласен с их версией. Впрочем, купель стоит в храме самая настоящая. И, что характерно, никто в поздние века не покусился ее убрать, хотя это было бы легче замены мозаики. Киприан Карфагенский еще в 3 веке об обливательном крещении писал (послание к Магну) . И в подделке этого свидетельства еще никто никого не уличил. О сем же поглядите в житии свв. муч. Мины, Евграфа и Ермогена. Бритые бороды епископов и священников в мозаиках Равенны, Рима и проч. тоже спишем на поздние переделки? Я ничего не утверждаю, кроме того, что причесывать шевелюру живую истории на какую-нибудь одну сторону, - не особенно благодарное занятие " .

Источник текста


Ссылки на другие источники в источнике:

Слово Патриарха Кирилла в храме Христа Спасителя в Москве | Иконография Крещения Господня |
Иконография Крещения Господня ... после Крещения началось общественное служение Христа, направленное на искупление человека, освобождение его от власти диавола, уз тленности, смертности и греха. Формирование иконографии Крещения Иконография Крещения Господня имеет настолько же древнее происхождение, насколько и христианское искусство вообще. Первоначально это событие воспроизводилось верующими просто и лаконично, без какой-либо притязательности на детальную историческую достоверность. Как правило, Иисус Христос изображался обнаженным, расположенным либо фронтально, либо развернутым в профиль; погруженным в воду по шею, или по пояс, или даже до щиколоток. Возраст изображавшегося Спасителя мог соответствовать возрасту зрелого мужа, но мог — возрасту юноши или ребёнка. Подобные традиции укладывались в понимание Таинства Крещения как нового рождения, начала новой, благодатной жизни в Церкви, во Христе. Такое осмысление связано со свидетельством Христа, озвученным Им во время беседы с Никодимом: « Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия... Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие » ( Ин. 3: 3, 5 ) (. ... Посмотреть другие результаты по теме ...

Постоянная ссылка: Иконография Крещения Господня
Православный справочник "ПОИСКОВ.РФ"