АРХИЕРЕЙСКОЕ СЛУЖЕНИЕ В СИМБИРСКОЙ (УЛЬЯНОВСКОЙ) ЕПАРХИИ В 1832–1989 ...

  001   002  003   004   005
В начало текстаВ конец текста
В этом документе оговариваются вопросы, которые должны быть рассмотрены собранием, а именно: избрание членов временного епархиального совета в количестве восьми человек (четыре – от духовенства и четыре – от мирян) ; выборы епархиального епископа; составление сметы расходов на содержание временного совета на три месяца; созыв общего епархиального собрания; выборы благочинного в г. Ульяновске, а также возбуждение ходатайства перед ГАО «на разрешение принесения, по обычаю прежних лет, чудотворной иконы Казанской Божией Матери из Жадовской пустыни в г. Ульяновск на время с 23 мая по 11 июля сего года»[13]. Следует отметить, что это не прошение архиерея, а прямое указание к исполнению начальника губернского административного отдела. Однако не стоит обольщаться, это была лишь еще одна попытка на пути к развалу Церкви. Власти прекрасно понимали, насколько народ почитает Жадовскую Казанскую икону Божией Матери. Но теперь в Ульяновске находилось три епархии – патриаршая, обновленческая и григорианская. А если одна из них заявляет свои права на распоряжение такой святыней, то это неминуемо вызовет бурю негодования у остальных. Подобные трюки власти проделывали неоднократно. Они «стравливали» народ, передавая это право то одним, то другим.

Общее собрание представителей духовенства и мирян церквей Ульяновска прошло 15 февраля 1926 года в зимнем помещении Ульяновского кафедрального собора. На повестку дня были вынесены все вышеизложенные вопросы. В ответ на доклад епископа Виссариона о сформировании «Высшего Староцерковного Совета» в Москве собрание постановило: «Так как из доклада преосвященного Виссариона о церковных событиях видно, что преемство церковной власти от митрополита Петра, местоблюстителя Патриаршего престола, достаточно выяснено, то доклад его принять к сведению к дальнейшему руководству в епархиальном строительстве (единогласно) »[14]. Епископ Виссарион сумел убедить собрание в своей каноничности и преемстве церковной власти ВВЦС. Он действительно обладал силой убеждения и умел «притягивать» к себе людей. Но теперь, действуя обманом, он совращал людей в новый раскол, история которого продлится десятилетие.

Следующим вопросом повестки дня стали выборы епархиального архиерея. «Так как преосвященный Виссарион назначен в Ульяновск еще Святейшим Патриархом Тихоном, так как по резолюции местоблюстителя митрополита Петра преосвященный Виссарион благословляется отправиться на епархию, то считать епископа Виссариона каноническим епископом Ульяновским, будучи в полной уверенности, что и все уезды примкнут к этому решению настоящего собрания»[15].

Далее были избраны кандидаты в члены временного епархиального совета; составлена смета на его содержание (400 рублей на первый месяц и по 300 рублей на последующие два) ; избран благочинным для церквей староцерковного течения в Ульяновске протоиерей Ахматов и кандидат к нему – священник Красовский. Своим следующим постановлением собрание поручило епископу Виссариону ходатайствовать перед ГАО о принесении Жадовской Казанской иконы Божией Матери в Ульяновск[16].

В это время приходы в массовом порядке стали примыкать к григорианам, а в скором времени григорианской стала фактически вся епархия. Между тем у патриаршей Церкви в Ульяновске был только один викарный епископ – Алатырский Герман (Коккель) , который, будучи под подпиской о невыезде, не мог полноценно управлять епархией. В конце февраля ему на помощь прибыл епископ Авраамий (Чурилин) , который был определен на Сызранское викариатство.

Тогда же митрополит Сергий (Страгородский) написал письмо местоблюстителю митрополиту Петру, в котором и описал истинное положение дел относительно деятелей ВВЦС. Это письмо, возможно, следовало за митрополитом Петром по этапу в Пермь. Однако уже 4 марта 1926 года им был написан ответ, в котором подтверждались все права митрополита Сергия в церковном управлении. С этого момента ВВЦС терял всякое свое значение[17].

Предчувствуя, очевидно, эти события, епископ Виссарион решает принести покаяние перед митрополитом Сергием. 1 марта 1926 года он направляет ему свое письмо: «Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыко, милостивейший архипастырь и отец.

Настоящим письмом приношу искреннее покаяние в вольных и невольных прегрешениях, кои были допущены мной в связи с образованием ВЦС, а вместе с тем прошу выслушать мою вполне правдивую исповедь.
  001   002  003   004   005
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

казанская жадовская икона божией матери xix богоявления прислониха карсунского р-на ульяновской обл | серафиму самойловичу | церковь сергия радонежского при симбирской гимназии ульяновске | церковь космы дамиана ульяновской областной больнице | церковь всех святых ульяновске |

Источник текста


Постоянная ссылка: АРХИЕРЕЙСКОЕ СЛУЖЕНИЕ В СИМБИРСКОЙ (УЛЬЯНОВСКОЙ) ЕПАРХИИ В 1832–1989 ГОДАХ. ЧАСТЬ 6
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера