> Дело дня: Помогите ребёнку <

Творчеством надо служить Богу и Отечеству - ЕлицыМедиа

 001   002   003
В начало текстаВ конец текста
19. 09. 2017 Василий Игоревич Нестеренко — народный художник России, действительный член российской академии художеств. Участвовал в росписи Храма Христа Спасителя, автор больших исторических картин, многих портретов, пейзажей и полотен на библейские сюжеты. В марте этого года в Москве, в Центральном Манеже прошла ретроспективная юбилейная выставка художника, приуроченная к 50-летию и 35-летию его творческой деятельности. Мы встретились с Василием Игоревичем и поговорили о его творчестве, отношении к известности и о том, как живопись способна влиять на сердца и души людей. — Василий Игоревич, Вы — народный художник России, имеете мировое признание, Ваши выставки проходят по всему миру. Чувствуете ли Вы себя знаменитым, и что для Вас значит широкое мировое признание? — Во-первых, это не такое уж широкое признание. Все очень относительно. Миру известны примеры, когда люди имели совершенно фантастическую известность при жизни, но стоило им умереть, как о них тут же забывали. А были другие случаи, когда художника то признавали — то не признавали, например, имя Рембрандта 200 или 250 лет было никому не известно. Брюллова забыли сразу после смерти, даже произносить его имя считалось дурным тоном. Таких примеров можно привести много. Другое дело, что мое творчество — не меня, а мое творчество — довольно многим в России известно, в частности, среди православных людей. Это факт, и это известность не моя, а моих работ. Я вижу, что их репродуцируют, расписывают храмы, используя мои работы — и на Украине, и в России, и в Белоруссии. Я видел целые храмы, расписанные моими работами. — Авторское право должно при этом соблюдаться? Или для Вас это не принципиально? — Конечно, должно, но не соблюдается, это такое дело… Но мы говорим сейчас об известности. В этом есть элемент известности. Но опять уточню — известности не меня, а моих работ. Это более правильно для художника.

В качестве примера могу привести работу «Отстоим Севастополь! ». Она стала одним из символов Севастополя, ее печатают на майках, она очень популярна. Это ли не элемент народного признания?

И хотя и подписывают, что это художник Нестеренко, но со мной не ассоциируют. Вот это и есть мечта художника. Артисту нужная личная слава и известность, а художнику нужно, чтобы знали работы. “Отстоим Севастополь! ”, В. Нестеренко — В одном из своих интервью Вы сказали, что искусством Вы реализуете свою потребность жить. Что Вы имеете в виду? — Искусство для художника — это не просто работа, а способ жизни. У меня так не всегда получается, но часто. Если ты можешь не рисовать — не рисуй. А если ты не можешь не рисовать, то тогда надо заниматься искусством. Это действительно способ выражать свои мысли, чувства, наслаждение, боль, радость — все это в совокупности можно назвать жизнью. — Наверное, так было бы правильно и для каждого человека — найти свое призвание и реализовываться через него? — Самое чистое и возвышенное призвание — служить Богу. Но оно не для всех людей. По крайней мере, не все могут осуществить его — стать священником или монахом.

Причем, если человек безнравственный, то чем он талантливей, тем опасней его творчество — и для окружающих, и, в первую очередь, для него самого. Можно впасть в прелесть, как говорят в Церкви И таких примеров очень много, к сожалению. Что касается меня, то я совершенно четко понимаю, что творчеством надо еще и служить — и Отечеству, и Богу. Этим объясняется, что я периодически расписываю храмы. — У Вас очень широкий диапазон живописи. Что Вам ближе — портреты, пейзажи, евангельские или исторические сюжеты, или у Вас нет приоритетов? — Да, наверное, нет. Мой случай довольно редкий, когда с одинаковой силой увлекают разные вещи. Вот, например, Айвазовский — маринист, величайший из всех живших и, наверное, будущих жить. А вот людей не умел рисовать, в картине «Пушкин в Гурзуфе» он попросил Репина написать Пушкина, потому что у него в самом деле не получалось. То же самое можно сказать, допустим, о пейзажах Репина. Есть у него пейзажи, но Репин не пейзажист. Он рисовальщик, композитор, портретист — что угодно можно сказать, но не пейзажист. Я ни в коем случае себя не сравниваю с ними, но меня увлекают разные вещи.

Мне одновременно и пейзаж доступен, и портреты люблю писать, и исторические картины — как верх сложности в реалистической живописи. И расписывать храмы — эта крайне сложная задача, мне тоже доступно. “Распятие”, В. Нестеренко “Настоятельница Обители Милосердия”, В.

 001   002   003
В начало текстаВ конец текста

Вам может быть интересно:

саввой сербским | келья прп антония путилова скиту иоанна предтечи фотография кон xix архив оптиной пустыни | пантелеимоновский скит александро-свирского монастыря | пресв богородица неизвестный святой фрагмент фрески прп антония великого келья xii музей киккского мон-ря | икона пресвятой богородицы иерусалимская русике |

Источник текста


Постоянная ссылка: Творчеством надо служить Богу и Отечеству - ЕлицыМедиа
ПОИСКОВ.РФДля Вебмастера