Чистый понедельник

 001   002   003   004
В начало текстаВ конец текста
Чистый понедельник Чистый понедельник Иван Шмелев 19. 02. 2018 887 Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят. Серенькая погода, оттепель. Капает за окном ― как плачет. Старый наш плотник ― «филонщик» Горкин, сказал вчера, что масленица уйдет ― заплачет. Вот и заплакала ― кап... кап…кап... Вот она!

Я смотрю на растерзанные бумажные цветочки, назолоченый пряник «масленицы» ― игрушки, принесенной вчера из бань: нет ни медведиков, ни горок, ― пропала радость. И радостное что-то копошится в сердце: новое все теперь, другое. Теперь уж «душа начнется», ― Горкин вчера рассказывал, ― «душу готовить надо». Говеть, поститься, к Светлому Дню готовиться. ― Косого ко мне позвать! ― слышу я крик отца, сердитый.

Отец не уехал по делам: особенный день сегодня, строгий, ― редко кричит отец. Случилось что-нибудь важное. Но ведь он же его простил за пьянство, отпустил ему все грехи: вчера был прощеный день. И Василь-Василич простил всех нас, так и сказал в столовой на коленках ― «всех прощаю! » Почему же кричит отец?

Отворяется дверь, входит Горкин с сияющим медным тазом. А, масленицу выкуривать! В тазу горячий кирпич и мятка, и на них поливают уксусом. Старая моя нянька Домнушка ходит за Горкиным и поливает, в тазу шипит, и подымается кислый пар, ― священный. Я и теперь его слышу, из дали лет. Священный... ― так называет Горкин. Он обходит углы и тихо колышет тазом. И надо мной колышет. ― Вставай, милок, не нежься... ― ласково говорит он мне, всовывая таз под полог. ― Где она у тебя тут, масленица-жирнуха... мы ее выгоним. Пришел Пост ― отгрызу у волка хвост. На постный рынок с тобой поедем, Васильевские певчие петь будут ― «душе моя, душе моя» ― наслушаешься.

Незабвенный, священный запах. Это пахнет Великий Пост. И Горкин совсем особенный, ― тоже священный будто. Он еще до свету сходил в баню, попарился, надел все чистое, ― чистый сегодня понедельник! ― только казакинчик старый: сегодня все самое затрапезное наденут, так «по закону надо». И грех смеяться, и надо намаслить голову, как Горкин. Он теперь ест без масла, а голову надо, по закону, «для молитвы». Сияние от него идет, от седенькой бородки, совсем серебряной, от расчесанной головы. Я знаю, что он святой.

Такие ― угодники бывают. А лицо розовое, как у херувима, от чистоты. Я знаю, что он насушил себе черных сухариков с солью, и весь пост будет с ними пить чай ― «за сахар». ― А почему папаша сердитый... на Василь-Василича так? ― А, грехи... ― со вздохом говорит Горкин. ― Тяжело тоже переламываться, теперь все строго, пост. Ну, и сердются. А ты держись, про душу думай. Такое время, все равно как последние дни пришли... по закону-то!

Читай ― «Господи-Владыко живота моего». Вот и будет весело. И я принимаюсь читать про себя недавно выученную постную молитву. В комнатах тихо и пустынно, пахнет священным запахом. В передней, перед красноватой иконой Распятия, очень старой, от покойной прабабушки, которая ходила по старой вере, зажгли постную, голого стекла, лампадку, и теперь она будет негасимо гореть до Пасхи. Когда зажигает отец, ― по субботам он сам зажигает все лампадки, ― всегда напевает приятно-грустно: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко», и я напеваю за ним, чудесное: И свято-е... Воскресе-ние Твое Сла-а-вим!

Радостное до слез бьется в моей душе и светит, от этих слов. И видится мне, за вереницею дней Поста, ― Святое Воскресенье, в светах. Радостная молитвочка! Она ласковым счетом светит в эти грустные дни Поста. Мне начинает казаться, что теперь прежняя жизнь кончается, и надо готовиться к той жизни, которая будет... где? Где-то, на небесах. Надо очистить душу от всех: грехов, и потому все кругом ― другое. И что-то особенное около нас, невидимое и страшное. Горкин мне рассказал, что теперь ― «такое, как душа расстается с телом». Они стерегут, чтобы ухватить душу, а душа трепещет и плачет ― «увы мне, окаянная я! » Так и в ифимонах теперь читается. ― Потому они чуют, что им конец подходит, Христос воскреснет! Потому и пост даден, чтобы к церкви держаться больше, Светлого Дня дождаться. И не помышлять, понимаешь.
 001   002   003   004
В начало текстаВ конец текста

Просим Вас оказать помощь в прохождении лечения и реабилитации ребенку-инвалиду с детства.


       Девочка родилась в срок, головку не держала, есть сама не могла. Не поползла, не села, не пошла, не говорит. Отставание в развитии колоссальное. Требуется систематическая реабилитация у разных врачей (эпилептолог, ортопед, невролог, дефектолог, логопед, ЛФК и др). Кроме того, необходимы средства на комплексные реабилитации, которые стоят весьма не дёшево.

Целенаправленно помочь ребёнку можно здесь

Вам может быть интересно:

испрошение иродиадой головы иоанна предтечи царя ирода рельеф люнета капелле эбенхарда аббатстве всех святых 2-я пол xii музей аббатства шафхаузене швейцария | васильевского чина | митрополит антоний совершил вечернее богослужение чином прощения кафедральном соборе 26.02.2017 | собор имя преподобных антония феодосия печерских василькове 1756–1758 фотография 2012 | антонином капустиным |

Источник текста


Постоянная ссылка: Чистый понедельник
Поддержи нас
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера