Источник текста

Киприан, святой, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - профессор Александр Павлович Лопухин


, История канонизации святых в русской церкви, 2-е изд., Москва 1903, стр. 191 сл. 559–560] – митрополит всея России, был болгарин (смотреть у профессора Е. Голубинского и А. И. Яцимирского, а также у архимандрита Амфилохия в «Трудах 3-го Археологического съезда») , хотя в Никоновской Летописи и Степенной книге называется «сербином» и, по словам его племянника Григория Цамблака (известного литовского митрополита) , происходил из города Тернова. Без сомнения, по влечению к монашеской жизни он рано поселился на Афоне и затем был чиновником в клире константинопольском. Его первое появление в России относится к концу 1373 или началу 1374 годов, когда он упоминается (Никоновская Летопись IV, 40) в качестве патриаршего посла для расследования отношений митрополита Алексия к западнорусским церквам по поводу жалоб Ольгерда на забвение его владений митрополитом Московским и на суровость последнего (Acta II, 118) . В течение этого пребывания он сумел понять интересы литовских князей, склонил их на свою сторону и написал от лица их просительную грамоту к патриарху о постановлении его в сан митрополита русского со многими обвинениями на митрополита Алексия, которого уверил в своем полном расположении. Вернувшись обратно, Киприан повел дело так, что был избран ( Acta II, 13–14 и ср. 120 ) и «поставлен Филофеем, патриархом цареградским», в сан митрополита киевского и литовского, с правом на всю Россию по смерти митрополита Алексия. Это был акт неканонический (Acta II, 17) , и сам Киприан после вынужден был затушевывать его туманною фразой: «не вем, како судьбами, ими же весть Бог, и аз смиренный возведен бых на великий престол митрополии русския» ( Степ. кн. I, 40 ) .

Получив, таким образом, в декабре 1375 года (или, – по тогдашнему счету с сентября, – в начале 1376 года) пока только часть последней, Киприан пожелал немедленно же завладеть всею и с этого мыслью 9 июня «выехал в Киев» («Православный Собеседник» 1860 г., II, 95) . Отсюда он хотел проникнуть в Москву, но тут ему «прилучилось мало нечто противное» ( Ст. кн. I, 422 ) : великий князь Димитрий Иоаннович (Донской) не принял Киприана, а его хлопоты в Новгороде и Пскову остались безуспешны. Тогда Киприан решился выжидать в Киеве благоприятных обстоятельств. Смерть святого Алексия († 12 февраля 1378 года) , по-видимому, открывала ему свободную дорогу к достижению митрополии московской; однако великий князь избрал своего кандидата в лице духовника и любимца своего, Спасского архимандрита Михаила, по прозванию Митяя. Несомненно, что известия Никоновской летописи (– и, вероятно, не без влияния Киприана –) об этом лице сильно преувеличены в дурную для него сторону. Тем не менее, если не поведение, то странное и нелегальное положение Михаила в качестве неслыханного доселе наместника митрополита, со всеми правами и привилегиями последнего, вызвало в Москве немало затруднений и замешательств. Киприан счел этот момент удобным для осуществления своих планов и в мае 1378 году двинулся в Москву в уверенности, что найдет себе энергичную поддержку в среде недовольных Митяем и что великий князь должен будет примириться с совершившимся фактом, который теперь получал и каноническое оправдание. Его надежды казались ему тем более основательными, что у него были хорошие связи, например, с такими людьми, как Сергий Радонежский и Феодор Симоновский, которым он и писал с дороги 3-го июня из Любутска (ныне село Любудское в Калужском уезде) , приглашая их повидаться с ним, «где они сами погадают». Но все эти расчеты не оправдались: великий князь изгнал пришельца из Москвы с величайшим срамом, почему Киприан готов был подозревать замыслы о его «убиении или потоплении». В необычайном раздражении по этому случаю он написал 23-го июня новое послание тем же лицам, с изображением своих злоключений, и положил клятву на всех виновных и причастных к ним, поскольку «аще брат мой (Алексий) преставился, аз есмь святитель на его месте, моя есть митрополия» («Православный Собеседник» 1860 г., II, 94) . В этом убеждении он начертывает такую программу дальнейших действий: «а ко Царюгороду еду оборонитися Богом и святым патриархом и великим собором» с целью извлечь некую пользу и из самого позора своего: «мне их бещестие большу честь приложило по всей земли и в Царигороде» ( idid., 102 ) . С одной стороны, ему ничего иного не оставалось, а с другой – необходимо было предотвратить или отразить влияние противников, которые и сами помышляли о поездке в Константинополь. Киприан знал еще, что на Москве у него имеются добрые защитники, в лице, например, тех же Сергия и Феодора, потому что на второе его письмо они ответили «со смирением и повиновением и любовью» к нему ( ibid., 103 ) , не взирая на все скорбные обстоятельства. Посему уже от 18 октября 1378 года он уведомлял их, что «без измены едет ко Царюгороду». Прибыв туда, Киприан потом был ободрен неожиданным и благоприятным для него оборотом дел. Прежде всего, подвергся опале и был свергнут с престола покровитель Митяя патриарх Макарий, который – по смерти святого Алексия – нарочито писал Димитрию Иоанновичу, чтобы Киприана ни в каком случае не принимали (Acta II, 120–121) ; непризванному пока претенденту на митрополию русскую пришлось даже судить неприятного ему патриарха, и это показывает, что его прерогативы в известной мере уважались. Затем и торжественная поездка самого Митяя кончилась совершенно плачевно, ибо он «волею Божию» помер почти в виду Константинополя. Правда, его спутники избрали нового кандидата, Пимена, архимандрита Переяславского Горицкого монастыря, вписали его имя на чистый бланк за великокняжескою печатью и представили патриарху Нилу для утверждения в сане митрополита русского, но тот сначала решительно отказал в этом. Однако свита успела «закупить» влиятельных лиц, затратив громадные суммы, и в июне 1380 года Киприан соборно был лишен даже Киева, с сохранением за ним (и то по снисхождению) малой России и Литвы, а митрополитом русским назначен Пимен (Acta II, 12) . Киприану ожидать больше было нечего, и в конце 1380 года, не простившись ни с кем, он направился в Киев; здесь ему и суждено было скоро получить желанное в награду за свои страдания и усердную ревность. Великий князь отверг Пимена, чрез игумена Феодора Симоновского пригласил к себе Киприана, а Пимена потом в конце 1381 года схватил в Коломне и заточил в Чухлому, через год переведши в Тверь (П. С. Р. Л. I, 233; VIII, 32. 42. Никоновская Летопись IV, 77–78) . Киприан не замедлил, и в праздник Вознесения Господня, 23 мая 1381 года, был встречен и принят Москвою с особою торжественностью. Впрочем, и на этот раз Киприан не долго продержался в столице и ничего особенного не сделал, так как упоминается лишь о поездке его в Новгород. Уже под 7 октября 1382 года мы читаем: «тояж осени не восхоте великий князь Димитрий Иванович московский Киприана митрополита всея Руси и имяше к нему нелюбие» (Никоновская Летопись IV, 139) . В близких к изгнанному памятниках сообщается только, что это случилось вскоре после того, как Киприан, вернувшись в Москву из Новгорода пред самым нашествием хана Тохтамыша (8 августа) и «видя рознство и распрю во граде, отойде во Тверь и тамо избысть» (Никоновская Летопись IV, 137) . Но другой источник ясно передает, что «разгневался на него (Киприана) князь великий Димитрий того ради, яко не сидел в осаде на Москве, но съехал в Тверь, боящеся татарского нахождения» ( II. С. Р. Л. V, 238 ) . Очевидно, великий князь подозревал митрополита в том, что он не верил в силу русских, почему и искал спасения в бегстве, умолив граждан выпустить из города (Никоновская Летопись IV, 133) и покинув его в ту минуту, когда именно святителю нужно было показать пример бодрости и вдохновлять всех. Еще более раздражило Димитрия Иоанновича то, что Киприан уехал под кров ненавистного ему, родственника Ольгердова, Михаила Александровича Тверского, который посылал дары Тохтамышу и получил от него ярлык. Великий князь решился теперь воспользоваться тем, что раньше предлагал ему патриарх Нил в своих многократных и усердных молениях за Пимена (Acta II, 120) : Киприан (осенью 1382 г.) был удален в Киев, а Пимен вызван из заточения и встречен с честью (Acta II, 122. П. С. Р. Л. I, 233; V, 238; VIII, 48. Никоновская Летопись IV, 139– 140) . На прежнем месте Киприан нашел преданного покровителя в киевском князе, сыне Ольгерда, Владимире, который настолько благоволил к избраннику своего отца, что после не пропустил в Москву поставленного в митрополиты Дионисия Суздальского и задержал его в Киеве, где он и умер 15 октября 1385 года. Однако Киприан не мог забыть Москвы и, может быть, уже в 1383 году он снова предпринял «путь трудный» в Константинополь с надеждою «борзо быть у вас (то есть при великокняжеском московском столе) из Царягорода» («Православный Собеседник» 1860 г., II, 104–106) . Но константинопольское пребывание затянулось и хлопоты не увенчались успехом, когда в мае 1387 году по неизвестным в точности причинам император командировал Киприана в юго-западную Россию, при чем с него взято было обязательство священнодействовать только в этих пределах и непременно вернуться на суд пред собором (Acta II, 98. П. С. Р. Л. V, 239; VIII, 50. Никоновская Летопись IV, 151) , что? он и исполнил. Что случилось потом, – неизвестно; но в конце 1387 года или в самом начале 1388 года было соборно определено, чтобы «митрополитом киевским и всея России и был и назывался кир Киприан, который до конца своей жизни да заведывает ею и всеми областями ея» (Acta II, 116–119. П. С. Р. Л. IV, 96; V, 243; VIII, 52. Никоновская Летопись IV, 156–158. 162. 170. 192. Акты ист. I, № 252) . Это решение патриарха Нила подтвердил в феврале 1389 года и его преемник Антоний. Тою порой сошли со сцены и недруги и враги Киприана; 19 мая 1389 года умер Димитрий Иоаннович, а 11 сентября скончался в Халкидоне Пимен (Никоновская Летопись IV, 192) . Все препятствия были устранены, – и (как кажется) 1 октября 1389 года Киприан выехал из Константинополя ( ibid., 171 ) , в феврале 1390 года был в Киеве и на четвертой («средокрестной») неделе Великого Поста торжественно вступил в Москву (ibid., 192–193. П. С. Р. Л. I, 233; V, 244; VIII, 60) . Теперь, через четырнадцать лет усиленных стараний, он получил больше, чем желал некогда, ибо фактически соединил под своею властно разделенные части митрополии русской и до самой своей смерти управлял ими в качестве митрополита Всероссийского, усердно охраняя авторитет патриарха (Acta II, 177. 180. 181. 188. 197. 282. 359) . С этого времени начинается период спокойной деятельности Киприана. К сожалению, именно о данном времени и сохранилось мало известий. Больше таковых осталось касательно епархиального управления. Мы знаем, что еще в конце июня 1390 года он ездил в Тверь к князю Михаилу Александровичу и там «отставил от епископства Евфимия Висленя», назначенного сюда в 1374 году святым Алексием, «по клеветам тяжким зело и неудобоносимым», хотя в начале и сам находил подсудимого не совсем виновным (Никоновская Летопись IV, 195–196. 197. 198) ; по-видимому, все совершились по воли тверского князя, но делу только придана была соборная санкция; Евфимий был отправлен в Чудов монастырь и замещен архидиаконом (протодиаконом) митрополичьим Арсением. Но особенно много хлопот доставлял Киприану Новгород, который решил (в 1385 году, Великим Постом) не обращаться к нему для апелляционного суда (бывавшего чрез три года на четвертый и длившегося один месяц, почему он назывался «месячным») , довольствуясь судом местного архиепископа, как бы независимого от митрополичьей власти, и пренебрежительно отнесся к грамоте патриарха Антония, выхлопотанной митрополитом пред своим отправлением в Россию (Никоновская Летопись IV, 195. 201. П. С. Р. Л. V, 244; VIII, 61) . Этот отказ был весьма чувствителен и в материальном отношении отнимая значительный доход (может быть, до 200 тысяч рублей ассигнациями на наши деньги, по Е. Голубинскому) . Киприан сам поехал к непокорным: они приняли его (11 февраля 1392 года) торжественно и внимательно слушали его поучения, но относительно главного предмета ответили категорическим отказом. Наложив на всех отлучение и запретив духовенству службы, митрополит воротился ни с чем и побудил патриарха (в сентябре 1393 года) адресовать новгородцам обширную грамоту, которую тот подтвердил снова, когда к нему явились потом ходатаи из Новгорода (Никоновская Летопись IV, 200–202. П. С. Р. Л. III, 96; IV, 99; V, 245. Acta II, 181–187. 177–180) . Лишь великому князю Василию Димитриевичу «многою ратью» удалось смирить упрямцев, и они изъявили полное послушание князю и митрополиту (Никоновская Летопись IV, 252–254. П. С. Р. Л. IV, 100; III, 96; V, 246. Ст. кн. I, 521. Собр. госуд. грам. II, № 13) . Между тем из Константинополя пришел посол с упомянутыми грамотами патриарха, и митрополит опять (в Великом Посту 1395 года) приехал в Новгород, где и после значительного сопротивления сначала не добился своего (П. С. Р. Л. III, 97. Никоновская Летопись IV, 257. Ст. кн. I, 522) . Для достижения своих целей он постарался оградить права новгородского святителя над псковичами ( Акт. истор. I, №№ 9. 10 ) , которых, в лице мирян и духовенства, поучал касательно их обязанностей ( ibid. I, №№ 8. 11 ) . Новгородцы были тронуты такою заботливостью об их привилегиях, а Киприан «благословил с любовью сына своего Ивана владыку новгородского архиепископа и весь великий Новгород» и преподал наставления насчет богослужения и церковного управления ( ibid. I, № 11 ) . Хотя вскоре и сам Иоанн удостоился в Москве внимательного приема от митрополита, но мир не был прочным. По крайней мере, в 1401 году Иоанн – вместе с луцким епископом Саввой (см. стлб. 49) – на соборе московском должен был «отписаться от своей епископии» «за некия вещи святительския» и пробыл «в поимании» у Киприана три года и четыре месяца (Никоновская Летопись IV, 300–301. 311. П. С. Р. Л. III, 48. 102. 134) , вероятно, тоже из-за «месячного суда».

Наряду с этим Киприан старался держать свое имя не менее славно и грозно и в других подведомых ему областях, а в частности и в юго-западной России, где он правил чрез своих киевских наместников. В январи 1396 года умер подозрительною смертию киевский князь Скиригайло Ольгердович, и великий князь литовский Витовт получил власть над Киевом. Могли быть неожиданные затруднения, и митрополит немедленно отправился в Смоленск вместе с Василием Димитриевичем. Витовт оказал должное почтение своему тестю и Киприану, который сменил ставленника Пименова Михаила и назначил (2 апреля) епископом смоленским Касиана ( ср. у Карамз. V, прим. 116 ) . Затем Киприан поселился в Киеве, где и провел полтора года (П. С. Р. Л. V, 246. 249; VI, 128; VIII, 61. Никиконовская Летопись IV, 267–268) . Может быть, столь долго задерживали его и распространено латинства в Литве (причем Кпприан, будто бы, мечтал вместе с королем Ягайлом о некоей унии папы с греками) и внутренние деда православных епархий. О последнем можно догадываться потому, что некто (епископ) Иоанн из Луцка потом предлагал Киприану 300 русских гривен и 30 коней за возведете его на митрополию галичскую (чего, кажется, он и достиг после) , а в 1401 году митрополит (конечно, не без причины) заставил епископа луцкого Савву «отписаться» от епископии (см. стлб. 48) .

Не без смущения вернулся Киприан в Москву 7 октября 1397 года, но здесь был утешен известии о новых приобретениях для православной виры в пределах пермских незадолго пред тем (26 апреля 1396 года) скончавшимся в Москве святым Стефаном пермским, просветителем зырян. Впрочем, вскоре Киприану опять пришлось устраивать отношения с новгородцами и сноситься с патриархом насчет Галицкой митрополии, для которой он освятил одного епископа (перемышльского) ; тем не менее, в общем, он мог теперь наслаждаться большим спокойствием и почасту жил в уединении то в подмосковном селении Голенищеве (ныне Троицкое Голенищево в 3-х верстах от Москвы; см. о нем у † протоиерея В. И. Жмакина, Село Троицкое Голенищево близ Москвы, бывшая патриаршая дача, в «Прибавлениях к Церковным Ведомостям» 1905 г. № 5 за 29 января, стр. 195–200) , где построил храм во имя трех святителей ( Ст. кн. I, 556 ) , то во Владимирской области на «святом озере», также украсив это место церковью Преображения Господня (Никоновская Летопись V, 37) . Великий князь оказывал полное почтете митрополиту, (в 1392 или в 1404 годах) особою грамотой утвердил его высокие права и обеспечил с материальной стороны, даровав немалые льготы его вотчинам и установив с церквей определенный митрополичий сбор ( Акты археогр. экспед. I, № 9 ) . Лишь в 1404 году начали приходить тревожные вести из южной России, и Киприан поехал туда в июне или июле. Его наместник архимандрит Тимофей, очевидно, недостаточно охранял митрополичьи интересы, либо крайне корыстно злоупотреблял своим положением, почему удален был вместе с прежними слугами и замещен Феодосием Спасским с новым штатом (Никоновская Летопись IV, 312) . Потом митрополит посетил Луцк и посвятил там епископа во Владимир-Волынский, в Милолюбне или Милолюбе виделся с королем польским Ягайлом и великим князем литовским Витовтом, по настоянию последнего отрешил невинно оклеветанного в сношениях с ордынским ханом Шади-беком Антония Туровского и отослал его на покой в московский Симонов монастырь (Карамз. V, примеч. 232. Никоновская Лететопись IV, 315. Татищ. IV, 419–420) . 1 января 11406 года он был уже в Москве, 26 августа торжественно отпраздновал день избавления от Тамерлана (в 1395 г.) , посвятил симоновского архимандрита Иллариона в Коломну и чрез две недели рукоположил Митрофана во епископа суздальского. Но 1 сентября 1406 года он слег в постель и в ночь на 16 число скончался. Ростовский архиепископ Григорий вместе с двумя помянутыми иерархами совершил его погребете, при чем была прочитана и написанная за четыре дня до смерти прощальная грамота почившего. Тело его с честью было предано земле в Успенском соборе (Никоновская Летопись IV, 312–318; , V, 3–7. Ст. кн. I, 557–562. П. С. Р. Л. III 130; V, 254–256; VI, 130–133; VIII, 70. 77–80) , где почивает и поныне. Историческая память благосклонно отнеслась к Киприану и, ценя лишь одни заслуги, высоко почтила его почти тридцатилетнее служение. Уже митрополит Фотий называл его «свято почившим», а в 1472 году при перестройке собора открыты мощи Киприана, который и был после «канонизован» с установлением нарочитых празднований.

Не менее был почитаем Киприан и за свои литературные труды, которые, впрочем, требуют особого рассмотрения. Неоспоримо, что он был большим любителем книжной мудрости и усердно занимался даже переписыванием полезных книг, но известия о нем по этому предмету (Никоновская Летопись V, 2–3. Ст. кн. I, 558) , кажется, сильно преувеличены. В. Н. Татищев († 1750 г.) даже утверждает ( История России IV, Спб. 1784, стр. 424 ) , что «в наставление душевное (Киприан) преписа соборы бывшие на Руси, много жития святых русских, и степени великих князей русских, (иныя) же в наставление плотское, яко правды и суды и летопись Русскую от начала земли Русския и, многи книги к тому собрав, повелел архимандриту Игнатию Спасскому докончати, яже и соблюдох». Большинство прежних историков принимало это свидетельство с доверием; митрополит Макарий (V, 191–193) уже выразил основательные сомнения, которые оправдываются и детальным разбором сообщения Татищевского (смотреть у профессора Е. Б. Голубинского) . Что касается соборов, то из таковых до Киприана на Руси был лишь один Владимирский (1274 г.) , почему подразумевают еще Константинопольский (1301 г.?) , где епископ Сарайский Феогност предлагал свои недоуменные вопросы; но последний был не на Руси, а затем деяния владимирские, будучи небольшой статьей, не обращались в отдельных списках и помещались при Кормчих. Говорят, что соборно-русские определения Киприана именно и присовокупил к своей Кормчей, привезенной им из Константинополя ( Ст. кн. II, 248 ) . О ней, действительно, упоминается в рассказе о московском пожаре 1547 года, но неясно, так что или совсем не передается о правилах (Никоновская Летопись VII, 56) , или не устанавливается их принадлежность какому-нибудь лицу ( Карамз. VIII, прим. 173 ) . В 1627 г. московский Богоявленский игумен Илия и книжный справщик Григорий в споре с Лаврентием Зизанием прямо заявляли о переводе Киприаном «правильных книг христианского закона, греческого языка правил» (у Тихонравова в «Летописи» IV, 2, стр. 99) , однако слова их подозрительны, ибо славянская Кормчая у нас была давно. Розенкампф (стр. 75) думал считать Киприановским переводом правил список, найденный им в сводной Кормчей («Лаптевской») 1615 год, но еще † о. А. В. Горский устранил это предположение, – тем более, что и сам Киприан ссылается на прежний старый Номоканон, а вскоре после его смерти митрополит Фотий в своей грамоте против Григория Цамблака приводит до 15 правил в изложении сходном с редакциями рязанскою и софийскою, тогда как Кормчая Розенкампфа «различествовала от всех прочих», хотя, находясь в Константинополе, Киприан, конечно, мог написать собственноручно копию Кормчей (рязанского или иосифовского извода, идущего от святого Саввы Сербского) . С именем Киприана до нас дошло только житие святого митрополита Петра. Оно составляет несомненную его собственность, но дальше мы не имеем права с уверенности утверждать, что «к нему могли быть приложены и другие исправленные Киприаном в слоге» (Горский, 354) и считать таковыми те, которые помещены в Степенной книге.

Под «степенями князей русских» должно разуметь, без сомнения, «степенные книги». Что в настоящем своем виде они не Киприановского происхождения, – это неоспоримо.

Пл. Гр. Васенко называет их «Афанасье-Макариевскими», приписывая инициативу в деле составления этого труда митрополиту Макарию, а исполнителем считала Афанасия, ранее протопопа Андрея, бывшего с Иоанном Грозным в казанском походе, в 1562 году принявшего пострижение и с 1564 года занявшего митрополичью кафедру всероссийскую; завершение относится к 1560–1563 годам (смотреть, «Книга степенная царского родословия и её значение в древнерусской исторической письменности» I, Спб. 1904, стр. 199. 211–212 и др.) . Но академик профессор А. И. Соболевский в «Заметках о степенной книге» (по поводу сочинения г. Васенка) в «Сборнике отделения русского языка и словесности Академии Наук», т. LXXXII (1907 г.) скорее склонен усвоять инициативу всего предприятия дарю Иоанну Грозному, а не митрополиту Макарию, и, различая двух творцов книги Степенной, первого усматривает в знаменитом священнике Сильвестре и митрополита Афанасия признает лишь «собирателем» труда; равно он сомневается, что последний составлен в 1560–1563 годах, поскольку это – работа незаконченная. Указывают (Горский, 355; Филар. : Обз. 87 и И. Р. Ц. II, 44, прим. 108) на более краткий список (ркп. Румянц. музея № 415) , говоря, что «тринадцатым степенем и должно было оканчиваться сочинение Киприана», но на самом деле этого нет, ибо там повествуется и о дальнейших поколениях русских князей. Посему всякие догадки о характере и содержании Киприановских «степенных книг» совершенно напрасны. «Правды и суды» обыкновенно относят (Горский, 356) к русско-византийским законам судным и уголовным, принятым в состав Кормчей, но византийские постановления справедливее исключить и понимать слова Татищева в смысле вообще памятников церковно-гражданских. Однако и в этом случае данное известие сомнительно, потому что особой Киприановской Кормчей не было, и в 1402 году торжественно был одобрен древний Номоканон с уставами святых Владимира и Ярослава и другими узаконениями церковно-гражданского характера. В своем послании против Дионисия Суздальского Киприан упоминает о «записывании грамот» ( Акты истории I, № 10, стр. 19 ) , но там речь идет просто о том, что светская власть издает определения, записанные на бумаге. «Летопись от начала земли русской», как труд Киприана, настолько невероятна, что и защитники мнения Татищева говорят лишь о «замышлении» её, ибо упоминание Троицкой летописи ( у Карамз. V, прим. 148 ) о «летописце великом русском» не имеет никакого отношения к этому митрополиту. Гораздо правдоподобнее догадка об участии митрополита Киприана в ведении записей ему современных. Горский (356) находил их в Троицкой летописи, открытой Карамзиным и погибшей во время Московского пожара 1812 года. Она «более всех других сообщает о княжении Василия Дмитриевича» и заключается описанием нашествия Эдигея (1408 г.) . Это весьма возможно, хотя и не для всего объема от Рюрика, но сохранившиеся отрывки не велики и не достаточно характерны. С немалою уверенностью можно предполагать Киприановское влияние и на Никоновскую летопись; впрочем, следы сего могут быть указаны лишь приблизительно.

Прежде всего, этого восемь грамот (Акты истор. I, №№ 7–11. 253. 255. Акты археогр. эксп. I, № 11) и четыре письма, из коих три адресованы преподобному Серию Радонежскому с его племянником и учеником Феодором Симоновским и одно неизвестному по имени игумену («Православный Собеседника 1860 года, II, 84–106) . Во всех их виден пастырь заботливый и образованный, но все же они не чисто литературные произведения, так как или имеют частный интерес и лишь биографически важное значение, или занимаются разрешением различных церковно – обрядовых вопросов, при чем автор обнаруживает хорошее знание церковных законов и искусство в их толковании и применении. Более общими наставлениями отличается «послание игумену Афанасию» ( Акты истор. I, № 253, стр. 474–482 ) , которого принимают за ученика Сергиева, бывшего настоятелем в Высоцком монастыре, основанном в 1374 году серпуховским князем Владимиром Андреевичем. В 1382 году этот Афанасий сопутствовала Киприану в Киев и затем в Константинополь, где и остался в монастыре святого Иоанна Предтечи, занимаясь списыванием книг; как кажется, туда и адресовано это письмо, ибо Афанасий, по видимому, находился далеко от автора. Время его составления нужно относить ближе к 1392 году в виду высказываемой в нем мысли о «последних летах», а мысль эта всего естественнее могла явиться при начале седьмой тысячи лет от сотворения мира; за это говорит и ссылка на «многие попечения», что указывает на недавнее утверждение автора на митрополии. По своему содержанию это послание представляет ответь Афанасию, вопросившему «о некоих потребных вещех», и потому изложено не особенно связно. Хотя недоумения касались преимущественно общих начал христианской жизни и деятельности, но Киприан с большею охотой занимается разъяснением разных церковно-обрядовых постановлений и обычаев, чем он интересовался издавна. Рассуждения его отличаются обстоятельности и трезвостью воззрений, например, касательно благоразумной сдержанности при употреблении епитимий и мудрой осторожности в принятии и пользовании церковными имуществами. Всюду автор руководится апостольскими и соборными определениями без послаблений ради утвердившихся порядков. Так, он прямо запрещает совершение браков монашествующими, хотя примеры этого на Руси бывали не редко, особенно при венчаниях лиц княжеской крови, и хотя сам он иногда уступал сложившейся практике ( Ст. кн. I, 518 ) . В Стоглаве (гл. 64 и 65) разъяснения Киприана насчет прав церкви признаются каноническими и включаются в число соборных постановлений митрополит Петр Могила поместил в своем «Требнике» его правила касательно богослужения, а некоторые из них вошли и в «учительное известие», печатаемое при наших служебниках. – В конце Киприан обращается к назидательным темам и, говоря о важности самоусовершенствования и духовного бдения, сильнейшее побуждение к тому находит в близости кончины мира; несомненным признаком последнего служит для него необыкновенное развитие пороков и – особенно – зависти. Это аргумент новый и оригинальный, но он вел к слишком резкой суровости обличительного направления, что? с крайностью выступает уже у митрополита Фотия. Необходимость любви христианской и учительства не просто словом, но и делом развита далеко не столь подробно. Впрочем, послание написано весьма вразумительно, языком ясным и изобразительным без излишней многоречивости, и тоном искренним.

Сходно с разобранным по замыслу «Послание игуменом, и попом, и диаконом, и ко мнихом и ко всем православным христианином», которое яко бы находится между рукописей Московской синодальной библиотеки и выдается за Киприановское (м. Евгения Словарь I, 323; Шевырева Ист. р. слов. III, 210, прим. 10) ; оно доселе не издано.

Некоторые церковные историки утверждают, что прежде существовало немало поучений Киприана, но нам известно лишь, что в бытность свою в Новгороде он «нача учити (в Софийском соборе) люди новгородцкия велегласно во всю церковь» ( П. С. Р. Л. IV, 99 ) . В Никоновском списке приводятся (IV, 200–201) две речи, сказанные митрополитом в Новгороде и, – по сходству с изложением новгородских летописей о тогдашних событиях, – их можно признать довольно точным (хотя бы и фрагментарным) воспроизведением импровизаций Киприана. Они немного говорят в пользу его пастырской учительности: в них слышится голос раздражения, стремление подвести непокорных под клятву закона, а не дух любви и кротости, допускающий суровые меры только в исключительных случаях; притом же и новгородцы были не совсем неправы (митрополит Макарий V, 89) .

Гораздо выше по своим достоинствам прощальная грамота Киприана (Ст. кн. 1, 559–562; Никоновская Летопись V, 3–7, и др.) , которую летописцы называют творением «чудным, незнаемым и страннолепным»; поэтому «по отшествии сего митрополита и прочии митрополиты рустии, и до ныне преписовающе сию грамоту, повелевают во преставлении своем, во гроб вкладающеся, тако же прочитати во услышание всем», как она была прочитана и при погребении её первого составителя. Указав на свое болезненное состоите, автор свидетельствует в начале «святую богопреданную апостольскую веру и православия истинное благочестие», кратко повторяя здесь содержание «исповеданий», дававшихся при посвящении в епископский сан, а в заключение «всех православных прощает и благословляет, тако же и сам от всех прощения и благословения требуя», согласно распространенному среди русских и вполне естественному обычаю этого рода. По основным своим идеям, это завещание не вполне оригинально, но оно написано хорошо и задушевно и, действительно, является предсмертным наставлением пастыря отца своим духовным детям. А сохраненное Степенною книгой и Никоновским списком «философское дополнение» к этой грамоте, с размышлениями о суетности и скорбности жизни человеческой и с указанием необходимости упования на милосердие Божие, – по-видимому неподлинно: оно нестройно в развитии мыслей и изложено витиевато, темно и по местам запутанно. «Житие святого митрополита Петра» ( Ст. кн. I, 410–424 ) написано Киприаном после 23 мая 1381 года, ибо в нем сообщается о встрече его на Москве великим князем Димитрием Иоанновичем ( Ст. кн. 1, 424 ) ; затем, автор довольно определенно высказывает, что бурный период исканий московской митрополии прошел, и он утвердился на ней прочно, что было лишь в 1390 году; но и теперь он приступил к жизнеописанию не сразу и, кажется, уже после 1397 года, потому что ранее едва ли располагал нужным досугом. И сказание о Киприане, действительно, сообщает, что это произведение составлено им в селе Голенищеве среди других книжных работ. В основе его, несомненно, лежит более древнее повествование о святом Петре, не совсем уверенно усвояемое епископу ростовскому Прохору, хотя о своих источниках автор выражается довольно туманно: «елико от сказателей слышах». Дополнения касаются только волынского происхождения Петра, тогдашнего состояния Волыни и замыслов волынского князя об особой митрополии при отправлении в Царьград святителя, но в замену того опускается важное известие об избрании последним на митрополию архимандрита Феодора и о пастырской деятельности Петра передается короче. В этом большой недостаток рассматриваемого труда: Киприан не позаботился о собрании всего материала, какой ему мог быть доступен. По-видимому, он и не считал этого нужным, так как желал лишь «похвалами украсить» ( Ст. кн. I, 558 ) жизнь святого, для чего часто вдается в излишнюю витиеватость, а сильное стремление «встать под сень» похваляемого чудотворца увлекало его до некоторой тенденциозности в интересах собственной апологетики. Поэтому Киприан – наряду с Пахомием Логофетом – справедливо причисляется (профессором В. О. Ключевским) к «творцам новой (и нездоровой) агиобиографии на русском севере или; по крайней мере, к её первым мастерам», с которыми сходится и по языку, напыщенному и не всегда вразумительному. Однако его изображение более внимательно к исторической и художественной естественности.

В числе самостоятельных трудов Киприана должно назвать и его «молитву разрешити царя и князя и всякого христианина» (у митрополита Макария IV, 370–371) , написанную им в Луцке и впервые прочитанную при гробе луцкого князя Димитрия. Это род «разрешительной грамоты», изложенной в тоне возвышенном и умилительном.

Не меньше, если не больше, значения в истории нашего просвещения имеют «списания» и переводы (Никоновская Летопись V, 2. Ст. кн. 1, 558) Киприана, к чему он с молода чувствовал склонность и в чем обнаружил довольно искусства и пастырской ревности. Эти труды относятся главным образом к церковно-богослужебной области, упорядочение которой всегда занимало его внимание; он ввел у нас (принесенные из Болгарии) новую редакцию (именно редакцию патриарха Филофея † 1376 г.) Служебника (над которою, по-видимому, более или менее потрудился сам) , новые редакции главных богослужебных книг (Евангелия, Апостола, Триоди и другие) с текстами более исправными, чем употреблявшиеся до него и искаженные писцами, а равно ввел и новый богослужебный устав (иерусалимский – Саввы Освященного) . Из послания к псковскому духовенству мы знаем, что митрополит отправлял во Псков списки литургии

Источник текста


Ссылки на другие источники в источнике:

Киший, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - ... | Кирилл Транквиллион-Ставровецкий, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Киприан или Кирин (Квирин), Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кириак или Иуда, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Кириак, св. воин, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кириак митрополит карфагенский при папе Григории VII, Православная Богословская энциклопедия или ... | Кир, св. патриарх константинопольский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Киприан устюжский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киреме?ть, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X ... | Кирилл I-й — митрополит киевский и всея Руси, Православная Богословская энциклопедия или ... | Кириак, мифический папа, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кириафаим, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X ... | Кирилл (Завидов), митрополит ростовский и ярославский, Православная Богословская ... | Кистер, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - ... | Кирилл (Флоринский), Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киттим, киттимская земля, киттимские корабли, Православная Богословская энциклопедия или ... | Кирилл Терлецкий, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кисель А. Г., Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Киприанович Г. Я., Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киприан (Старорусенников), Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кирилл, автор апологов, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кирилл (Богословский-Платонов), Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кир, основатель персидской мировой державы, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кипр, остров, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Киреевский И. В., Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кириллица и Глаголица, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кир, — греческий монофелитский патриарх, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кирилл Иерусалимский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киргизы и их религия, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кирпичников А. И., Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кирилл II, патриарх иерусалимский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кишиневские Епархиальные Ведомости, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кирик и Крика Вопрошание, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киевская Духовная Академия, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Киновия, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - ... | Кириллы святые русские 1—11, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Киркегорд, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X ... | Киприан, святой, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Киево-Печерская лавра, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кириллы, патриархи константинопольские (1—7), Православная Богословская энциклопедия или ... | Кислев, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - ... | Кирилл VI, митрополит всероссийский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кириак, св. мученик италийский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Киевский роспев, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Киприан суздальский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киприан стороженский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киссон, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - ... | Кирилл Скифопольский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кифа, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - ... | Киринея или Кирена, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кирилл II — митрополит киевский и всея Руси, Православная Богословская энциклопедия или ... | Киприан, бывший расколоучитель, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кир, местность, из которой вышли некогда арамеи, Православная Богословская энциклопедия или ... | Кирилл Стефанович, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кирилл Туровский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киренаика, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X ... | Кирион, католикос грузинский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кириаф-Иарим, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Кипр в христианской истории, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кириллова книга, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Кир-Моав, Кирхарес, Кирхарешет, Керак, Харак, Православная Богословская энциклопедия или ... | Киевское знамя, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Кирилл Шумлянский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киприан константинопольский патриарх , Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кипарисов В. Ф., Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Киреев А. А., Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. ... | Кириллы святые восточные 1—5, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кирилл III, митрополит киевский и вся Руси, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кирилл (Василий Николаевич) Наумов, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Киприан Фасций Цецилий, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кирион — епископ, историк, духовный писатель, Православная Богословская энциклопедия или ... | Кипрская Латинская церковь, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... | Кишиневская епархия, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Кирилл Александрийский, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Китай, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - ... | Святой Кирилл философ, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический ... | Киев, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - ... | Кипрская православная церковь, Православная Богословская энциклопедия или Богословский ... |
Православная библиотека Святых отцов и церковных ... ... собора, «ко исцелению душ и уврачеванию страстей». Все Апостольские правила находятся в нынешних...) Св. Апостол и Евангелист Иоанн, его Евангелие и послания, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том VI – профессор Александр Павлович Лопухин... церковным управлением и церковного дисциплиной, с праздничными временами и постами, с литургией, если и не писанной, то, однако... , погружающийся в созерцание божественных тайн. Оно наполняете нашу душу священным восторгом любви и удивления к великой тайне боговоплощения. ... Каноны св. апостолов, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том Iпрофессор Александр Павлович Лопухин... ; ему вверены людие Господни, и он воздает ответ о душах их. Пресвитеры и диаконы без воли епископа ничего да не... в осуждение римских обычаев, наир., обязательного безбрачия духовенства (13) , поста в субботние дни св. Четыредесятницы (пр. 55) . Трулльский собор... Непостижимое, Часть 3 Непостижимое Часть третья. АБСОЛЮТНО НЕПОСТИЖИМОЕ: «СВЯТЫНЯ» ИЛИ «БОЖЕСТВО»? ???????? ??? ???? ?????? ? ????? ???????? µ???. Дионисий Ареопагит Der Abgrund meines Geistes ... Посмотреть другие результаты по теме ...

Постоянная ссылка: Киприан, святой, Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том X - профессор Александр Павлович Лопухин
Православный справочник "ПОИСКОВ.РФ"