> Дело дня: Помогите ребёнку <

«Только служить Богу. Больше ничего не просил» Православие.Ru

 001   002   003   004   005   006   007   008   009   010   011   012
В начало текстаВ конец текста
Встретиться с отцом Валерианом и другими героями книги, среди которых протоиереи Георгий Бреев, Сергий Правдолюбов, Владимир Тимаков и Иоанн Каледа, а также профессор МГИМО А. Б. Зубов, можно в этот четверг, 30 января, в культурном центре «Покровские ворота».

Протоиерей Валериан Кречетов — Отец Валериан, расскажите, пожалуйста, о своей семье. — Мама моего отца, моя бабушка Мария Арсеньевна Морозова, происходила из старообрядческого купеческого рода Морозовых.

А мама, Любовь Владимировна, была родом из Коломны. Ее отец Владимир Васильевич Коробов — инженер. А мамин дед по матери — Илья Николаевич Серебряков был молочным братом И. С. Тургенева, и потом управляющий его имения.

Моя мама до девяноста лет прожила. Она была физически очень сильным человеком, в детстве занималась спортом — фигурным катанием, акробатикой, гимнастикой. Гроза улицы была, трепетали ее все. А в пятнадцать лет она решительно повернулась и стала ходить в церковь и петь на клиросе. И вот с пятнадцати до девяноста лет — семьдесят пять лет — пела она в церкви. В 1947 еще году, то есть в сорок четыре года, она с нами на коньках каталась на реке. Мы ей только помогали коньки к валенкам прикручивать.

Папа тоже был спортивный, развитый физически — занял как-то первое место в московских соревнованиях по академической гребле. Он был загребным в восьмерке, задавал темп. Он и боксом немножечко занимался, был знаком с Константином Градополовым [1] — известнейшим боксером двадцатых годов. Так что родители оба спортивные были люди. — А как ваш папа к вере пришел? — Это было мгновенное действие благодати Божией… Родители — протоиерей Михаил и Любовь Владимировна Кречетовы. 1962 г.

Мой отец родился в 1900 году, то есть его молодость как раз пришлась на послереволюционные годы, и под влиянием новых веяний он отдалился от Церкви. И вот как-то, это было, наверное, в 1922 году, мама, моя бабушка, попросила его Великим постом пойти в церковь причаститься. Сказала: «Миш, я тебе в ноги поклонюсь, только сходи причастись постом». «Ну что ты, мама, я и так схожу», — ответил он и пошел на Арбат в храм Святителя Николая в Плотниках к отцу Владимиру Воробьеву [2] (деду нынешнего ректора ПСТГУ прот. Владимира Воробьева) . Маму очень уважали в семье, потому он и пошел. Пришел на исповедь. А мыслей о покаянии у него никаких не было: стоял рассматривал девушек в храме. Подошла его очередь исповедоваться, священник спрашивает: «Ну что скажете, молодой человек? » Папа отвечает: «Мне нечего сказать, я не знаю, что сказать». — «А что же вы пришли? » — «Меня мама попросила». Тогда священник помолчал немного и ответил: «Это очень хорошо, что вы маму послушали», — накрыл его епитрахилью и начал читать разрешительную молитву. И вот он рассказывал, что и сам не понял, что с ним произошло: зарыдал, благодать почувствовал, слезы полились, как из крана вода течет, и, когда шел обратно, мир для него враз стал совершенно иным. Так благодать Божия мгновенно подействовала. Наверное, и мать за него молилась.

С этого времени отец стал ходить в церковь. В этом храме он познакомился со своей будущей женой, моей мамой. Она не только пела в хоре, но потом и управляла хором, хотя не училась этому специально.

И они стали общаться. А он же мастер спорта, чемпион Москвы по академической гребле. И мама, которая была острая на язык, как-то ему говорит: «А вы плавать-то хоть умеете? » Мастер водного спорта — и не умеет плавать! Он думает: «Ух какая девица! Никогда на такой не женюсь! » Но оказалось, лучше-то ведь ее нет!

При этом я не помню, чтобы мама про кого-нибудь сказала плохо, кого-нибудь осудила. Папа любил приговаривать: «По имени твоему тако и житие твое». А саму ее звали Любовь.

СЛОН — Соловецкий лагерь особого назначения — Батюшка, ваш папа был репрессирован, расскажите об этом подробнее. — Да, с 1927 по 1931 год он находился на Соловках, где был лагерь — СЛОН [3], и в Кеми. Город Кемь расположен на полуострове, который вдается в Белое море, там тоже была зона.

Папа рассказывал: «Я увидел тот мир. Он был более реальный, чем наш» Когда он был в лагере, ему в видении, как он нам рассказывал, открылся тот, иной мир. Папа начинал рассказ так: «Был закат, я смотрел на море… И вот небо открылось и закрылось. Я увидел тот мир.

 001   002   003   004   005   006   007   008   009   010   011   012
В начало текстаВ конец текста

  • Вам может быть интересно:

    свт кирилл иерусалимский роспись алтаря придела прп алексия человека божия храме христа спасителя москве рубеж xxi мастер добрынин | объяснительный словарь малопонятных церковнославянских слов встречающихся евангелии часослове псалтири | храм апостолов петра павла лефортове крестильным храмом архангела михаила | дедушка grand-père | церковь михаила архангела коробово |

    Предыдущий текст

    Источник текста


    Постоянная ссылка: Только служить Богу. Больше ничего не просил» Православие.Ru
    ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера