Поэтика ранневизантийской литературы, Часть 1 - читать, скачать - ...

  038   039   040   041   042   043   044   045   046   047  048   049   050   051   052   053   054   055   056   057   058
В начало текстаВ конец текста
Только один вполне уникальный «образ» Божественного «первообраза» мыслится абсолютно «истинным», то есть по своей природе и сущности тождественным собственному значению и постольку не включающим в себя ни малейшей тени «иносказания»: это «живой и по естеству своему истинный образ незримого Бога - Сын Божий» 355. Соответственно единственный абсолютно «истинный» образ Небесного Царства Бога - это эсхатологическое царство Христа на земле (по Апокалипсису, на «новой» земле и под «новым» небом 356) . Лишь Христос - безусловно легитимный владыка, и не только небесный, но и земной владыка: «дана Мне всякая власть ( εξουσία - «полномочия» ) на небе и на земле» 357. Любая иная власть рядом с этой безусловностью условна, как условен условный знак. Император может властвовать лишь как «временно исполняющий обязанности» Христа, как его заместитель и наместник, так сказать, вице-Христос. (Вспомним, что титул верховного главы священной державы ислама - «халиф» - имеет то же самое значение «заместитель», «наместник»: тот, кто замещает отсутствующего среди людей Мухаммада.) По праздничным дням византийский государь имел право восседать только на левом, пурпурном сиденье трона, между тем как более почетное право и золотое сиденье было многозначительно оставлено пустым - для Христа. Это очень важно: «священный» трон императора мыслился священным, собственно говоря, лишь как знак принципиально пустого «престола уготованного», на который в конце времен воссядет единственный правомочный владыка - Христос (ср. иконографию так называемой «Этимасии» 358) . Взгляды раннего Средневековья на природу государства и власти парадоксальны и могут быть до конца поняты лишь в контексте парадокса христианской эсхатологии, раздваивающей мессианский финал истории на «первое» и «второе» пришествия Христа. Уже через первое пришествие человеческая история мыслится преодоленной («Я победил мир» 359) , снятой и разомкнутой на «эсхатон», принципиально вступившей в «последние времена» 360 - однако лишь «невидимо», вне всякой наглядной очевидности; в эмпирии история продолжает длиться, хотя под знаком конца и в ожидании конца. «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. Се, гряду скоро! » 361 Вдумаемся в слова: παράγει τό σχήμα του κόσμου τούτου, " praeterit figura huius mundi», «преходит образ мира сего " 362. Именно преходящий, выведенный из тождества себе мир людей осознается как «схима» и «схема», как иносказательная «фигура», как образ, отличный от «первообраза», - как аллегория. Промежуток внутренне противоречивого уже-но-еще-не 363 между тайным преодолением мира и явным концом мира, образовавшийся зазор между «невидимый» и «видимым» 364, между смыслом и фактом - вот идейная предпосылка для репрезентативно-символического представительства христианского автократора как государя «последних времен». Вспомним, что уже Тертуллиан, ненавидевший языческую Римскую империю, все же верил, что конец Рима будет концом мира и освободит место для столкновения потусторонних сил 365. Тем охотнее усматривали в существовании Римской империи заградительную стену против Антихриста и некое эсхатологическое «знамение», когда империя эта стала христианской. «Царство римлян имеет долю в достоинстве царствия Владыки Христа, превосходя прочие и, насколько возможно в жизни сей, пребывая непобедимым до скончания века. «Вовек, - сказано, - не разрушится» 366. По отношению к Владыке Христу «вовек» означает бесконечность, как Гавриил сказал Деве: «И будет царствовать над домом Иакова вовеки и Царству его не будет конца» 367; по отношению же к царству римлян, восставленному одновременно с Христом, - что оно не погибнет до скончания века» 368. Римская империя относится к царству Христову, как время относится к вечности; а время, как известно, есть «образ» вечности, ее подвижная «икона» (εϊκών) 369. Христианский монарх был обязан ощущать себя χριστομιμητής - «мимом», представителем, исполнителем роли Христа; отсюда контрасты самопревозношения и самоуничижения в его способе являться перед людьми 370. Эстетика эмблемы - необходимое соединительное звено между философским умозрением и политической реальностью эпохи. Имперская идеология и христианская идеология были сцеплены этим звеном в единую систему обязательного мировоззрения; а между тем дело шло как-никак о двух различных идеологиях с различным генезисом и различным содержанием, вовсе не утерявших своего различия даже на византийском Востоке, не говоря уже о латинском Западе 371. Они не могли «притереться» друг к другу без серьезных и продолжительных трений. Официозное арианство в IV веке, официозное монофелитство в VII веке, официозное иконоборчество в VIII-IX веках - это ряд последовательных попыток преодолеть идею Церкви во имя идеи империи; современная каждому из зтих явлений оппозиция Афанасия Александрийского, Максима Исповедника, Феодора Студита - ряд столь же последовательных попыток подчинить идею империи идее Церкви 372. Император Запада вел спор с Папой за право быть единственный «наместником» власти Христа - и в конце концов проиграл этот спор. Даже император Востока вел спор с иконой за право быть единственный «образом» присутствия Христа - и тоже проиграл спор. Тяжба шла о праве быть держателем символа.
  038   039   040   041   042   043   044   045   046   047  048   049   050   051   052   053   054   055   056   057   058
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

победа мамлюков над армянами битве при мари 1266 миниатюра рукописи livre des merveilles autres récits voyages textes sur l’orient 1410–1412 paris 2810 | народы гог магог окружили стан святых роспись троицкого собора данилова мон-ря переславле-залесском 1662–1668 | рака частицей мощей даниила московского отцов семи вселенских соборов данилова мон-ря москве фотография кон | крест юстина 565-578 сокровищница собора петра ватикан | эфиоп перевод книг иова пророка даниила рукопись xiv paris bnf ethiop fol 70a дан 1–5 |

Источник текста


Постоянная ссылка: Поэтика ранневизантийской литературы, Часть 1 - читать, скачать - профессор Сергей Сергеевич Аверинцев
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера