> Дело дня: Помогите ребёнку <

Опыт православного догматического богословия. Том II, Раздел 1 - ...

  001   002   003   004   005   006   007   008   009   010   011  012   013   014   015   016   017   018   019   020
В начало текстаВ конец текста
Между тем как у Григория нисского только предполагается, что существо Божие, при своей простоте, есть полнота совершеннейших свойств и качеств, и что вследствие этого все, приписываемые ему нами, имена и свойства имеют в нем для себя действительное основание, это же самое совершенно ясно высказывает Григорий назианзен, называя Бога, обнимающего в Себе все бытие, как бы некоторым морем сущности безмерным и безграничным) πέλαγος οοαίας (и притом простирающимся за пределы всякого представления о времени и естестве 59. Потому то с его точки зрения, хотя ни одно из имен Божиих) за некоторым исключением только разве όών (, не выражает собой Его существа, ограничиваясь только указанием Его отношений к миру 60, но тем не менее мы можем и должны приписывать Ему как все эти имена, так и другие разные свойства, руководясь только при этом той предосторожностью, чтобы в представление о существе Божием не вносить никакой раздробленности и несогласия. «Потому что в Божестве нет ни разногласия, ни его исчадия – разделения, а напротив в Нем существует такое согласие с Самим Собою и со всем другим, что из всех приписываемых Богу имен не только кроме других, но и прежде других, более всего приличествует Ему это преимущественное наименование) согласие (. Ибо он называется миром) Ефес. 2, 14 (, любовью) 1Иоан. 4, 8. 16 (и другими подобными наименованиями, «чем и нас побуждает приобретать эти названные добродетели, как добродетели по преимуществу Божию» 61. Как эти, так и все другие имена и свойства, по представлению Назианзена, берутся не из самого существа Божия, по своей простоте и необъятности неуловимого для нашей мысли, а из того разнообразного и многого, что находится принадлежащего ему вокруг его) αλλ’ έχ των περί αότον (, тем не менее, каждое из них заключает в себе нечто, действительное или соответственное своему высочайшему предмету, так что взятые вместе обрадуют, хотя темный и слабый, но более или менее целостный и вполне действительный его облик) τής άληί ( εία; ίνδαλμα ) 62. Они по частям или малыми мерами (μυφοΐς μέτροις) захватывают собой образ существа необъятного, но то, что захватывается ими, составляет не мнимое только и призрачное, а действительное наше приобретение 63. Если же Бог, по мысли Григория назианзена, есть полнота всего бытия, всех совершенств и качеств, то спрашивалось, в каком виде существуют в Боге эти свойства? Составляют ли они что-либо особенное и отличное сравнительно с существом Божиим и сами между собой, или же не представляют собой ничего похожего на то различие, в каком они мыслятся в нашем уме? Если такое различие в них есть, то совместимо ли это будет с простотой и бесконечностью существа Божия? Если же его нет, то чем объяснить соответствие с существом Божиим того, что мыслится о нем нами в виде особенных и отдельных свойств и качеств, и имеет ли действительное значение это, допускаемое нами, соответствие? На все эти вопросы вполне удовлетворительные ответы дает бл. Августин. По его представлению в Боге, как простом и бесконечном существе, не могут и не должны быть отделяемы и отличаемы, как это мы делаем по отношению ко всем другим существам, ни субстанция и ее свойства, ни самые свойства во взаимном отношении их между собой. «Когда мы», говорит он, «называем Бога вечным, бессмертными, нетленным, неизменным, живым, мудрым, могущественным, прекрасным, праведным, благим, блаженным и духом, то может показаться, что как будто последним из означенных названий обозначается только субстанция, тогда как прочими остальными обозначаются свойства этой субстанции. Но не так бывает в неизреченной и простой природе. Ибо что ни высказывается о ней по отношению к свойствам, то должно быть мыслимо и по отношению к ее субстанции или сущности. Нельзя поэтому сказать, чтобы Бог назывался духом по отношению к субстанции, а благим по отношению к свойствам, тем жe и другим Он называется по отношению к субстанции 64. Для Бога быть есть тоже, что быть сильным, или быть праведным, или быть мудрым, и что бы ты ни сказал о его простой множественности, или множественной простоте, этим будет обозначена Его субстанции 65. Потому то мы высказываем одно и то же, называем ли Бога вечным, или бессмертным, или нетленным. Так, когда говорим о Боге, что Он существо, обладающее жизнью и разумением, то этим самым высказываем и то, что Он премудр 66. Для Бога быть праведным тоже, что быть благим и блаженным, и быть духом тоже, что быть праведным, и благим, и блаженным... Кто блажен, тот, конечно, и праведен, и благ, и есть дух» 67. Но такого рода отождествление в Боге субстанции и ее свойств, а также самых свойств между собой совершенно не мешало Августину представлять существо Божие полнотой всех возможных высочайших свойств и качеств, мыслимых им в Боге в нераздельном единстве с самой сущностью Его бытия. Потому что, с его точки зрения «для Бога не иное значит быть и не иное быть великим, или быть благим» и т. п.
  001   002   003   004   005   006   007   008   009   010   011  012   013   014   015   016   017   018   019   020
В начало текстаВ конец текста

Источник текста

Вам может быть интересно:

имена названия подобия прилагаемые иисусу христу | григорий нисский | святитель григорий епископ нисский | имена названия духа святаго | имена названия священнослужителей |
Постоянная ссылка: Опыт православного догматического богословия. Том II, Раздел 1 - читать, скачать - епископ Сильвестр (Малеванский)
> Дело дня: Помогите ребёнку <
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера