Мои воспоминания - читать, скачать - Андрей Николаевич Муравьёв

  001   002   003   004   005  006   007   008   009   010   011   012   013   014   015   016   017   018   019   020   021
В начало текстаВ конец текста
Посетил я и Новый Иерусалим, на пути из столицы в нашу деревню, и опять утешался сходством чудной сей обители с древним храмом Гроба Господня; но в этот год, не знаю почему, не сделал я описания ни Лавры, ни нашего Иерусалима. Поздно осенью возвратился я в Петербург и дорогою заезжал опять в Юрьевскую обитель. У Архимандрита Фотия застал я Графиню Орлову, и странный разговор, возникший между нами, был причиною, что я начал соблюдать посты среды и пятка. Архимандрит спросил меня, соблюдаю ли их; я отвечал: что «не имею своего стола». – «А как же Графиня, возразил он, постилась даже и в Пруссии, за Королевским столом? » «Не мудрено, сказал я, когда Король и Графиня отдариваются между собою по-царски, Король вазами, а Графиня рысаками», – Желая, по скромности, замять этот разговор, Графиня обратилась ко мне с шуткой и сказала, будто бы уступает мне весь свой конный завод, по моей охоте к лошадям. Я благодарил ее в том же шутливом тоне, и уступал ей обратно весь заводь за одну только верховую лошадь.

Услышав это, Фотий весьма решительно спросил Графиню: «Анна, да разве ты еще не подарила ему лошади? » Смиренная Графиня тотчас приступила ко мне, уже не в шутку, а с настоятельною просьбою, чтобы я принял от нее лошадь. Архимандрит воспользовался сим случаем, чтобы предложить мне соблюсти хотя один лишь постный день по пяткам. Не мог я ему отказать, по совести чувствуя сам, что на сей раз я был как бы подкуплен лошадью, но мне стало совестно поститься только в пяток, ради корысти, и пренебрегать средою; я начал соблюдать и среду. Вот, как от пустой по-видимому шутки произошел добрый навык.

Большое искушенье постигло меня в Петербурге. Перед моим отъездом Ротчев, который столько странствовал в последствии во всех краях света, а тогда еще служил при театре, выпросил у меня одну из моих трагедий, «Битву при Тивериаде. А я польстился не столько славолюбием, сколько желанием видеть на сцене рыцарство, мною любимое с детства, и память Палестины. Между тем успех Путешествия моего по святым местам возбудил общее ожидание; но хотя трагедия обставлена была великолепно на сцене, она рухнулась с первого раза. Меня не было на первом представлении, но я мог убедиться на втором, как мало она производила впечатления, по недостатку ли общего интереса в самой трагедии, или потому, что и самая публика была незнакома с лицами и событиями крестовых времен, в которых заключался главный интерес драматический. Любовались только декорациями, и я сам просил, чтобы перестали играть Тивериаду. Много досталось мне выслушать колких замечаний от людей самых близких; иные только пожимали плечами и говорили об этом, как о великом для меня позоре.

Все это было весьма чувствительно для начинающего писателя, и могло поколебать успех моего Путешествия. Самое духовенство на меня роптало за то, что на сцене был вид Иерусалима, а Митрополит Иона, бывший Экзарх Грузии, говорил, что меня следует подвергнуть епитимии. Помню, когда я поехал провожать до Новгорода брата Николая, отравлявшегося в Египет, чтобы мне укрыться от неприятных толков, то Архимандрит Фотий обличил меня в церкви в том, как неприлично увлекаться самолюбием и разыгрывать на театре трагедии для соблазна народу; он говорил это, не ожидая моего приезда, как бы по духу прозорливости. Такой урок самолюбию послужил мне однако на пользу, потому что навсегда отвлек меня от драматических творений, а если бы имел я первый успех, то верно бы увлекся сим родом сочинений и уклонился от церковного. Добрый Жуковский, услышав за границей о моей неудаче, писал поэту Козлову, чтобы он меня утешил, потому что не сомневается в моих дарованиях, а Пушкин напечатал у себя в журнале Современник лучшие сцены из Тивериады с предисловием, которое я написал, чтобы оправдать мою трагедию пред публикой.

Зима протекла в тех же занятиях, служебных и литературных, и в том же обществе; но вот что было еще следствием моего путешествия в Иерусалим: когда Министр Иностранных дел, подносивший книгу мою Государю, представил меня на новый год к чину, Государь милостиво отозвался, что он имеет для меня место, по духу моей книги. Действительно бывший Министр Духовных дел Князь А. Н Голицын 17, с которым был я знаком чрез Мальцовых, все же меня призвал и, от имени Государя, предложил место за Обер-Прокурорским столом в Святейшем Синоде, так как занимавший сие место Нечаев поступал в должность Обер-Прокурора 18. Я испугался, вместо того, чтобы обрадоваться, потому что вовсе не понимал этой должности, чувствовал только свою неспособность к бюрократии и знал нерасположение ко мне Нечаева, который готовил это место для другого.
  001   002   003   004   005  006   007   008   009   010   011   012   013   014   015   016   017   018   019   020   021
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

часовня дворе странноприимного дом графов шереметевых | храм троицы живоначальной никитниках грузинской божией матери | князья димитрий красный дмитрий шемяка получают владимире весть кончине отца миниатюра лицевого летописного свода 70-е xvi рнб 225 441 | церковь троицы живоначальной при странноприимном доме графов шереметевых | 818 святитель николай епископ жичский |

Источник текста


Постоянная ссылка: Мои воспоминания - читать, скачать - Андрей Николаевич Муравьёв
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера